Исчезающий вид

Почему обезлюдел второй по величине город Латвии — Даугавпилс

Фото: Ints Kalnins / Reuters

На прошлой неделе в СМИ распространились две неприятные для граждан Латвии новости. Сначала демографы заявили, что при сохранении нынешних тенденций латыши могут исчезнуть через сто лет. А следом бывший министр иностранных дел страны Янис Юрканс, характеризуя положение дел в стране, сказал, что «Бог ушел из Латвии». «Лента.ру» разбиралась, насколько критична ситуация, на примере Даугавпилса — второго по величине города республики.

Эра «большого хапка»

Даугавпилс вступил в 1990-е густонаселенным городом (по латвийским меркам, конечно): почти 130 тысяч человек. Алексей Провиденко, бывший депутат Верховного Совета Латвийской Республики, а также бывший исполнительный директор Думы Даугавпилса, рассказал «Ленте.ру», что тогда город располагал серьезной промышленной базой — несколькими десятками крупных предприятий. «Всего в Даугавпилсе насчитывалось 47 тысяч аттестованных рабочих мест. Это означает, что у трудящихся на данных предприятиях были достойные условия труда, столовые, душевые, здравпункты, профилактории, пионерские лагеря, детские сады для своих отпрысков и прочие блага. Одно такое рабочее место по нынешним меркам стоит 70-80 тысяч евро. И сравните с тем, что сейчас, — нынче в Даугавпилсе в промышленной сфере занято (за вычетом работников железной дороги) примерно пять тысяч человек. Таким образом, получается, что убытки города от уничтожения промышленности составили без малого 3 миллиарда евро. Из предприятий советского времени сохранились лишь Локомотиворемонтный завод да Завод приводных цепей. И работают они с мощностью в разы меньшей, чем раньше», — сетует Провиденко, написавший в свое время книгу «Даугавпилс: десять лет беды».

Городские предприятия гибли, по словам собеседника, в последнем десятилетии прошлого века по одному и тому же сценарию. «Заводы и фабрики буквально растаскивали по кусочкам, забирали у них оборотные средства, обвешивали непосильными кредитами в 30, 60 и даже 120 процентов годовых! Банковские проценты оказывались одинаковыми и для торговых контор, и для операций с недвижимостью, и для производственных предприятий. На финальном этапе оборудование многих предприятий было продано по цене металлолома», — рассказывает он.

Наиболее болезненной, подчеркивает Провиденко, стала утрата уже в начале 2000-х даугавпилсского Завода химического волокна (ЗХВ) — самого высокотехнологичного из местных предприятий, поставлявшего продукцию в 30 стран мира. Однако руководители набрали кредитов под бешеные проценты, и в итоге ЗХВ за бесценок достался инвесторам из Сингапура, пообещавшим спасти предприятие. Обещание они не сдержали, денег вложили очень мало и к тому же «откачивали» продукцию завода, даже не внося ее в дебиторскую задолженность.

«Говорилось одно, а делалось совсем другое. Слишком многие, замешанные в хищениях, были заинтересованы в том, чтобы завод не выжил. Кроме того, европейским конкурентам очень не нравилось, что в Даугавпилсе есть огромный завод», — поясняет бывший депутат. И добавляет, что то же самое «произошло с мебельным комбинатом, авторемонтным заводом, заводом "Латремстанок", обувным комбинатом, заводом строительных конструкций, где к тому времени уже почти достроили новый цех по производству пенополистирола».

В поисках новой жизни

Упадок городской промышленности, массовое сокращение рабочих мест, а также последовавшее в 2004-м вступление Латвии в ЕС, открывшее границы, привело к оттоку населения. Местный оценщик недвижимости Михаил Лавренов в разговоре с «Лентой.ру» пожаловался, что из-за этого спрос на жилье в Даугавпилсе упал. «Народ уезжает за границу, и квартиры никому не нужны. У меня, например, две трети друзей, с которыми я вырос, учился в школе и в университете, давно осели за границей — в Англии, Ирландии, США. Возвращаться не собираются. Впрочем, постоянно ветшающий и устаревающий городской жилой фонд не дает ценам на вторичное жилье окончательно упасть, ведь новое жилье тоже не строится. При себестоимости строительства около 800 евро за "квадрат" продать его можно не более чем за 350 евро. Но и на вторичное жилье столь низких цен вы не встретите нигде в таких районных центрах, как Даугавпилс. Подобного нет ни в Эстонии, ни в Литве, ни в ближайших областях России и Белоруссии», — констатирует собеседник.

«Самая большая демографическая проблема Даугавпилса — даже не сокращение численности населения, а изменение возрастного состава. Из-за массовой эмиграции и резкого падения рождаемости в городе образовался огромный дефицит молодежи до 25 лет. Сложился перекос в сторону пожилых людей», — объясняет «Ленте.ру» учитель химии Александр Ливчак. По официальным данным, в городе проживают сейчас 85 тысяч человек. Причем многие с недоверием относятся к этой информации, считая, что на самом деле ситуация куда печальнее. Действительно, удерживать относительно приемлемые показатели численности населения городским властям удается за счет того, что многие из уехавших номинально продолжают считаться даугавпилчанами. Работают они в Великобритании, Ирландии, Германии или Скандинавии, в родных краях бывают лишь наездами. В местном филиале Госслужбы занятости корреспонденту «Ленты.ру» рассказали, что точное число даугавпилчан, трудящихся за границей, им неизвестно. Официально в городе зарегистрировано свыше 4,5 тысячи безработных.

Отток населения вызвал дефицит многих необходимых специалистов. Особенно плачевная ситуация с медиками. Даугавпилсу требуются несколько десятков врачей: неврологов, хирургов, травматологов, гинекологов, онкологов, микробиологов, радиологов, лоров, гастроэнтерологов и прочих. Местная пресса сеет панику, периодически сообщая о случаях, когда из-за отсутствия медиков больных, например, с инсультом, просили «подождать и потерпеть». Бывает, людей, обращающихся с разными не столь тяжкими недугами, «заворачивают» в приемном отделении.

За элементарными медуслугами даугавпилчанам часто приходится ездить в Ригу и Екабпилс. В Даугавпилсе настоящей знаменитостью стал Леонид Крумплевский — вполне возможно, что он достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса как самый пожилой практикующий отоларинголог, ему 84 года. Доктор Крумплевский с радостью ушел бы на покой, но не позволяет чувство долга: других лоров в городе нет. Самоуправление Даугавпилса уже четвертый год подряд соглашается платить дотации молодым врачам, которые после завершения резидентуры заключают договор с местной больницей как минимум на пять лет. Но в достаточном количестве специалисты сюда не торопятся — в Риге и в других странах можно заработать куда больше.

Есть от чего впасть в отчаяние. В октябре прошлого года некогда известный спортсмен, бывший чемпион Латвии по триатлону Дмитрий Калинин совершил в центре Даугавпилса акт самосожжения. Это потрясло горожан и заставило их громко заговорить о недостаточных возможностях для самореализации молодежи.

Схватки бульдогов

Сейчас Даугавпилс, как и другие города Латвии, готовится к назначенным на 3 июня муниципальным выборам. Соперничают, как уже давно повелось, несколько групп бизнесменов, выдвигающих «своих» кандидатов в депутаты. В условиях экономического упадка доступ к городской казне и подрядам самоуправления крайне заманчив, поэтому борьба идет нешуточная. Политики любят обещать запуск крупных проектов, под которые можно привлечь в город серьезные средства, создать рабочие места и хоть частично вернуть уехавших. В частности, один из символов «хозяйствования» — «Нью-Васюки»: так в народе прозвали утвержденный депутатами в 2005 году проект создания в поселке Лоцики Даугавпилсского международного аэропорта на месте бывшего советского военного аэродрома. Этот участок земли с помпой выкупили за миллион латов (около 1,5 миллиона евро) и учредили предприятие самоуправления, которому поручили заниматься «развитием аэропорта». За минувшие 12 лет многократно сообщалось, что спонсор найден и проект вот-вот стронется с места. Но до сих пор вместо аэропорта в Лоциках — гигантский пустырь.

За 10 лет в Даугавпилсе депутаты трижды досрочно отстраняли мэров. Дважды пост терял Рихард Эйгим и однажды Янис Лачплесис, впрочем, он потом вернулся на должность. Апофеозом политической борьбы стало убийство 16 апреля 2010 года вице-мэра Даугавпилса, главы партии «Народ Латгалии» Григория Немцова. Он вышел из здания городской Думы и был застрелен в спину киллером. Преступление до сих пор не раскрыто. Нынешняя предвыборная кампания, по словам старожилов, беспрецедентно грязная — соперники полоскают нижнее белье друг друга с небывалым ожесточением.

«Нынче к власти в Даугавпилсе вновь рвутся люди, которые им уже раньше управляли, — рассказывает «Ленте.ру» депутат Юрий Зайцев. — Они беззастенчиво раздавали своим спонсорам лакомые кусочки городской собственности. В частности, в 2012-м тогдашний состав Думы намеревался фактически передать теплосети Даугавпилса "варягам" со стороны, рижским олигархам. Воцарение частника на столь стратегическом объекте было недопустимым, это могло привести к неконтролируемому росту тарифов для рядового потребителя. Я возглавил общественное движение, поднявшееся против потенциальной приватизации теплосетей, и мы сорвали эту сделку. Выборы в Думу 2013 года оказались протестными: из пятнадцати депутатов переизбраться сумел только один».

Сейчас Зайцев от имени самоуправления ведет переговоры с «Газпромом», чтобы город мог покупать голубое топливо напрямую без посредников. По словам депутата, это поможет сохранить стабильные тарифы и даст возможность Даугавпилсу заработать на перепродаже газа Риге и другим городам.

Обсудить
Ломать — не строить
Кто наживется на программе реновации в России
Михаил Воронин«Бизнесмены — это одинокие люди»
Михаил Воронин рассказал о малом бизнесе и секретах Российского Бизнес-Форума «Атланты 2017»
Тухлый номер
Россияне рискуют закупиться отравленными продуктами и умереть