Новости партнеров

Увидеть северное сияние и не умереть

Пятимесячного Максима Липчана спасет внутривенное питание

Максим Липчан
Фото: предоставлено «Русфондом»

Пятимесячный Максим перенес четыре тяжелейшие операции. У него удалена часть тонкого и толстого кишечника. В результате обычную пищу организм не усваивает, необходимо внутривенное питание. Для Максима это вопрос жизни и смерти. Но питание стоит очень дорого и бюджетом не оплачивается. Чтобы обеспечить Максима внутривенным питанием, его семье была нужна помощь. 7 февраля читатели «Ленты.ру» собрали 1 478 322 рублей. Друзья! Сбор средств успешно завершен. Оставшиеся деньги пойдут на лечение следующего на очереди ребенка. Всем огромное спасибо, вместе мы сделали хорошее дело. Историю Максима и его семьи вы можете прочесть ниже.

Влада, мама Максима, родилась в Западной Сибири, на полуострове Ямал. Когда она училась в старших классах, в Молдавии заболела ее бабушка. За бабушкой нужен был уход, и Влада с мамой и младшим братом переехали в Молдавию, да там и остались жить, будучи при этом гражданами России.

Родной Ямал навсегда остался в памяти Влады сказочной страной, где небосвод переливается северным сиянием — синими, зелеными, бирюзовыми всполохами.

Владе 18 лет. Внешне ее можно было бы принять за школьницу, если б не взрослый взгляд огромных глаз, то и дело закипающих слезами… Когда Влада была беременна, во время очередного УЗИ врач заметил, что кишечник у ребенка расширен. Будущую маму успокоили: все рассосется, в крайнем случае будет небольшая непроходимость, которую быстро устранят. А через две недели Максимка уже появился на свет в кишиневском Центре матери и ребенка. В первый день ребенок почти не ел, проглотил лишь несколько капель молока, после чего у него начались приступы рвоты с зеленью. Мама тут же забила тревогу, но врачи говорили ей, что малыш так адаптируется к новому питанию.

На следующее утро при осмотре педиатр заметила, что у ребенка живот как камень. Максима в тот же день забрали на операцию. Она длилась около пяти часов. Мальчику удалили почти весь тонкий кишечник. На живот вывели стому. О том, что вырезали и часть толстой кишки, молодой маме даже не сообщили. Прогнозы были самыми печальными: у ребенка почти не было шансов.

В реанимации малыш провел около трех недель. Он таял на глазах.

Питание не усваивалось, мальчика постоянно рвало, он жил на капельницах. Но врачи будто поставили крест на крошечном пациенте: не назначали ни рентгена, ни УЗИ — ничего.

— К нам уже практически не заходили. Иногда заглянут: «Рвало?» — «Да, рвало!» — и дверь закрывалась. Они словно ждали, пока мой сын умрет, — у Влады дрожит голос. — Я поняла, что потеряю ребенка, и начала искать в интернете клинику, где лечат синдром короткой кишки. У меня же российское гражданство, на родине должны помочь! Дозвонилась в московскую Филатовскую больницу и попала на профессора отделения хирургии новорожденных Ольгу Мокрушину. В тот же день мне прислали приглашение на плановую госпитализацию.

И только тогда в кишиневской больнице засуетились. Сделали Максиму рентген и УЗИ и начали отговаривать Владу от поездки в Москву. Препятствовали во всем: не дали выписку из истории болезни, отказались выдать справку для российского посольства, чтобы ускорить оформление свидетельства о рождении и загранпаспорта. Молодую маму пугали полицией: мол, ее действия угрожают жизни ребенка, так как он в тяжелом состоянии и может не перенести перелет. Дошло до того, что в день выписки Максиму отключили капельницу, и малыш несколько часов не получал физраствор.

— В посольстве России мне сделали все документы буквально за 15 минут. Когда в окошко протянули паспорт и свидетельство о рождении Максима, я разревелась. Утром мы полетели в Москву.

В Филатовской Максим сразу попал на операционный стол. Хирургам открылась страшная картина: кишечник в месте анастомоза — соединения толстого и тонкого кишечника — был перекручен, это и стало причиной непроходимости. К тому же образовалось множество спаек. Врачам пришлось выводить две стомы на живот.

— После операции сыночку сразу стало лучше, — говорит Владлена. — Прекратились приступы рвоты. Максимка теперь активный, требует внимания, улыбается, агукает, переворачивается — познает мир.

Через два месяца малышу выполнили плановую реконструкцию кишечника, убрали стомы и поставили катетер постоянного ношения для введения внутривенного питания. За два месяца в Филатовской больнице Максим уже набрал два килограмма.
— Когда сын выздоровеет, я отвезу его на Ямал, чтобы он увидел северное сияние, — мечтает Влада. — А сейчас его жизнь полностью зависит от лечебного питания, которое мы не можем оплатить. Но я верю, что Максиму помогут!

Для спасения Максима Липчана нужно собрать 1 389 150 рублей.

Педиатр Детской городской клинической больницы №13 имени Н.Ф. Филатова Елена Костомарова (Москва): «Максим поступил к нам в состоянии сильного истощения с симптомами кишечной непроходимости. Ребенку была проведена операция по экстренным показаниям, во время которой выяснилось, что у него множественная атрезия (недоразвитие) тонкой кишки. В связи с выраженным спаечным процессом в брюшной полости ребенку была выведена стома. В январе Максиму выполнили вторую реконструктивную операцию на кишечнике. В ближайшие месяцы по жизненным показаниям необходимо внутривенное питание, но со временем мальчик сможет питаться самостоятельно».

Стоимость внутривенного питания на полгода 1 389 150 рублей.

Друзья! Сбор средств успешно завершен. Сегодня читатели «Ленты.ру» собрали 1 478 322 рублей.

Оставшиеся деньги пойдут на лечение следующего на очереди ребенка.
Всем огромное спасибо, вместе мы сделали хорошее дело.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 148 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

За 20 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 9,225 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 18 тысячам детей. В 2017 году (на 2 февраля) собрано 155 362 807 рублей, помощь получили 119 детей. Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, детдомам, школам-интернатам и больницам России.

Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительную информацию о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.