Блондинка вне закона

Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Наваждения» до «Кухни»

Кадр: фильм «Наваждение»

Российские прокатчики не рискуют конкурировать с вышедшим еще на прошлой неделе «Форсажем 8»: среди премьер этих выходных нет громких голливудских релизов. Зато вторым полным метром завершается эпопея сериала «Кухня», две хорошие актрисы сталкиваются лбами в «Наваждении», а в Италии поминают рабочие кварталы.

«Наваждение» (Unforgettable)
Режиссер — Дениз Ди Нови

В офисе посвященного женским историям сайта режут торт: главный редактор Джулия (Розарио Доусон) уходит работать на фриланс — в связи с переездом и грядущей свадьбой. Жених, преуспевающий калифорнийский пивовар Дэвид (Джофф Стультц), хорош всем (а особенно мускулатурой), так что Джулия робко предвкушает семейную идиллию — тем более что, как напоминает лучшая подруга, судьба ей задолжала немного счастья, особенно после пережитой несколько лет назад драмы с распускавшим кулаки бывшим бойфрендом. Более того, чтобы не давить Дэвиду на жалость, девушка решает даже не рассказывать ему о такой печальной странице своей биографии. Вот только у пивовара есть и свой прицеп — в лице не только дочки, но и безупречно ухоженной бывшей жены (Кэтрин Хайгл).

Столкнуть лбами блондинку и брюнетку — так хорошо проверенный временем голливудский прием, что режиссер «Наваждения» Дениз Ди Нови решает более-менее им одним и ограничиться, разве что наделив обеих героинь расшатанной психикой. Поэтому основная интрига «Наваждения» в том, кто из двух женщин окажется безумнее в стремлении к личному счастью, а основным средством выразительности служат актерские таланты двух хороших артисток Доусон и Хайгл. Другое дело, что Ди Нови выстраивает и саму историю по законам не столько триллера, сколько мелодрамы, поэтому «Наваждению» не светят ни сюжетные твисты, ни откровения: о том, кто из двух героинь здесь выступает мучительницей, подделывающей аккаунты в Facebook и нервирующей ночными телефонными звонками, фильм с легкостью проболтается уже к середине экранного времени, затем лишь медленно двигаясь в сторону финальной девичьей конфронтации. Получается не столько остросюжетный анекдот, сколько тяжеловесное моралите: бойтесь бывших, особенно с идеальным пробором.

«Кухня. Последняя битва»
Режиссер — Антон Федотов

Суперповару Виктору Баринову (Дмитрий Назаров) снится сон: «Кремль. Путин. Краб, который оживает прямо на столе и ползет к президенту, грозно покачивая клешнями». Сладкие мечты о приглашении работать в АП, в общем, быстро оборачиваются кошмаром. Хуже всего, что сон окажется вещим: вскоре на газон поварской дачи высадится чиновник из президентской администрации и объявит, что у родины для Баринова есть предложение, от которого невозможно отказаться — возглавить кулинарную сборную России на чемпионате мира среди поваров, на днях стартующем в Сочи. «Я-то думал, вы меня позовете шефом в Кремль», — сокрушенно воскликнет герой и услышит, что шеф в Кремле может быть только один. Подать Путину краба Баринову, впрочем, все же доведется — не без помощи своей верной команды, а также новообретенного взрослого сына. Тот, к слову, предпочитает готовить не пельмени, а мемы — например, взламывает сайт Минообороны, помещая туда новость о наборе бобров-диверсантов. Не обойдется чемпионат мира и без соседа Баринова по даче (Дмитрий Нагиев в роли Дмитрия Нагиева).

О художественных качествах уже второго полного метра, порожденного популярным сериалом «Кухня», рассуждать довольно бессмысленно. Сюжет и стиль здесь строго функциональны и нужны исключительно для того, чтобы служить промежуточным звеном между шутками разной степени удачности и эксцентричности, а также короткими моментами душевного откровения, без которых не может обойтись ни одна российская кухня. Другое дело, что потоптавшись на кулинарной теме на протяжении нескольких сезонов и полнометражного продолжения с вояжем в Париж, выдав своему герою мишленовскую звезду и право на покой, «Кухня» в итоге все же уперлась в потолок — точнее, в тот факт, что дальнейшее повышение бариновских амбиций уже не останется незамеченным на главной кухне страны, а именно кремлевской. К чести создателей этой комедии, от такой рискованной темы они не уворачиваются — самый главный шеф входит в сюжет не раз и не два, демонстрируя, что без него в этой стране не сварить даже пародию на кашу, и что лучше камчатских крабов могут быть только крабы кремлевские.

«Неаполитанские истории» (Bagnoli Jungle)
Режиссер — Антонио Капуано

Неаполитанский пригород Баньоли еще несколько десятилетий назад благодаря металлургическому комбинату Italsider был типичным пышущим жизнью индустриальным районом. Но в начале нулевых завод закрылся, а жители Баньоли остались — предоставленные самим себе. Снимая почти в документальной по технике манере и задействуя в основном не актеров, а настоящих жителей района, режиссер Антонио Капуано показывает три характерных для Баньоли судьбы — пытается, словом, поймать магию места через истории представителей нескольких поколений его обитателей: 18-летнего мечтателя, 50-летнего афериста и 80-летнего пенсионера. Кто-то еще живет воспоминаниями о былых, лучших днях окружающего мирка, другие бегут от травмы постигших Баньоли перемен с помощью почти нигилистского безразличия — или воображают себе иную, лучшую жизнь где-то вдали от местных каменных джунглей.

Поражает в «Неаполитанских историях», однако, не столько пафос панихиды по умирающему пространству — и даже не пейзажи Баньоли, напоминающие одновременно Детройт и какую-нибудь румынскую глубинку. Капуано не стесняется вписывать в свое по идее реалистическое кино почти сюрреалистические детали: вот в спальне одного из случайных героев обнаруживается белоснежный, символизирующий абсурдное расслоение жеребец, вот разговоры о Марадоне приобретают характер религиозных, куда более страстных, чем все диалоги о насущном, диспутов, вот молодая пара прохожих в причудливых костюмах пускается в отчаянный танец посреди улицы. «Неаполитанские истории» рифмуют и само человеческое бытие с вот таким бессмысленным и мимолетным танцем — помешать которому не способна даже смерть служащего ему сценой городского ландшафта.

Обсудить
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
French Foreign Legionnaires carry the coffin of French politician Yves Guena during an official funeral ceremony at the Hotel des Invalides in Paris, France, March 8, 2016 REUTERS/Charles Platiau TPX IMAGES OF THE DAYУтрата масштаба
Франция рискует стать малой европейской страной
Первый тур отыграли
В финале президентской гонки во Франции — Ле Пен и Макрон
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности