Новости партнеров

«Худший год позади, продажи начнут расти»

Генеральный директор Volvo Car Russia Майкл Мальмстен о перспективах российского рынка

Майкл Мальмстен
Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

О планах компании Volvo локализовать производство машин в России, расширении дилерской сети и других перспективах, которые сулит восстановление отечественного авторынка, «Ленте.ру» рассказал президент и генеральный директор Volvo Car Russia Майкл Мальмстен.

«Лента.ру»: Прошлый год стал для Volvo рекордным по объему продаж в мире. Чем объясняется возросший интерес к марке?

Мальмстен: Да, глобальным ростом мы удовлетворены, чего, однако, не скажешь о продажах конкретно в России. Основная причина увеличения сбыта — это смена владельца, произошедшая несколько лет назад (в 2010 году Volvo была приобретена китайским автоконцерном Geely — прим. «Ленты.ру»). За счет этого мы получили возможность серьезно инвестировать в развитие модельного ряда. Компания сумела восстановить позиции на американском рынке, и в Китае мы сейчас чувствуем себя уверенно.

Не пострадала ли репутация Volvo из-за размещения производственных мощностей в Китае?

Знаете, это несколько старомодный подход: смотреть, где была изготовлена машина. Хотя клиентов с такими взглядами пока хватает. Автомобильное производство сегодня стало глобальным процессом. Детали для сборки поставляются со всех частей света. А заводы в Китае отвечают всем современным требованиям. Кстати, глобализация затронула не только нас, но и немецких автопроизводителей. Думаю, мы докажем в ближайшем будущем, что Volvo сохраняет шведское качество, где бы наши машины ни выпускались.

Есть ли у компании планы открыть производство в России, как это собирается сделать Mercedes?

Ответ — да. Точнее, мы рассматриваем такую возможность. Россия, это рынок, который в будущем вырастет, как мы считаем. А логика автобизнеса заключается в том, чтобы размещать производство на растущих рынках. Поэтому Volvo исследует возможность наладить здесь производство, но сразу оговорюсь, что на данный момент решение не принято.

Это будет сборка готовых машинокомплектов или вы намереваетесь локализовать выпуск каких-то деталей?

Определенного решения еще нет. Но мы очень серьезно рассматриваем разные варианты.

Звучит оптимистично, если учесть, что в прошлом году продажи марки в России сократились на треть. Каков ваш прогноз в отношении авторынка?

Мы видим положительные изменения в российской экономике. Я не верю во взрывной рост авторынка. Но его объем будет постепенно увеличиваться в ближайшие пять лет и к 2020 году достигнет двух миллионов машин. К этому времени продажи Volvo вырастут до 20 тысяч автомобилей в год. Худшим для нас был прошлый год, он позади. Теперь продажи будут возрастать, в том числе за счет расширения модельного ряда. Очевидно, что рынок обладает колоссальным потенциалом: Россия пока существенно отстает от Европы в плане автомобилизации.

Как вы оцениваете меры государственной поддержки авторынка? Какие шаги могут быть дополнительно предприняты государством?

Согласно нашим оценкам, меры российского правительства позволяют увеличить общий объем продаж на 100 тысяч автомобилей в год. Конечно, у меня есть огромный список пожеланий — отменить тот налог, снизить этот и так далее. Но на самом деле я считаю, пусть правительство сосредоточится на выправлении экономической ситуации в целом. Это автоматически отразится на автомобильном рынке, так как повысится покупательская способность населения. А ходить к правительству выпрашивать деньги — не наш метод.

Расскажите о стратегии компании в России. На что вы сейчас делаете акцент?

Как я уже говорил, автобизнес, прежде всего, базируется на продукте. В этом году, в этом месяце мы вывели на российский рынок две новые модели: S90 и V90 Cross Country . Второе, на чем мы фокусируемся, это дилерская сеть. Нам приходится быть очень чуткими к партнерам, чтобы они могли выжить в это непростое время. Конечно, речь в большей степени идет о региональных дилерах. Они больше не могут делать ставку только на реализацию новых машин. Мы объясняем, что им нужно заниматься автомобилями с пробегом, делать упор на постгарантийное обслуживание, продажу аксессуаров, финансовых продуктов – страховки, продленной гарантии, и так далее. Впрочем, в этой трансформации нет ничего из ряда вон выходящего: по такому пути давно идут европейские дилеры. Теперь эта тенденция добралась и до России.

Если марка рассчитывает на рост, намереваетесь ли вы расширять дилерскую сеть? И какие сложности при этом возникают?

Да, мы хотим быть представленными еще в семи-восьми городах. Например, в Новосибирске, Омске, Саратове, Владимире. А также на юге России. Самая большая сложность — найти партнера с четким планом развития, способного выжить в текущих условиях. Мы не хотим, чтобы нам втирали очки и сами никого не дурачим. Мы не требуем построить чудесный дворец для прославления нашего бренда. В некоторых городах предпочтительнее начать с сервисного центра, обслуживания машин. Потом, если мы увидим, что дела идут хорошо, рассмотрим варианты открытия шоу-рума.

Когда в России появится новинка Женевского автосалона, ХС60? Есть ли планы поставок гибридных автомобилей?

Мы будем поставлять все, что вы готовы купить. Думаю, российская инфраструктура еще не созрела для гибридных машин или электрокаров. Никто не знает, когда она будет готова. Но, не сомневайтесь, как только это произойдет, мы будем тут как тут. Что касается XC60, поставки начнутся не позже первого квартала следующего года. Если мне удастся настоять на своем в переговорах со штаб-квартирой, то даже раньше.

Существует мнение, что Россия в принципе не приспособлена для электрического транспорта из-за климатических условий. Как вы считаете, это справедливо?

Посмотрите на Норвегию — это тоже зимняя страна. Однако там правительство аннулировало налоги на электрокары, построило зарядную инфраструктуру, разрешило такому транспорту ездить по выделенным полосам для общественного транспорта. И бум! — продажи просто взлетели. Тем более технологии развиваются очень быстро. Я думаю, уже через пару лет мы увидим хладостойкие аккумуляторы, способные обеспечить пробег машины в районе 500-600 километров без подзарядки.

Если заглянуть еще дальше в будущее — когда мы увидим беспилотный транспорт? Volvo, как и другие автопроизводители, разрабатывает самоуправляемый автомобиль?

Честно говоря, понятия не имею. Это популярный тренд, но я даже не уверен, что он действительно окажется востребованным. По крайней мере, люди старшего поколения вряд ли доверятся роботам. Представьте, что вы выезжаете на МКАД, сидя на заднем сиденье автомобиля, который едет сам по себе, — комфортно ли вам? Мое мнение: в обозримом будущем беспилотный транспорт так и останется экспериментом.