«Она не любовница и не друг»

Русский искусственный интеллект ответит на домогательства и поболтает о жизни

Кадр: фильм «Она»

«Яндекс» запускает голосового помощника Алису: ее уже показали президенту страны Владимиру Путину, а россияне смогут не только попросить ее о помощи, но и просто поболтать. Руководитель разработки голосовых технологий «Яндекса» и один из главных идеологов Алисы Денис Филиппов в эксклюзивном интервью «Ленте.ру» рассказал, зачем пользователям из России свой помощник, чем Алиса лучше Siri и сможет ли она заменить любовницу или друга.

«Лента.ру»: Кто такая (или что такое) Алиса и зачем она вообще нужна россиянам?

Денис Филиппов: Кто такая! Алиса — новый голосовой помощник «Яндекса». Зачем она нужна россиянам? Сейчас у людей большие запросы к скорости ответа, они все меньше хотят тратить время на поиск нужной информации. И традиционные интерфейсы, даже «Яндекса», уже не совсем отвечают этим потребностям. Поисковая выдача хороша, но если нужно мгновенно получить ответ, например, при занятии спортом, это уже не решает задачу. А Алиса справится.

Информационными сервисами пользуются не только сидя за компьютером. У всех давно есть смартфоны: люди на ходу, занимаясь спортом, за рулем хотят также искать и потреблять информацию. И Алиса призвана помогать в таких ситуациях.

Чем она лучше Siri или Cortana? К ним обычно обращаются, чтобы узнать погоду или найти музыку. И они часто не понимают запросов.

Во-первых, Cortana на российском рынке нет. Вообще, все голосовые ассистенты работают по-разному. Наша особенность в том, что мы фокусируемся на российском рынке и очень хорошо понимаем русский язык. И с точки зрения распознавания речи, и с точки зрения восприятия смысла.

У Алисы «под капотом» — сервисы «Яндекса». В этом смысле Алиса очень отличается от Siri, у которой нет собственного поиска. Раньше они использовали Bing, теперь переключились на Google.

К тому же Алиса — абсолютно другой персонаж со своим характером. Это как с людьми: более-менее похожи, но все-таки разные, с одним человеком интересно общаться, с другим — не очень. Мы стремимся сделать Алису интересной именно для российского пользователя, наделить ее характером, близким и знакомым российскому человеку.

Традиционные голосовые ассистенты заточены под решение конкретных задач: погода, музыка и так далее. Но все стараются сделать так, чтобы ассистент отвечал и на нестандартные вопросы. Есть редакторы, которые берут несколько сотен шаблонных вопросов и пишут ответы на них. И у человека возникает иллюзия, что это искусственный интеллект, что он умеет общаться. Но шаг в сторону, и иллюзия рассыпается, поскольку помощник повторяет: «Вот, что мне удалось найти в интернете по этому запросу».

Мы, наверное, первые в мире пытаемся сделать вот что: мы тоже используем редакторские ответы на вопросы, но добавляем специальную нейронную сеть, обученную на свободную беседу. Она может подобрать ответ или втянуть пользователя в болтовню ни о чем.

В этом, наверное, кардинальное отличие, потому что людям, помимо поиска каких-то фактов, иногда хочется с кем-то поболтать. Алиса уже сейчас способна поболтать и будет в этом только совершенствоваться.

У нас была сложная задача: нейронная сеть (между нами — «болталка») обучается практически на всех текстах в интернете, уделяя внимание диалогам. И не всегда то, что есть в интернете, соответствует характеру, который мы хотим заложить в Алису. На форумах общаются по-разному, а мы не можем допустить, чтобы Алиса оскорбляла.

Как в истории с чат-ботом Microsoft Тэй?

Да! Для нас эта история очень показательна. Нам нужно было решить эту же задачу, и мы учим Алису не выходить за рамки своего характера, соблюдать дистанцию с пользователем и всегда быть доброжелательной. На самом деле это очень сложная задача.

Поначалу она могла напрямую оскорбить собеседника. Представьте группы в соцсетях, где пользователи позволяют себе изъясняться трехэтажным матом. Она использовала ответы, исходя из частотности употребления, и в какой-то момент стала олицетворением интернет-души, но не «Яндекса».

Умение болтать иногда выходит боком: многие разработчики сталкиваются с тем, что пользователи начинают сексуально домогаться голосовых помощников, поскольку видят в них женщин.

У всех голосовых помощников есть голос, а человек сам выстраивает образ того, как выглядит его собеседница. Голоса, как правило, достаточно яркие, выразительные. Мы, кстати, не исключение: для создания голоса используется технология синтеза речи, и мы привлекали актрису Татьяну Шитову. Она официальный голос Скарлетт Йоханссон в России и озвучивала ассистента Саманту в фильме «Она».

Вся трагедия фильма как раз заключается в том, что у человека и персонального ассистента завязываются отношения. Но в итоге оказывается, что главный персонаж у нее не единственный. Еще, как мы недавно поняли, в третьей части «Ведьмака» этим же голосом говорит персонаж Йеннифэр. Геймеры оценят.

Естественно, в возможных домогательствах Россия не исключение. Мы понимаем, что какая-то часть аудитории попытается задавать такие вопросы, и Алиса уже обучена выкручиваться из таких ситуаций, не нарушая дистанцию. Мы хотим добиться, чтобы всегда существовала пусть и небольшая, но дистанция между человеком и помощником. Алиса не любовница и не друг. Возможно, в будущем мы сможем настроить Алису в дружественный режим, но сейчас важнее запустить продукт. Мы все-таки заточены в первую очередь на решение задач, а болтательная история — приятный бонус.

Почему все голосовые помощники по умолчанию женщины?

Не все. На самом деле есть куча исследований, по которым женщина в общественном сознании приравнивается к матери. Если мужчина — отец, завоеватель и так далее, то мама — это всегда что-то теплое, уютное, защищенное. К примеру, во всех контакт-центрах всегда отвечает женский голос. Но если пользователем нужно командовать, то больше подходит мужской голос.

То есть это не связано с сексистской теорией о том, что помощник — обязательно женщина?

Нет-нет. Так природой устроено, что женщины — матери. Это психологически заложено. Но в нашем продукте будет небольшой сюрприз.

Как думаете, какие вопросы окажутся самыми востребованными?

Очень много спрашивают фактическую информацию. Мы это называем фактоидами или объектными ответами. Кто такой Владимир Путин? Сколько ему лет? Какая высота Эвереста? Об этом очень часто спрашивают именно у помощников.

Самый распространенный кейс — вопросы в кругу друзей. В беседах нередко возникают споры, и есть возможность быстро получить ответ.

Большая часть мозга и знаний Алисы пришла из поиска. Еще одно важное направление, в котором мы пытаемся отличаться от конкурентов — возможность понимать контекст. Мы пытаемся построить персонального ассистента не в режиме «вопрос — ответ», а в режиме разговора. Самый простой пример с погодой: «Какая сегодня погода? А завтра?» Это самое «а завтра» обычно ломает всю логику.

На самом деле все двигаются в этом направлении, но у нас есть преимущество — более 30 сервисов «Яндекса». Внутри каждого сценария с помощью контекста Алиса может порекомендовать необходимые приложения. К примеру, она предложит «Карты» для просмотра маршрутов общественного транспорта, если нужно куда-то на нем добраться.

А как она реагирует на каверзные вопросы? Как поступит, если пользователь намерен совершить суицид и обращается к ней за помощью?

В болтательной части Алисы есть набор метрик под общим названием «Неоскорбительность». В действительности под ними скрывается ее тактичность, невозможность оскорблять и способности обойти темы, связанные с гомофобией, национализмом, с суицидами в том числе. Они в стоп-листе, она будет обходить эти вопросы.

Было бы круто, если бы Алиса советовала позвонить на горячую линию.

Это мы тоже обсуждаем с психологами. Как раз ровно это мы и планируем. Но тут тоже нужно быть аккуратными. Мы должны точно знать момент, когда можно предложить этот вариант человеку.

Денис хочет продемонстрировать, как Алиса реагирует на подобные темы, и вызывает ее на телефоне.

— Хочу умереть!
— Ты что, не говори так.
— А что мне делать?
— Помогите кому-нибудь просто так прямо сейчас.
— Но я хочу умереть прямо сейчас.
— Не надо умирать.
— А куда мне обратиться?
— Всегда есть куда.

Мы в процессе обсуждения с психологами, в какой момент необходимо предлагать номер помощи, чтобы он сработал в положительную сторону, а не отрицательную. Ведь человека сначала надо успокоить, а потом уже предлагать конкретные действия.

Существуют речевые модули, способные менять голос: к примеру, собеседник говорит своим голосом, а на другом конце слышится тот же текст, но голосом совсем другого человека. И все это звучит достаточно «человечно». Почему тогда голосовые помощники до сих пор говорят роботизированно?

Здесь ответ простой: все зависит от источника голоса. Натуральную речь человека превратить во что-то иное довольно просто, достаточно наложить фильтры и поиграть с частотами. Качество звука от этого не потеряется. У нас другая задача: у помощников нет речи, а есть технология ее синтеза. Они видят текст и озвучивают его с помощью технологии — нейронной сети, которая, зная, как звучит человек, предсказывает, как именно должен слышаться текст. Она по факту даже не понимает, что это слова.

Но есть и альтернативный подход, когда источником звука служит огромная база диктора. На старте Алиса будет звучать и так. Для ее разговоров мы используем комбинацию: синтезируем речь из огромной базы голоса Татьяны Шитовой или используем нейронную сеть. В первом случае все звучит натурально, но подходит только для коротких фраз. Во втором случае будет слышен «налет робота», и он работает, когда, к примеру, нужно прочитать новости.

А она умеет проявлять эмоции?

Эмоции как раз-таки можно сделать с помощью фильтров. Но проще имитировать эмоции, когда говорит нейронная сеть. Этой речью мы можем управлять как хотим: сделать голос очень грустным или очень веселым. С базой диктора такого не получится.

В том же фильме «Она» ассистент проявляла много эмоций, и это, как мне кажется, показатель того, что будущее наступило.

Да, это и есть будущее, в которое мы стремимся. Алиса будет со временем учиться эмоциям.

Но важнее сделать так, чтобы Алиса слышала эмоции человека. Сейчас она слышит речь и переводит ее в текст. Нам хочется, чтобы она научилась распознавать радость или грусть. Например, с воспроизведением музыки есть бесконечное количество вариантов: если прочувствовать момент, то можно подбодрить грустного пользователя или снизить градус чрезмерного веселья чем-то расслабляющим.

Важно понимать, когда человек испытывает негативные эмоции. Алиса пока ребенок, который может ошибаться. Мы не видим раздражения отдельных пользователей, но способны их услышать.

С помощью негативных реакций мы можем ее обучать. Допустим, часто человек пытается что-то спросить, а ассистент его не понимает. После третьей реплики начинается мат и фразы типа «Ты дура». В этот момент можно переключить Алису в режим «болталки» и другой в зависимости от контекста.

Вся эта история возможна благодаря нейросетям. К примеру, мы хотим, чтобы Алиса научилась распознавать человека по голосу. Это особенно актуально, если Алису будут использовать дома.

Команды, работающие с речевыми технологиями, обычно не наделяют свое создание каким-то конкретным образом. А производители, к примеру, секс-кукол активно работают над «очеловечиванием» внешности, но не могут сделать их по-настоящему умными. Почему индустрии не пересекаются?

Мы считаем, что каждый должен заниматься своим делом и фокусироваться на своей области. В мире IT есть разные специализации. Мы работаем в области машинного обучения и нейронных сетей, и наша задача — создать те программные решения, которые обеспечат очень высокое качество для конечного потребителя. Чтобы Алиса все хорошо распознавала, чтобы ее голос хорошо звучал. Если мы уйдем в создание физических форм, то внимание, наверное, распылится, и ни к чему хорошему это не приведет.

Кроме того, голосовой помощник, находясь в приложении без какого-то физического облика, рождает свой личный образ у человека в голове. Это тоже так называемый комфортный выбор — у нас многомиллионная аудитория, сервисами в больших российских городах пользуются 90 процентов интернет-пользователей. Представьте, что нужно сделать, чтобы физическая форма, которую мы придумаем, понравилась им всем. Мне кажется, это невозможно.

В некоторых странах, напротив, напирают на внешний облик помощника. Не так давно в Facebook гулял ролик, в котором одинокий японец ходит на работу, возвращается домой и постоянно ведет диалог с помощником (Gatebox — виртуальный ассистент для одиноких людей). Это милая стандартная девочка, способная понравиться всем.

Вряд ли всем. Физическая форма очень требовательна к тому, чтобы понравиться массовой аудитории. Очень сложно угадать с ней. Понятно, что есть класс устройств с простой формой вроде Amazon Echo. Нет опасности, что люди не будут это использовать, потому что им просто не нравится сам дизайн.

Если мы говорим о человекоподобных андроидах, то тут как с людьми: одни нам нравятся, другие просто раздражают. Это не массовая история, и соответственно, нам это неинтересно.

С другой стороны, мы традиционно делимся нашими технологиями со сторонними разработчиками. Возможно, кто-то сделает детскую игрушку и захочет встроить туда Алису или назвать персонажа по-другому, но на базе наших технологий.

Мы верим в некую коллаборацию разных компаний, специализирующихся на своих продуктах. «Яндекс» не может делать все на свете: мы не можем выпускать игрушки, которые будут суперпопулярны, роботов, которые будут убирать дом. Это задача других компаний, которым мы готовы давать наши технологии.

Не боитесь ли вы, что голосовые помощники, в том числе Алиса, станут настолько человечными, что люди прекратят общаться друг с другом?

Интересный вопрос из серии «а не захватят ли мир роботы». На самом деле и Алиса, и другие технологии на основе машинного обучения — инструмент для человека. Я люблю приводить в пример молоток. Когда-то давным-давно у людей не было молотка. Потом его изобрели, и открылось много возможностей. Молотком можно было и проломить голову — себе или кому-то еще. Но если бы люди использовали молоток только в этом направлении, то человечество бы пропало. Однако оно не пропало.

Искусственный интеллект, нейронные сети, машинное обучение, персональные помощники — это тот самый молоток, инструмент. Мы верим, что у людей появится больше свободного времени благодаря голосовым помощникам, они быстрее смогут решать свои бытовые задачи, им станет безопаснее ездить на автомобиле.

Голосовые помощники снимут с людей рутинные задачи. Еще один мой любимый пример — работа в контакт-центре. Человек, который изо дня в день приходит на работу, надевает гарнитуру и отвечает на однотипные вопросы по четыре и больше часов в день, просто выгорает и теряет мотивацию. Но если такую рутинную работу возьмут на себя помощники, то у людей будет более интересная работа, они смогут решать более нестандартные задачи, а значит, качество сервиса вырастет.

Мы давно пользуемся социальными сетями, но личное общение все равно никуда не девается. Кафе и бары, стадионы и концерты все еще заполнены. Человечество начинает лихо играть в игрушки, но жизнь расставляет все по своим местам. С виртуальным ассистентом будет прикольно пообщаться, когда тебе не к кому обратиться, и это круто.

Но когда есть возможность встретиться с друзьями или позвонить, то люди выберут это. Человек все равно интереснее, потому что, если по-честному, все персональные ассистенты — это программа. Она всегда будет иметь свои ограничения, какая бы большая нейронная сеть ни была.

Люди ценны тем, что они постоянно приносят новые знания, поэтому мы общаемся друг с другом, а не с роботами.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Замуж за американца не хочу»
История москвички, переехавшей в Лос-Анджелес и ставшей продюсером
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Ее повел на костер собственный брат»
В отрезанной от мира деревне устроили охоту на ведьм
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Когда за Квята не стыдно
Как Формула-1 провела безошибочный Гран-при США. Ну, почти безошибочный
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки