Опасное интернет-проникновение

Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру

Фото: Umit Bektas / Reuters

Гомосексуалисты в мусульманском мире занимают странное положение: все знают, что они есть, и в немалом количестве, но официальные институты власти признают их существование с большой неохотой, по сути загоняя их в подполье. Для ЛГБТ-сообщества остается возможность внутренней эмиграции — в интернет. Наплыв геев и лесбиянок в арабский сегмент мировой сети вызвал всплеск оптимизма среди западных экспертов и политологов, предсказавших великую гомосексуальную революцию в мусульманском мире. Стоит ли ее ожидать, разбиралась «Лента.ру».

«Появление онлайн-форумов для геев — это вызов глубоким культурным и религиозным нормам, ведущий к появлению идей, которые вскоре охватят страны с мусульманским большинством… На Ближнем Востоке и в Северной Африке такие проекты позволят сексуальным меньшинствам заявить о своей идентичности, правах и месте в обществе. Это вызовет негативную реакцию консерваторов. Государства региона ждет социальное цунами, и уже можно выявить признаки исламских культурных войн», — так описывают будущее Ближнего Востока американские аналитики Дэвид Гартенштейн-Росс и Натаниэль Барр в статье «Грядущая исламская культурная война», вышедшей в солидном издании Foreign Affairs. Эксперты предсказывают, что в ближайшее время мусульманское сообщество ждут катаклизмы, вызванные массовой интернетизацией и проникновением в сеть ЛГБТ-активистов.

Хулиганы и дебоширы

Положение гомосексуалистов в мусульманских странах Ближнего Востока и Северной Африки довольно странное: все знают, что они есть, но формально их как бы не существует. Между тем, еще когда в Европе за гомосексуализм можно было отправиться на костер, на Востоке к однополой любви относились толерантно. «В мусульманском мире целые города были объектом шуток из-за склонности их жителей к гомосексуализму, — замечает востоковед и журналист Брайан Уайтэкер. — В качестве примера можно привести сирийский Идлиб и иранский Казвин. В Афганистане есть древняя пословица, что птицы пролетают над Кандагаром на одном крыле, а другим прикрывают место под хвостом — на всякий случай».

Однако за последние полвека ситуация коренным образом изменилась. В то время как на Западе произошел коренной перелом в отношении к ЛГБТ, на Востоке нравы ужесточились. В Иране, Саудовской Аравии, Судане, Мавритании и Йемене за содомию полагается смертная казнь; в Алжире, Кувейте, Ливии, Сирии, Тунисе, Сомали, Омане, Катаре, Марокко, Ливане и Бахрейне — тюремное заключение на срок до десяти лет. Даже в тех странах, где соответствующих законов нет, за гомосексуализм преследуют по другим статьям — в основном геям вменяют нарушение общественного порядка и хулиганство. В 2001 году, к примеру, каирские полицейские разогнали вечеринку в плавучем гей-клубе Queen Boat, арестовав 52 человека, которых обвинили в массовом дебоше.

В результате сложилась парадоксальная ситуация. Официально считается, что ЛГБТ-сообщество в исламских странах крайне незначительно и появилось совсем недавно, когда в невинные души мусульман стали проникать пресловутые западные ценности. Масштабных преследований поэтому нет, для геев и лесбиянок установлены жесткие рамки, внутри которых они могут существовать относительно свободно (если не считать постоянного давления со стороны родственников и знакомых). Но в случае выхода за эти рамки следует быстрая и жестокая расплата — как в недавнем случае с саудовской школой Талаи аль-Нур. Ее сотрудники и ученики в 2015 году, вдохновившись решением Верховного суда США о разрешении однополых браков, раскрасили парапет на крыше школы в цвета радуги. Из-за этого учебное заведение оштрафовали на 26,5 тысячи долларов «за демонстрацию гомосексуальной символики», один из управляющих школой угодил в тюрьму, а парапет торжественно перекрасили в синий.

Единственный путь, позволяющий геям вырваться из этих жестких рамок, — внутренняя эмиграция в интернет. Именно там, как утверждают авторы нашумевшей статьи в Foreign Affairs, они могут начать великую борьбу, которая перевернет культурную и политическую жизнь мусульманских стран.

Призыв к расправе

Главной ударной силой ЛГБТ-сообщества в грядущей культурной войне, по мысли журналистов, должны выступить ресурсы наподобие Ahwaa — форума, созданного бахрейнской правозащитной организацией MidEastYouth. На этих площадках люди нетрадиционной ориентации должны общаться, учиться вместе отстаивать дорогие им отношения и бросать вызов консервативным ценностям.

Сейчас на форуме действуют три версии — арабская, английская и французская — и насчитывается около семи тысяч пользователей. Французская версия сайта дышит на ладан: здесь за все время было заведено всего три темы. Остаются английская и арабская, но их аудитории практически не пересекаются, более того — питают друг к другу не самые теплые чувства.

«Когда я зашел на арабский форум, у меня кровь прилила к лицу, — пишет один из пользователей. — Большинство комментариев чудовищны, никакого сравнения с английским вариантом. Такое впечатление, что это два разных сайта». «Когда люди говорят по-арабски, это звучит совершенно кошмарно, и не только на этом сайте, — вторит ему другой. — Они пишут ужасные вещи ужасными словами, это невозможно читать». Какого-либо единства ЛГБТ-пользователей здесь не существует.

В светлом будущем, обещанном оптимистами из Foreign Affairs, местные геи тоже не особенно уверены. В одном из топиков, автор которого мечтает о сексуальной революции на Ближнем Востоке и войне геев за свои права, большинство комментариев полны сарказма и пессимизма.

«Это не призыв к войне, это призыв к расправе. В войне есть две стороны, которые сравнимы по силе, а мы, гомосексуалисты, бессильны. Ближний Восток, как мы все хорошо знаем, населен преимущественно мусульманами. Нас убьют на месте, и никто не поддержит нас, опасаясь наказания». «С чего это я должен поднимать мятеж из-за своей ориентации? Я — это я, и если кому-то не нравится, пусть идет подальше. Я бы поднял восстание ради бедных, ради мира, ради лучшего образования». «Разве гетеросексуалы поднимают мятеж во имя права быть гетеросексуалами? Почему ЛГБТ-сообщество всегда с наслаждением становится в позицию жертвы и любит превращать себя в эту жертву? Мы те, кто мы есть. Разве гетеросексуалы просят нас согласиться с их существованием? Лучше бы вместо мятежа во имя гомосексуальности сосредоточиться на том, чтобы детей лучше учили в школах — неважно, геи они или нет».

Похоже, идеи культурной революции не близки ближневосточному ЛГБТ-сообществу. С вызовом тоже не складывается: абсолютное большинство пользователей скрывается под псевдонимами, опасаясь даже упоминать страну проживания.

Лесбиянка из Дамаска

Но есть площадки, где геи чувствуют себя вольготно. В первую очередь это блоги. Многочисленные дневники и сообщества появляются и исчезают, возрождаясь уже под другими названиями — The Boy of Beirut, Lebanon Rebel, Middle East Gay и так далее. Большинство блогеров проживают в Бейруте — одной из наиболее терпимых и космополитичных столиц региона, где за гомосексуализм полагается всего год тюрьмы — сущий пустяк по сравнению с лишением головы в Саудовской Аравии.

Блоги в основном ведутся под псевдонимами. С одной стороны, это позволяет сохранить анонимность в условиях недружелюбного окружения, с другой — затрудняет верификацию и приводит к появлению многочисленных фейков.

Одним из самых известных стал блог A Gay Girl In Damascus. Его автор представлялся лесбиянкой из сирийской столицы по имени Амина Абдулла Арраф аль-Омари, дочерью американки и сирийца, сторонницей расширения политических и гражданских свобод. На первом этапе гражданской войны в Сирии Амина активно призывала поддержать противников Башара Асада. Образ сирийской девушки, пишущей на отличном английском и смело затрагивающей табуированные в арабском обществе темы, привлек внимание западных читателей, и Амина обзавелась целой армией поклонников. «Ведение блога для меня — способ справиться со страхом, — писала Амина. — Я верю, что если меня не станет, другие последуют моему примеру и присоединятся к движению за гражданские права».

В мае 2011 года появилась информация о том, что Амина похищена сирийскими спецслужбами. Это вызвало массовое возмущение среди западных читателей, которые требовали ее освобождения. Однако вскоре журналисты, решившие собрать об Амине побольше информации, обнаружили, что все фотографии на ее странице взяты из блога живущей в Лондоне хорватки, которая понятия не имела, что ее лицо стало символом борьбы против тирании. Вскоре выяснилось и имя настоящего автора блога: им оказался живущий в Эдинбурге американец Том Макмастер. По его словам, он создал виртуала Амину еще в середине 2000-х, чтобы участвовать в дискуссиях с арабскими пользователями по ближневосточным вопросам. В борьбу против Асада, как объяснил Макмастер, он вступил потому, что надеялся на политические изменения, которые улучшат права геев.

Палка о двух концах

Далеко не всегда геям удается скрыться от правоохранительных органов и спецслужб в интернете. «Использование интернета — это палка о двух концах, — полагает американский гей-активист и журналист Майкл Луонго, объездивший в качестве гей-туриста почти весь Ближний Восток. — Он открывает массу возможностей для ЛГБТ-активистов, но в то же время облегчает режиму их обнаружение и преследование».

Мало какой из ближневосточных гей-площадок удается продержаться в сети дольше нескольких лет. Правоохранительные органы мусульманских стран со времен «арабской весны» поняли, что через интернет можно координировать протесты, и теперь бдительно следят за тем, что там происходит. Блокировка сайтов, отслеживание деятельности предполагаемых активистов в Facebook, Twitter и персональных блогах, засылка шпионских вирусов, взлом личной почты и аккаунтов в соцсетях — классические методы работы спецслужб и полиции, которые впоследствии под угрозой разглашения личной информации и тюремного заключения склоняют гей-активистов к сотрудничеству.

Наиболее результативно, по словам членов ЛГБТ-сообщества, действуют египетская и иранская полиция. Как правило, стражи порядка создают фальшивые профили на сайтах знакомств и в специальных приложениях для геев, заводят знакомства и назначают место свидания, где влюбленных ждет засада.

Вырос, но не забыл

Но бывают случаи, когда арест полиции — меньшее из зол. Иногда за геями в интернете охотятся фанатики-одиночки, которые не размениваются на полумеры.

В Пакистане сейчас судят 31-летнего Мухаммеда Эджаза — сотрудника одной из клиник города Лахора. Согласно материалам следствия, он при помощи приложений для гомосексуалистов Grindr, Scruff и ManJam, популярных в Пакистане, назначал свидания геям, после чего убивал их. В общей сложности жертвами Эджаза стали три человека, включая отставного высокопоставленного военного. Он приезжал к ним домой, подкладывал в еду снотворное, после чего душил веревкой. Полиции удалось выйти на след убийцы через одно из гей-приложений — его заманили в засаду, назначив свидание.

По словам самого Эджаза, в детстве его изнасиловал педофил-гомосексуалист, и он решил отомстить. «Я пытался убедить всех троих прекратить грязную и распутную жизнь, но они отказались, — пояснил обвиняемый. — Я признаю, что убийства были ошибкой, но я хотел таким образом послать сигнал людям и обществу».

Своей цели Эджаз частично добился: крупнейшие гей-приложения временно прекратили регистрацию пользователей из Пакистана, а представители пакистанского ЛГБТ-сообщества принялись спешно удалять свои профили из соцсетей.

В мусульманских странах гомосексуалисты до сих пор выступают в роли жертв, и никаких предпосылок к изменению ситуации не предвидится. Так что, похоже, обещанных американскими политологами культурных войн придется ждать еще долго.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло