Носом чую

Фекалии стали выгодным бизнесом

Кадр: фильм «Догма»

По данным Всемирной организации здравоохранения и детской благотворительной организации United Unicef, 2,8 миллиарда человек, или 38 процентов населения планеты, живут без канализации. В качестве отхожих мест они используют ямы или баки, содержимое которых затем оказывается на улице без соблюдения каких-либо требований санитарии. К 2030 году, по некоторым оценкам, число тех, кто лишен доступа к канализации, вырастет до 5 миллиардов, что на фоне ожидающегося сокращения международной помощи населению третьих стран в обеспечении питьевой водой и санитарии может обернуться экологической катастрофой.

Выгодная очистка

Решить проблему плохой санитарии и переизбытка отходов человеческой жизнедеятельности попыталась группа предпринимателей, сообщает издание Nature. Они ищут способы переработки отходов в топливо, удобрения и даже еду. Их проект Pivot реализуется на полигоне в Нудубе (Руанда). Основатель проекта — Эшли Муспратт, инженер по санитарии, проживший более семи лет в разных африканских странах.

Очевидное решение — превращать экскременты в удобрения или топливо, однако исследователи совместно с предпринимателями изучают и другие варианты. К примеру, применять переработанные отходы для выращивания растений или разведения в искусственных прудах сомов, которых используют для очистки водоемов от ила. Еще одно направление — изготовление из высушенных отходов строительных материалов, кирпича и цемента. Также изучается возможность применения содержащихся в отходах жирных кислот для создания биопластика и промышленных химикатов. И из питающихся фекалиями личинок участники проекта пытаются получить масло для промышленного использования, а также для производства кормов в животноводстве.

Такой подход полностью переосмысливает сам процесс санитарной очистки — не только с точки зрения здравоохранения, но и с точки зрения бизнеса, нацеленного на конечный продукт, считает Дулай Кон, заместитель директора программы водоснабжения, санитарии и гигиены Фонда Билла и Мелинды Гейтс. По его словам, такая экономическая модель позволит частично вывести данную область из государственного сектора и передать частным предприятиям. Это привлечет инвестиции и поможет правительствам развивающихся стран, где из-за нехватки бюджетных средств многие очистные сооружения находятся в плачевном состоянии. К примеру, в Гане канализация охватывает менее 5 процентов жителей, а большая часть отходов сбрасывается в канавы или море.

По словам специалистов, финансирование — не единственная проблема, из-за которой инициативы по переработке отходов сходят на нет. Многие проекты отвергаются местными жителями: в силу своих культурных особенностей они негативно относятся к отходам человеческой жизнедеятельности и продуктам их переработки, не желая пользоваться современными технологиями по сбору отходов в удобной для переработки форме.

Мухи и масло

Не все отказываются от использования в хозяйстве экскрементов. В Гане некоторые фермеры, наоборот, просят выгружать отходы на свои поля, где они с помощью традиционных методов создают компост для удобрения сельхозкультур. Однако, по словам специалистов, это повышает риск распространения болезней, например, тифа, холеры, а также различных патогенов, вызывающих диарею и анемию. В зоне особого риска дети — под угрозой не только их физическое, но и когнитивное развитие.

После вспышки холеры в 2000 году муниципалитет Теквини (ЮАР) установил в сельской местности более 85 тысяч туалетов. Но отходы уходили в почву, а рост населения привел к тому, что пригодной для этого земли становилось все меньше. Фекалии разлагались в почве, однако в условиях жары патогены выживали. Сотрудник отдела водоснабжения и санитарии Тедди Гаунден и его коллеги попытались организовать сбор отходов, но их утилизация оказалась слишком дорогостоящей.

Гаунден и его коллеги услышали, что черная солдатская муха (Hermetia illucens), живущая в тропическом климате, на стадии личинки способна употреблять большое количество фекалий. Это использовала для переработки пищевых отходов компания AgriProtein, занявшаяся разведением таких мух. Оставшийся от личинок компост было легко собирать и перерабатывать. Сами личинки тоже не выбрасываются — они обезвоживаются и идут на производство корма для животных и жирных масел, используемых в самых разных сферах — от косметики до биодизеля. В прошлом году AgriProtein открыл первый промышленный завод такого типа. Кроме того, ведутся исследования с целью применения таких мух для переработки осадков сточных вод из канализационной системы города.

Чистая энергия

В докладе канадского университета ООН 2015 года говорилось, что если все человеческие фекалии, произведенные ежегодно, преобразовать в биогаз, электроэнергией можно обеспечить более 138 миллионов домашних хозяйств. А оставшуюся от переработки суспензию — высушить и превратить в топливо, которого хватит еще на 130 тысяч хозяйств. На заводе проекта Pivot производят твердое топливо из фекалий. Из отходов убирается большая часть влаги, а осадок высушивается в специальных теплицах. Затем полученный продукт дополнительно дезинфицируют и изготавливают порошок или гранулы, в которых на 20 процентов больше энергии, чем в других видах топлива из биомассы, таких как опилки или кофейная шелуха.

У Pivot большие планы, рассказал Муспратт. Компания намерена заняться измельчением и других видов горючих отходов, чтобы смешивать их с топливом. Свой бизнес Pivot намерена расширить на всей территории Африки и Индии, где традиционно жители используют в качестве туалета открытую местность, но благодаря правительственным кампаниям началось строительство туалетов. «Наша конечная миссия — быть самым дешевым поставщиком услуг по очистке фекальных осадков на рынке», — заявил Муспратт.

Впрочем, рассчитывать на огромные доходы от такого производства пока не приходится. Что касается Pivot, то полигон для реализации проекта был предоставлен муниципалитетом, а строительство инфраструктуры оплачено грантами. «Ожидать дикую прибыль от переработки отходов нереально», — говорит Линда Странде, инженер-эколог Швейцарского федерального института водных наук и технологий в Дюбендорфе. По ее словам, большинство проектов могут рассчитывать на окупаемость в размере 10-20 процентов в год.

Обсудить
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Ее повел на костер собственный брат»
В отрезанной от мира деревне устроили охоту на ведьм
«Бабушка спрашивает, заставляют ли мусульмане сменить веру»
История москвички, которая переехала в Объединенные Арабские Эмираты
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки