Поможем спасти ручку малышке

Четырехлетней Лиле Шипиловой необходима серия сложных операций

Фото: Русфонд

У Лили из подмосковного города Подольска акушерский паралич — в результате родовой травмы повреждено плечевое сплетение. Левая рука не действует. Помочь Лиле может многоэтапное хирургическое лечение, которое готовы провести ярославские хирурги. Но это лечение стоит дорого. Зарплаты Лилиной мамы, которая осталась одна с больной дочкой на руках, едва хватает им на жизнь. Примите участие в совместном благотворительном проекте Русфонда и «Ленты.ру».

Лиля никак не может понять, почему левая ручка у нее короткая и слабенькая. И почему все дети так любят сладкое? Лилина мама Яна работает в небольшом кондитерском магазине в Подольске. Когда дочку не с кем оставить, Яна берет ее с собой в магазин. Раньше маленькая Лиля очень любила ходить к маме на работу, перепробовала почти все конфеты, печенье и пирожные, теперь не может на них смотреть. Она сидит в углу на табуретке и с недоумением разглядывает детей, которые со слезами выпрашивают у родителей шоколадку.

— Вот если бы у меня были две здоровые руки, как у них, я бы никогда не плакала! Я бы весь день играла в куклы и делала им разные прически. А во дворе слепила бы самого большого снеговика!

В детском саду у Лили много подружек. Они вместе рисуют и смотрят мультики, а вот играть в мяч или снежки на улице Лиля уже не может. Левая рука у девочки не работает. И одеться самостоятельно Лиля не в состоянии — ей помогают нянечки или кто-нибудь из детей.

— Ну почему у меня ручка не как у всех? — каждый раз спрашивает девочка.
— Ручка болеет, но мы ее обязательно вылечим, — отвечает мама.

Яне страшно вспоминать роды. Акушерки буквально выдавливали дочку, навалившись всем телом. Яна сразу заметила, что левая ручка у ребенка болтается, словно неживая.

Целую неделю Лиля провела в отделении реанимации. Там девочке поставили диагноз «акушерский паралич слева, травматическое поражение центральной нервной системы, внутричерепное кровоизлияние». Врач пригласила Яну к себе в кабинет и сказала: «Вы еще молодая, можете потом родить другого ребенка. Есть государственные заведения, где позаботятся о вашей дочери».

— Я даже не сразу поняла, о чем она говорит, — вспоминает Яна. — Смысл ее предложения дошел до меня, когда мою дочь положили в отделение патологии, где находились и дети-отказники. У них не было ничего: ни пеленок, ни чепчиков, ни нормальных сосок и бутылочек. Они постоянно кричали в своих боксиках, но нам нельзя было брать их на руки, чтобы не привыкали. Я покупала пеленки на всю палату.

Две недели врачи выхаживали Лилю. Общее состояние удалось нормализовать, но рука так и не заработала.

— Сделать ничего нельзя, рука не восстановится, — сказал при выписке доктор.

Но Яна не сдавалась. По нескольку раз в день она массировала дочке руку, и через неделю пальчики потихоньку стали сгибаться, а кисть — еле заметно шевелиться. Никаких рекомендаций врачи не дали, и Яна сама стала искать информацию в интернете. Нашла детскую больницу в Люберцах, где помогают детям с таким диагнозом.

Уже после первого курса реабилитации Лиля начала чуть-чуть приподнимать руку. С тех пор каждые полгода Лиля с мамой проводили в больнице по месяцу — жили и лечились.

За четыре года девочка научилась поднимать руку до уровня носа и захватывать пальцами крупные предметы. Но левая рука короче правой на полтора сантиметра и до сих пор не разгибается в локте. После последнего курса реабилитации в Люберецкой больнице врачи сказали, что больше ничем помочь не могут. Знакомые посоветовали Яне обратиться в ярославскую клинику, к доктору Михаилу Новикову, который успешно оперирует детей с двигательными нарушениями. В октябре Яна с дочерью были в Ярославле на консультации, и доктор сказал, что Лиле поможет многоэтапное хирургическое лечение.

Перед Новым годом от них ушел папа. Лиля решила, что все дело в ее больной ручке.

— Мамочка, а ты не сдашь меня в детский дом? Ты можешь найти себе другую девочку с двумя здоровыми ручками.
— Я не хочу другую девочку! — сказала Яна. — Я люблю тебя. В новом году мы обязательно вылечим твою ручку. Доктор сказал, что после всех операций ты сможешь все делать сама двумя руками.

Лиля очень надеется, что так и будет.

Травматолог, врач высшей категории Областной детской клинической больницы Михаил Новиков (Ярославль): «У ребенка вследствие родового повреждения левого плечевого сплетения ограничены двигательные возможности левой руки, нарушены отведение и наружная ротация (движения плечевого сустава — прим. «Ленты.ру») левого плеча. Девочке требуется многоэтапное оперативное лечение — перемещение сухожилия широчайшей мышцы спины. Серия операций позволит улучшить двигательные функции левой руки».

Стоимость операций 640 800 рублей.

СБОР ДЕНЕГ УСПЕШНО ЗАВЕРШЕН

Мы благодарим всех, кто перечислил деньги на помощь ребенку. Спасибо, друзья! Вместе мы сделали доброе дело.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 148 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

За 20 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 9,148 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 15 тысячам детей. В 2017 году (на 12 января) собрано 78 141 322 рубля, помощь получили 46 детей. Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, детдомам, школам-интернатам и больницам России.

Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительную информацию о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.