Блондинка вне закона

Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Наваждения» до «Кухни»

Кадр: фильм «Наваждение»

Российские прокатчики не рискуют конкурировать с вышедшим еще на прошлой неделе «Форсажем 8»: среди премьер этих выходных нет громких голливудских релизов. Зато вторым полным метром завершается эпопея сериала «Кухня», две хорошие актрисы сталкиваются лбами в «Наваждении», а в Италии поминают рабочие кварталы.

«Наваждение» (Unforgettable)
Режиссер — Дениз Ди Нови

В офисе посвященного женским историям сайта режут торт: главный редактор Джулия (Розарио Доусон) уходит работать на фриланс — в связи с переездом и грядущей свадьбой. Жених, преуспевающий калифорнийский пивовар Дэвид (Джофф Стультц), хорош всем (а особенно мускулатурой), так что Джулия робко предвкушает семейную идиллию — тем более что, как напоминает лучшая подруга, судьба ей задолжала немного счастья, особенно после пережитой несколько лет назад драмы с распускавшим кулаки бывшим бойфрендом. Более того, чтобы не давить Дэвиду на жалость, девушка решает даже не рассказывать ему о такой печальной странице своей биографии. Вот только у пивовара есть и свой прицеп — в лице не только дочки, но и безупречно ухоженной бывшей жены (Кэтрин Хайгл).

Столкнуть лбами блондинку и брюнетку — так хорошо проверенный временем голливудский прием, что режиссер «Наваждения» Дениз Ди Нови решает более-менее им одним и ограничиться, разве что наделив обеих героинь расшатанной психикой. Поэтому основная интрига «Наваждения» в том, кто из двух женщин окажется безумнее в стремлении к личному счастью, а основным средством выразительности служат актерские таланты двух хороших артисток Доусон и Хайгл. Другое дело, что Ди Нови выстраивает и саму историю по законам не столько триллера, сколько мелодрамы, поэтому «Наваждению» не светят ни сюжетные твисты, ни откровения: о том, кто из двух героинь здесь выступает мучительницей, подделывающей аккаунты в Facebook и нервирующей ночными телефонными звонками, фильм с легкостью проболтается уже к середине экранного времени, затем лишь медленно двигаясь в сторону финальной девичьей конфронтации. Получается не столько остросюжетный анекдот, сколько тяжеловесное моралите: бойтесь бывших, особенно с идеальным пробором.

«Кухня. Последняя битва»
Режиссер — Антон Федотов

Суперповару Виктору Баринову (Дмитрий Назаров) снится сон: «Кремль. Путин. Краб, который оживает прямо на столе и ползет к президенту, грозно покачивая клешнями». Сладкие мечты о приглашении работать в АП, в общем, быстро оборачиваются кошмаром. Хуже всего, что сон окажется вещим: вскоре на газон поварской дачи высадится чиновник из президентской администрации и объявит, что у родины для Баринова есть предложение, от которого невозможно отказаться — возглавить кулинарную сборную России на чемпионате мира среди поваров, на днях стартующем в Сочи. «Я-то думал, вы меня позовете шефом в Кремль», — сокрушенно воскликнет герой и услышит, что шеф в Кремле может быть только один. Подать Путину краба Баринову, впрочем, все же доведется — не без помощи своей верной команды, а также новообретенного взрослого сына. Тот, к слову, предпочитает готовить не пельмени, а мемы — например, взламывает сайт Минообороны, помещая туда новость о наборе бобров-диверсантов. Не обойдется чемпионат мира и без соседа Баринова по даче (Дмитрий Нагиев в роли Дмитрия Нагиева).

О художественных качествах уже второго полного метра, порожденного популярным сериалом «Кухня», рассуждать довольно бессмысленно. Сюжет и стиль здесь строго функциональны и нужны исключительно для того, чтобы служить промежуточным звеном между шутками разной степени удачности и эксцентричности, а также короткими моментами душевного откровения, без которых не может обойтись ни одна российская кухня. Другое дело, что потоптавшись на кулинарной теме на протяжении нескольких сезонов и полнометражного продолжения с вояжем в Париж, выдав своему герою мишленовскую звезду и право на покой, «Кухня» в итоге все же уперлась в потолок — точнее, в тот факт, что дальнейшее повышение бариновских амбиций уже не останется незамеченным на главной кухне страны, а именно кремлевской. К чести создателей этой комедии, от такой рискованной темы они не уворачиваются — самый главный шеф входит в сюжет не раз и не два, демонстрируя, что без него в этой стране не сварить даже пародию на кашу, и что лучше камчатских крабов могут быть только крабы кремлевские.

«Неаполитанские истории» (Bagnoli Jungle)
Режиссер — Антонио Капуано

Неаполитанский пригород Баньоли еще несколько десятилетий назад благодаря металлургическому комбинату Italsider был типичным пышущим жизнью индустриальным районом. Но в начале нулевых завод закрылся, а жители Баньоли остались — предоставленные самим себе. Снимая почти в документальной по технике манере и задействуя в основном не актеров, а настоящих жителей района, режиссер Антонио Капуано показывает три характерных для Баньоли судьбы — пытается, словом, поймать магию места через истории представителей нескольких поколений его обитателей: 18-летнего мечтателя, 50-летнего афериста и 80-летнего пенсионера. Кто-то еще живет воспоминаниями о былых, лучших днях окружающего мирка, другие бегут от травмы постигших Баньоли перемен с помощью почти нигилистского безразличия — или воображают себе иную, лучшую жизнь где-то вдали от местных каменных джунглей.

Поражает в «Неаполитанских историях», однако, не столько пафос панихиды по умирающему пространству — и даже не пейзажи Баньоли, напоминающие одновременно Детройт и какую-нибудь румынскую глубинку. Капуано не стесняется вписывать в свое по идее реалистическое кино почти сюрреалистические детали: вот в спальне одного из случайных героев обнаруживается белоснежный, символизирующий абсурдное расслоение жеребец, вот разговоры о Марадоне приобретают характер религиозных, куда более страстных, чем все диалоги о насущном, диспутов, вот молодая пара прохожих в причудливых костюмах пускается в отчаянный танец посреди улицы. «Неаполитанские истории» рифмуют и само человеческое бытие с вот таким бессмысленным и мимолетным танцем — помешать которому не способна даже смерть служащего ему сценой городского ландшафта.

Обсудить
«В Шаламове чувствовался лагерный человек»
Перестройка в СССР началась с публикаций узника ГУЛАГа
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
Не царское это тело
Хитросплетения русской власти и неземной любви в «Матильде» Алексея Учителя
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки