Кричащая проблема

Как проданный мигрантами младенец стал сиротой при живых родителях

Фото: Михаил Огнев / «Коммерсантъ»

В Симоновском суде столицы решается судьба 58-летней гражданки Узбекистана, обвиняемой в продаже пятимесячного младенца. Малыша ей оставила мать ребенка, ее соотечественница, отправившаяся на родину по неотложным делам, но не сумевшая вернуться в назначенный срок из-за семилетнего запрета на въезд в Россию. Сейчас мальчик передан в дом ребенка, а в перспективе может попасть в приемную семью. Об уголовном деле, обнажившем проблему нарушения прав материнства в российском миграционном законе, рассказывает «Лента.ру».

Не ребенок — прорва

Седая узбечка в пестром халате и вязаной кофте с трудом понимает, что ей говорит человек в мантии. Понять, что происходит, иностранке помогает переводчица. Подсудимая Сабохат Ортикова 1958 года рождения приехала в Москву из самаркандского села; ее обвиняют по статье 127.1 УК РФ («Торговля людьми»), предусматривающей наказание от трех до десяти лет лишения свободы.

Из выступления гособвинителя становится понятно, что привело женщину на скамью подсудимых.

Согласно обвинительному заключению, 4 февраля 2016 года Ортикова познакомилась с соотечественницей Навбахор Халимовой, которая попросила ее позаботиться о полуторамесячном сыне до мая. На следующий день мать передала ребенка новой няньке и уехала в Узбекистан. В мае, по словам гособвинителя, Ортикова попросила знакомую подыскать желающих купить младенца, но та обратилась в полицию и сообщила о готовящемся преступлении. Оперативники приехали в Одинцово, где жила нянька, и представились покупателями. 25 мая после передачи 120 тысяч рублей Ортикову задержали.

В суде Сабохат Ортикова заявила, что считает себя невиновной. По ее словам, она не собиралась продавать малыша. «Наргиз сказала мне, что это деньги от отца за то, что я сидела с ребенком», — утверждала подсудимая и настаивает, что денег в руки не брала. Потерпевшая Навбахор Халимова, мать ребенка, на процессе не присутствовала; как пояснила судья, въезд в Россию ей запрещен на семь лет.

«Я его сама кормила, потом деньги закончились. У меня ничего нет, все тратила на ребенка», — сказала в свое оправдание подсудимая в оперативной видеозаписи, опубликованной Вести.Ru сразу после ее задержания. По словам Ортиковой, родители младенца не вернулись за ним, как обещали.

Разделили госграницей

Эти слова были последним откровением обвиняемой с правоохранительными органами — в дальнейшем она отказалась от дачи показаний, и следователям пришлось самим собирать недостающую информацию о самой обвиняемой, о ребенке и его родителях. В квартире, где жила Ортикова, сыщики нашли медицинскую справку из роддома. В ней было указано имя матери, благодаря которой следствие установило ее личность. Выяснилось, что ей пришлось уехать на родину в связи с плохим самочувствием после родов, рассказал «Ленте.ру» следователь столичного управления Следственного комитета Станислав Храмов, а вернуться в Москву она не смогла: оказалось, что она нарушила правила пребывания на территории России, поэтому погранслужба вынесла ей запрет на въезд.

Отца ребенка нашли по номеру телефона в адресной книге мобильного аппарата обвиняемой. Следователь с ним созвонился, мужчина согласился дать показания. Он тоже приезжий, но живет в Москве без документов — потерял их и не восстановил. По этой же причине отца не вписали в медицинскую справку о рождении ребенка. Мужчина рассказал, что няню им с женой порекомендовали знакомые, он платил ей около 30 тысяч рублей в месяц. В мае отец ребенка не успел вовремя заработать на оплату, а когда получил деньги — не смог дозвониться до няни. Потом он увидел в теленовостях, что ее задержали.

В квартире обвиняемой был обнаружен фальшивый киргизский паспорт с ее фотографией, притом что она утверждала, что из Таджикистана. Установить ее личность помогли в консульстве Узбекистана, рассказал следователь Храмов. Дипработники также помогли связаться с матерью ребенка и получить от нее письмо о намерении забрать сына. «При необходимости мы готовы оказать содействие в передаче ребенка матери в рамках закона», — говорит следователь. Он пояснил, что отец, находящийся в Москве, не сможет забрать сына, так как не имеет документов, подтверждающих личность. «В настоящее время ребенок находится в московском доме малютки, где созданы все необходимые условия для его полноценного физического и психического развития», — заверил Храмов.

Формализм против гуманизма

«Мы занимались случаями, когда семьи разъединялись из-за запрета на въезд в Россию. Если есть основания для обжалования таких решений — мы обращаемся в суды, и были случаи, когда нам удавалось отменить запрет. Если обстоятельств для открытия въезда нет — мы все равно содействуем в воссоединении семьи: социальный работник или сотрудник консульства выезжает к матери с ребенком», — рассказывает «Ленте.ру» Ольга Рыбакова, координатор горячей линии отдела по работе с мигрантами «Международной организации по миграции». По ее словам, запрет на въезд, как правило, налагается за нарушение миграционного законодательства: например, человек работает круглосуточно, на один день просрочил оплату трудового патента — и ему уже выносят запрет на въезд в страну.

Правозащитник рассказывает о случаях, когда мигрантов высылают на родину, а у них там уже — ни кола ни двора. «И как человеку начинать жизнь с нуля в таких условиях, если он долгое время жил в России?» — сочувствует Рыбакова. Бывает, что суд выносит решение о выдворении только в отношении матери, не вписывая ребенка, и, соответственно, мать отправляют, а ребенок остается здесь. «Многие ведь живут нелегально и детей не оформляют», — поясняет она.

На вес золота

Дело Ортиковой, увы, не уникально. Стремящихся монетизировать спрос на грудных малышей проходимцев правоохранители периодически привлекают к ответственности.

24 мая в Петербурге задержали 28-летнюю гражданку Узбекистана, продавшую своего новорожденного ребенка супругам из Таджикистана за 11,5 тысячи рублей. Еще будучи беременной, женщина договорилась с покупателями о сделке.

В роддом она прибыла с паспортом лжематери и после появления малыша записала его на ее имя. После выписки ребенок попал к новым родителям, где его и нашли полицейские.

29 мая управление СК по Северной Осетии сообщило о попытке продажи малыша. Были задержаны мать ребенка и посредники, пытавшиеся заработать на сделке. По версии следствия, в апреле обвиняемые предложили своей беременной подруге, испытывавшей материальные трудности, продать ее будущего ребенка. Женщина согласилась. На них вышли оперативники, которые представились покупателями. При передаче 330 тысяч рублей соучастников преступления задержали.

В августе 2016 года аналогичная сделка была сорвана силовиками в Подмосковье. 16-летняя девушка из Узбекистана разместила в интернете объявление о продаже своего младенца за 150 тысяч рублей. На ее предложение откликнулась 22-летняя жительница Самарской области. Обеих задержали при обмене денег на малыша.