«Над кладбищем стоял смрад...»

Зачем россияне копаются в мусоре

Фото: Владимир Пирогов / РИА Новости

По статистике, в России каждый год накапливается 5 миллиардов тонн мусора. Лишь 8 процентов из них утилизируют и перерабатывают, остальное просто свозят на свалки. Еще два года назад в нашей стране на государственном уровне началась «мусорная реформа», но пока чиновники согласуют территориальные схемы обращения с отходами, определяют региональных операторов и рассчитывают коммунальные тарифы, поля и леса зарастают мусорными свалками, чаще всего несанкционированными. 2017-й объявлен в России годом экологии, и именно в этом году активисты Общероссийского народного фронта запустили новый общественный проект — «Генеральная уборка». Подробнее о нем «Лента.ру» рассказывает на примере Тверской области в продолжение спецпроекта «Страна добрых дел».

— Пластиковые бутылки, стекло, строительный мусор, использованные фильтры грузовой техники, окровавленные бинты, капельницы, экспресс-тесты на наркотики, — описывает содержимое мусорной свалки эксперт регионального отделения Общероссийского народного фронта Вячеслав Щербаков.

8 августа 2017 года активисты ОНФ по Тверской области в рамках проекта «Генеральная уборка» провели очередной рейд на полигоне твердых бытовых отходов поселка Максатиха. Эта свалка давно уже беспокоит местных жителей: еще год назад они жаловались, что мусор стихийно сваливают за пределами полигона, ближе к кладбищу. А прошлой весной, когда на полигоне сломался трактор и отходы перестали сгребать в кучу, мусоровозы стали сбрасывать его прямо на дорогу, захламив 150 метров пути.

В мае этого года Тверская межрайонная природоохранная прокуратура провела проверку по вопросу захламления отходами территории, прилегающей к свалке. Мусор с дороги убрали. Однако уже летом активистам Народного фронта стали поступать сообщения от жителей Максатихи, что свалка продолжает стихийно разрастаться за пределами отведенной ей территории, мусор загрязняет ручьи, люди опасаются, что потом вся эта дрянь попадает в грибы и ягоды.

«Генеральная уборка» — новый проект общественного движения «Общероссийский народный фронт» — стартовал в январе 2017 года. В его основе — интерактивная карта свалок, на которой любой житель России может отметить место незаконного сброса мусора. Это дает возможность людям, готовым принять участие в ликвидации несанкционированных свалок, улучшить экологию мест, где они живут, и повысить общественный контроль за санитарным состоянием регионов.

На сегодняшний день по всей России зарегистрировано 6,8 тысячи стихийных свалок и серых полигонов твердых бытовых отходов (ТБО). Из них 3,3 тысячи взяты в работу, около тысячи уже ликвидированы.

Активисты ОНФ в Тверской области включились в проект «Генеральная уборка» сразу же, как только он появился. Тогда, по официальным данным, в Твери и окрестностях было всего девять полигонов, внесенных в Государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО). По неофициальным же данным каждый год в регионе появляется до 100 новых незаконных свалок — на окраинах городов и деревень, в лесах, под линиями электропередач, по берегам рек и озер, даже таких крупных, как Волга и Селигер. Во многих регионах России экологический ущерб от выявленных незаконных свалок уже оценен (например, в Самарской области он составляет — 90 миллионов рублей, а в Подмосковье достиг 4,4 миллиарда), в Тверской области его пока никто не считал.

— Бороться с незаконными свалками мы начали еще до появления проекта «Генеральная уборка», — рассказывает Вячеслав Щербаков. — Одним из первых полигонов, деятельность которых удалось установить, стал объект под Лихославлем, вблизи деревни Петрушкино.

Свалка под Лихославлем появилась еще полвека назад. Когда-то это была небольшая городская помойка, однако два-три года назад сюда стали свозить мусор не только из окрестностей, но и из Твери и Подмосковья. Каждый день на полигон приезжало 40-50 мусоровозов. Как результат, с 2014 года по 2016-й свалка выросла втрое. Вонь от гниющих отходов стояла на несколько километров вокруг.

