Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Тут я был первым»

Монолог северного каллиграфа о творчестве и работе в Норильске

Двадцатилетний житель Норильска, одного из самых северных городов России, Роман Робышев, более известный в сети под псевдонимом Neofidi, увлекся каллиграфией, и это изменило всю его жизнь. «Лента.ру» записала монолог художника и выяснила, как он реализовал себя в Заполярье.

Посвятил себя творчеству

Родственники и друзья меня сначала не поняли. Они недоумевали, почему я бросил учебу, и были уверены, что я выбрал не тот путь. Некоторые крутили пальцем у виска, говорили и по сей день говорят, что не нужно было уходить из вуза. Уверяют, что без образования я ничего не добьюсь.

А меня очень заинтересовало это направление, работы были необычными, где-то абстрактными и даже дикими. Заказал перья — и понеслось. Писал везде и всегда: в институте, в маршрутке, дома, ночью и днем.

В конце первого курса я засомневался в своем выборе профессии и вуза. На втором начал рисовать, но ничего не получалось и, честно говоря, не очень нравилось. В 18 лет я познакомился в институте с одним креативным парнем, он открыл для меня каллиграфию, показал знаменитых мастеров, в частности Покраса Лампаса.

В прошлом году я бросил институт и посвятил себя творчеству.

Первый в Норильске

Это было нелегко, первое время люди не понимали, что такое каллиграфия и «с чем ее едят». Но со временем оценили, теперь многие интересуются моими работами. Изначально меня поддерживали только девушка и лучший друг, однако я заставил близких поверить в меня. Они поняли, что я не изменю своего решения.

Что касается Заполярья, здесь все просто. Многие считают: тут сложно куда-то пробиться. Но это не так, все ровно наоборот. Норильск — очень интересная площадка для работы.

О каллиграфии здесь почти ничего не знают, это непротоптанная тропинка. Тут я был первым. Первый перформанс, первый боди-арт, первая трактовка каллиграфии как современного искусства. А в ближайшее время я собираюсь удивить Норильск еще парочкой интересных проектов!

В целом, считаю, неважно, где ты живешь: все зависит от того, насколько серьезно ты настроен и как сильно хочешь реализовать свои идеи. Если мне нужно помещение или студия, я просто разговариваю с людьми, рассказываю о своих идеях, а они идут мне навстречу.

Я и мое искусство

Почему я занимаюсь каллиграфией? Творчество — это моя отдушина. Многое не получалось, потому что не мог найти свое направление. Шрифты исправили это недоразумение. Все проблемы, переживания и тревоги уходят во время работы над каким-то проектом. Остается только мое искусство.

Я стараюсь набираться опыта и пробовать то, что до меня делали многие знаменитые западные каллиграфы. Не стесняюсь признавать, что беру за основу их проекты. Возьмем тот же самый боди-арт. Скажу честно, ошибок была куча! Дело в том, что мне нравится экспериментировать: работать на разных поверхностях, в разных масштабах, с разными материалами, в разных условиях. Так ты сразу понимаешь свой уровень, способен ли ты его сейчас достичь или нужно вернуться обратно и все переосмыслить.

Также в любой работе нужно изучать маркетинг, неважно, художник ты, официант или адвокат. Я работаю над этим, стараюсь показать в своих рисунках то, что может зацепить человека. Сейчас это знаменитые фразы, цитаты. Исполняю их в экспрессивных стилях, которые до сих пор открываю для себя. Очень люблю работать с собственным творческим псевдонимом Neofidi (или сокращенно Neo). Постоянно узнаю много нового о самом себе и о том, что я пишу, — это неотъемлемая часть прогресса.

Мысли только об одном

Мне всего 20 лет, и я осуществил все, что планировал к этому возрасту. Да, мое увлечение пока не приносит мне ощутимых доходов.

У меня, к сожалению, сейчас есть основная работа – я официант в кафе. Я всегда крутился в сфере обслуживания. Самое незабываемое время было прошлым летом: я работал мороженщиком в нашем местном кинотеатре. Когда покупателей не было, я сидел со своим скетч-буком и оттачивал шрифты. Тогда все только начиналось.

Часто ухожу из кафе, не выдерживаю. Это занимает все мое время, и дома вечером уже не до шрифтов. Сплю, встаю, иду на работу, и так по кругу. Хотя бывает, что-нибудь совру начальнику и пойду с другом на крышу писать и оттачивать технику. Не могу ни о чем другом думать.

Конечно, я немного зарабатываю и на каллиграфии: выполняю заказы, рисую логотипы, эскизы для татуировок. Это очень трепетная тема, потому что многие считают, что это легко. Встречаются такие, которые пишут мне что-то вроде «нарисуй по-дружески за 500 рублей». Скажу только одно: хороший эскиз не может стоить дешево. Я понимаю, что этот рисунок будет на чьем-то теле всю жизнь, эта мысль заставляет меня прочувствовать всю ответственность. Я несколько дней улучшаю набросок, правлю, порчу порой по 50-70 листков бумаги. Могу точно сказать, что я знаю о каждом своем эскизе все.

Несколько раз меня просили расписать рестораны и бары за небольшую плату. Но в основном среди моих клиентов — друзья или знакомые из крупных городов «с материка». В Норильске каллиграфия по-прежнему не очень-то нужна. Здесь это главным образом перформансы или выставки, разумеется, бесплатные.

Видео: Роман Робышев / ВКонтакте

Возвращаясь к вопросу о том, что для меня каллиграфия, — я не знаю точно, как правильно ответить. Это не хобби и не работа. Это часть меня. Я могу сидеть над тетрадкой часами, выкладываться. Мое идеальное будущее — это ничего лишнего, только фантазия и шрифты.

69-я параллель00:02 9 октября

«Накопить на северах»

Как россияне копят целые состояния вдали от дома, но не торопятся их тратить