Новости партнеров

«У нас уже три предложения о ремейке от американцев»

Кто снял первый прибыльный российский фильм года

Кадр: фильм «Невеста»

В российском прокате 2017-го уже есть первый отечественный фильм, принесший прибыль, — по меркам нашей индустрии, большая редкость. Речь о мистическом хорроре «Невеста», замешанном на фотографиях мертвецов и странных обрядах, восходящих к XIX веку. Продюсер «Невесты» Дмитрий Литвинов рассказал «Ленте.ру», за счет чего ленте удалось добиться успеха и как устроена экономическая составляющая проекта.

«Лента.ру»: Чем «Невеста» принципиально отличается от остальных образцов жанра хоррор, особенно российских?

Дмитрий Литвинов: У фильма уникальный концепт, доказавший свою жизнеспособность на международных рынках. Кино мы делали быстро и сразу протестировали его на зарубежной публике, проверили, насколько хорошо его принимают там — и поняли, что тема интересная, уникальная, связанная с древними тайными обрядами и традициями, действительно существовавшими. «Невеста» вызвала большой интерес у западной публики — а значит, должна была стать успешной и здесь. Когда показали первые материалы нашим прокатчикам, тоже получили подтверждение, что это достойный, качественный проект. Уникальность в том, что сама тематика картины не шаблонна и не повторяет то, что делалось ранее ни на Западе, ни в России. У нас уже три предложения о ремейке от американцев, которые мы будем сейчас обсуждать в Берлине и Каннах.

Насколько важна для фильма историческая часть сюжета?

Это своеобразное вступление, которое подводит зрителя к основной сюжетной линии. «Невеста» основана на двух элементах — традиции фотографировать покойников и некоторых свадебных обрядах России XIX века. И уже на этом фундаменте мы выстроили современную историю.

На какой поджанр фильмов ужасов — а у хорроров подвидов, пожалуй, больше, чем у любых других жанров — вы ориентировались?

Мы сразу учли, что, например, аудитория слэшеров очень узкая, и не хотели идти на эту территорию. Снимать условное мясо, вызывать физическое отвращение было не интересно. Нас привлекала сама природа страха — довольно универсальная для всех, что подтверждает и реакция на «Невесту» иностранных рынков. Страхи схожи более-менее у всех вне зависимости от языка и национальности. В общем, мы решили снимать мистику — к тому же мой коллега, продюсер Влад Северцев, уже много лет занимается самым популярным мистическим телешоу в стране «Битва экстрасенсов» и прекрасно разбирается в теме. Естественно, это мистический хоррор, история, основанная на саспенсе, — и это расширило аудиторию.

Какие сложности были в том, чтобы правильно донести до потенциальных зрителей формат и жанр проекта? Ведь часто трейлеры обещают одно кино, а в кинотеатре зритель видит нечто совсем другое, не столько хоррор, сколько комедию или мелодраму.

Было несколько вопросов. С одной стороны, когда мы сделали первый тизер, к нам подходили и спрашивали: «А что, это все происходит в XIX веке?» То есть были определенные опасения — все-таки зритель хочет видеть и современных героев. Во втором трейлере мы постарались раскрывать production value с точки зрения спецэффектов и компьютерной графики. На самом деле особенных сложностей не было. Все трейлеры получились — и собрали более 5 миллионов просмотров: порядка 2 миллионов у первого, еще столько же у второго, и был маленький ролик, который мы подклеивали к кинотеатральным релизам, он собрал около миллиона просмотров. Труднее всего было перешагнуть психологический барьер, который заключается в том, что это русское кино. У ролика, выложенного в западный YouTube, положительных отзывов и лайков было больше, чем в российском сегменте. То есть по изображению и по всему остальному «Невеста» выглядит вполне на западном уровне.

Были какие-то ориентиры по сборам среди зарубежных хорроров?

Мы понимали, идя на сотрудничество с «Каро», что этот прокатчик лучше всех работает с ведущими студийными хоррорами. «Проклятие Аннабель», обе серии «Заклятия», «И гаснет свет» — все они показывали довольно хорошие результаты. Мы в своих эстимейтах ориентировались на эти картины. Хотелось бы пробить планку сборов «Пиковой дамы», которую снимал тот же режиссер Святослав Подгаевский, — это порядка 140 миллионов рублей. Рассчитывали сделать новый скачок, шаг вперед — и качественный, и финансовый.

Как делились обязанности между продюсерами?

Влад Северцев был идеологом проекта, занимался всем, что касается производства, и был погружен в работу над картиной буквально день и ночь. Я же отвечал за продюсирование с точки зрения продаж, маркетинга, управление правами. Заур Болотаев выступил креативным продюсером проекта.

Похоже, вы активно взялись за продюсирование: вышедшие в прошлом году «30 свиданий», сейчас «Невеста», в следующем году — исторический эпос «Вещий Олег».

Есть план выйти на определенное количество производимого контента. Интересно поработать в разных жанрах. Для меня кино, учитывая профиль нашей группы «Планета-информ», это в первую очередь бизнес, а не эксперименты или удовлетворение каких-то амбиций. Я рассматриваю кино прежде всего как индустрию с определенной четкой бизнес-моделью. И производство кино для нас необходимый этап, без которого дальше было бы просто невозможно развиваться. Как продюсер, на горизонте планирования в три-четыре года, я планирую выйти на график в два-три небольших проекта в год — и один большой проект масштаба «Вещего Олега» в два-три года.

Какую нишу вы бы хотели в итоге занять в индустрии?

Есть желание развиваться и в области хоррора, и сай-фая, делать истории, связанные с мистикой, это однозначно. Мне интересны и большие костюмированные проекты уровня «Вещего Олега», съемки которого как раз начнутся в феврале — после чего выйдем на защиту в Фонде кино с уже отснятым материалом и готовым тизером. Рассматриваем комедии, но мне это не близко — в этом жанре я себя не вижу, по крайней мере, в том формате, в котором сейчас работает наше кино. В целом, для меня важно выстроить систему, которая в принципе впишется в концепцию «Планеты-информ» — уже сейчас крупнейшей группы в области международной дистрибьюции и очень сильной в сфере дистрибьюции телеконтента. Плюс маркетинг, телепередача «Такое кино», издания «Бюллетень кинопрокатчика» и «Киномания». Кинопроизводство в эту плоскость тоже входит органично.

Большой опыт работы с международными покупателями кино и телевизионного контента должен быть подспорьем.

Так и есть. Еще почему мне не очень хочется заниматься комедиями — они не продаются на международные рынки, юмор плохо переводится с одного языка на другой. Нашей же киноиндустрии необходима свежая кровь, свежие инвестиции — а они могут прийти только из-за рубежа. Поэтому мы предпочтем те жанры, которые пользуются успехом за границей.

Как выстраивать бизнес-модель в условиях постоянно меняющейся системы отношений киноиндустрии и государства?

Выстраивать что-либо стабильное невозможно, если рассматривать государственные субсидии как фундамент для производства кино. А когда смотришь на господдержку как на некую страховку твоей деятельности, то получается куда более перспективная модель. Я бы сказал так: гораздо хуже для продюсеров падение закупочной стоимости контента на телевизионных каналах. Вот это действительно бьет по нам — глобализация телерынка, которая сейчас происходит, отсутствие конкуренции с точки зрения закупок. Это всегда было неотъемлемой частью формирования бюджета фильма. Сейчас просто обрезалось в три раза, что сказывается на качестве кино — мы вынуждены снижать себестоимость производства. С другой стороны, есть надежда на сегмент домашнего видео, на его постепенный рост. Рано или поздно мы все равно придем к американской модели, когда крупные онлайн-кинотеатры станут активными игроками на рынке кино. К слову, наш с Ivi.ru эксперимент совместной работы на «Невесте» — это первый такой опыт, и то, что Ivi.ru, в сущности, выступил сопродюсером фильма, — подспорье и для нас, и для них. Они в данном случае получают преференции не только с точки зрения пиара, но и в аспекте управления правами. Причем мы против сокращения окна между кинотеатральным релизом и появлением фильма в сети — с «Невестой» это будет традиционный месяц, а то и сорок дней. Ну и, повторюсь, самое важное для нас сейчас — это международные рынки: «Невеста» продана на всю Южную Америку, на всю Юго-Восточную Азию, в Германию, мы сейчас закроем и остальные территории. Много где фильм выйдет в полноценный кинотеатральный прокат. Если мы покажем приличные сборы за рубежом, это будет хороший пример для всей нашей индустрии.