Летом 2016 года за полигон взялись активисты ОНФ. По их запросу природоохранная прокуратура Тверской области провела проверку, после чего решением суда было запрещено свозить мусор на свалку вплоть до внесения объекта в государственный реестр объектов размещения отходов. Однако лишь прошлой зимой, после повторных судебных разбирательств, на воротах полигона появился замок и объявление: «С 25 января 2017 года отходы на свалку приниматься не будут».

«В Твери, в конце бульвара Ногина, на берегу реки Волги надо повернуть направо в сторону пескобазы. Там на территории бывшей пилорамы кучи строительного мусора…»

«Свалка в лесу, примерно в километре от города Белый, животные едят мусор…»

«Жители села Юрьево Торжокского района в течение нескольких лет сбрасывают бытовой и строительный мусор и старую мебель на краю поля…»

Сегодня на интерактивной карте «Генеральной уборки» в Тверской области отмечено 193 незаконных свалки и «серых» мусорных полигона. 26 из них ликвидированы, 154 находятся на контроле.

Обычно работа строится так. После того как на интерактивной карте появляется новая свалка, активисты Народного фронта выезжают в рейд, чтобы проверить достоверность информации, а затем направляют запрос в контрольно-надзорные органы и в местную администрацию с просьбой ликвидировать свалку либо привести ее в соответствие с действующим законодательством. Дальнейшие события отражаются в режиме онлайн: когда и кем была проведена проверка, какое решение вынесено. Статус свалки отмечается цветом: красный кружок — в стадии рассмотрения, оранжевый — в работе, зеленый — проблема решена.

— Взять, к примеру, свалку в деревне Паньково Старицкого района, — говорит Вячеслав Щербаков. — Нам поступило сообщение от жителей села, что на территории молочной фермы, в водоохранной зоне реки Холохольня, сваливается бытовой мусор. Мы направили запрос в Осташковскую межрайонную природоохранную прокуратуру, ее сотрудники провели проверку, после которой в адрес администрации сельского поселения Паньково было вынесено представление об устранении выявленных нарушений. Месяц назад свалка была ликвидирована.

Сейчас две главные свалки, над которыми работают активисты ОНФ, — мусорные полигоны под Кимрами и в Калязине. Кимры — старая история. Свалка расположена на въезде в город по Ильинскому шоссе. Ее территория относится к землям населенного пункта. Сваливать отходы здесь начали еще в 1960-х годах, но за последние восемь лет — после того, как полигон сдали частной компании — горы мусора достигли высоты в несколько этажей.

— Беда свалки в Кимрах в том, что сюда свозят отходы из Дубны и Талдома — двух подмосковных городов, у которых нет своих полигонов, — говорит Вячеслав Щербаков. — Поблизости находятся многоквартирные и частные дома, школа, детский сад. Люди постоянно дышат отравленным воздухом. Когда мы приехали в Кимры с рейдом — увидели, что какие-то люди ковыряются в мусоре, сортируя пластик, стекло и металл. И тут же пьют чай, перекусывают…

Что касается Калязина, то здесь полигон расположен в пяти километрах от города, у деревни Носатово, прямо по соседству с городским кладбищем.

— В ходе рейда мы обнаружили там огромные навалы мусора, — продолжает Вячеслав Щербаков. — Он гнил. Справа и слева от дороги были раскиданы медицинские отходы, которые попадают на полигон из Центральной городской больницы Калязина, что недопустимо, а также строительный мусор. Свалка давно не пересыпалась, тлела. Над кладбищем стоял смрад...

Оба полигона отмечены сейчас на интерактивной карте оранжевыми кружками. Активисты Народного фронта направили запросы в контрольно-надзорные органы и в районные администрации. Обе свалки нарушают как минимум два закона: «Об отходах производства и потребления» и «Об охране окружающей среды», так что участники «Генеральной уборки» не сомневаются, что полигоны в ближайшем будущем будут закрыты.

— За полгода действия программы мы поняли, что победить незаконные свалки можно: контрольно-надзорные органы работают достаточно добросовестно, — говорит Вячеслав Щербаков. — Но они работают только по сигналу. Поэтому пока гражданское общество не зашевелится, пока люди с мест не будут подавать эти сигналы, мы будет жить среди мусорных куч.

В пример Вячеслав приводит статистику по районам. На окраинах области — в Торопце, на Западной Двине, в Весьегонске — свалок не зарегистрировано, хотя трудно поверить, что там их вообще нет. Зато в Конаковском районе убрано свыше 20 процентов мест стихийного сброса мусора.

Все дело в том, что в Конаково, в селе Рождествено живет Сергей Морозов. Сергею 23 года, по образованию он менеджер по управлению персоналом, но сейчас у него свой бизнес. Бороться со свалками Сергей начал год назад, по примеру друзей — активистов Народного фронта, а его первым делом стал «серый» полигон в сельском поселении Первомайское.

— Помочь ликвидировать незаконную свалку в селе меня попросили знакомые, — рассказывает Сергей. — Там на протяжении нескольких лет по левой стороне от дороги Тверь — Кимры местная администрация и коммунальные службы сбрасывали мусор. Жители поселка жаловались, что свалка постоянно горит, из нее ползут змеи, бегут крысы. К тому же они боялись лесного пожара, так как мусор занимает уже 8 тысяч квадратных метров.

Процесс ликвидации Первомайской свалки шел трудно. Активисты «Генеральной уборки» обратились в контрольно-надзорные органы, администрации сельского поселения было выписано представление свалку убрать. Однако местные власти требования не выполнили, а Сергея из-за истории со свалкой даже побили, и он три недели находился на больничном с сотрясением головного мозга. Но этим летом Тверская природоохранная прокуратура по суду все же потребовала прекратить размещение отходов в Первомайском.

— Мы надеемся, что в конце августа свалку наконец-то закроют, — говорит Сергей. — Часть мусора вывезут на официальный полигон в Твери, а часть пересыплют землей и рекультивируют, посадят на этом месте деревья.

Кроме Первомайского полигона Сергею удалось организовать очистку берега Волги от бытовых отходов в поселке Эммаус — отдыхающие навалили там за весну пять внушительных мусорных куч. Но самое, пожалуй, важное дело, инициатором которого стал Сергей, — субботник в парке села Рождествено.

— Центр села у нас очень красивый: стоит храм XIX века, рядом дом культуры, — рассказывает Сергей. — Но там часто выпивают местные, бросают мусор, бутылки. К тому же в парке было несколько аварийных деревьев, которые могли в любой момент упасть.

Три выходных подряд жители села, поддержавшие Сергея, наводили в парке порядок: собрали мусор, спилили деревья, местный предприниматель помог вывезти их на лесовозах, а школьники сгребли листву. Сейчас в парке чисто, посажены молодые деревья, а работники местной администрации регулярно косят траву…

— Год экологии скоро подойдет к концу, но программа «Генеральная уборка» будет продолжаться, — говорит эксперт регионального отделения ОНФ Вячеслав Щербаков. — Мы хотим расширить географию проекта и сеть активистов, поэтому сейчас распространяем информацию о проекте в виде листовок и наклеек по всей Тверской области. Новости о нас всегда можно найти в соцсетях.

Из крупных целей активистов «Генеральной уборки» — добиться, чтобы в Тверской области была принята региональная программа по обращению с отходами, разработана схема их размещения и появился региональный оператор по вывозу ТКО. Только так незаконные свалки можно ликвидировать окончательно.

Впрочем, Сергей Морозов уверен, что есть и другой путь: просто не мусорить. Не сваливать отходы в неотведенных для этого местах, самим убирать кучи мусора, если они вдруг появились, сортировать мусор дома или на участке.

— У нас в Рождествено администрация поставила контейнеры для отходов, со всеми жителями заключила договоры, — рассказывает Сергей. — Но один молодой человек, Андрей Кочетов, контейнерами никогда не пользуется. Все, что можно сдать, — пластик, стекло, металл — он сдает. Все, что можно сжечь, — сжигает. Что перегнивает — в компост. И у него всегда чисто.