«Забивать других дано просто от бога»

Татуировка помогает девушке победить редкую болезнь

Фото: Полина Гаевская

Татуировщица из Санкт-Петербурга Полина Гаевская в интервью «Ленте.ру» рассказала о поисках собственного стиля, борьбе с редким генетическим заболеванием и о том, какие знания и мысли она старается вложить в головы начинающих мастеров.

О приходе к татуировкам и болезни

Я всю жизнь не вылезала из искусства — рисовала, делала скульптуры, разрабатывала дизайн рекламы, занималась CG-артом. В татуировку я пришла, скажу честно, по весьма банальной причине — из-за финансов. Дело в том, что труды, вложенные в рисование, и деньги, которые за это получают художники, практически несопоставимы. Тем более, перспектива в будущем постоянно находиться под диктатурой заказчика — это очень сложно морально. С моим характером это сложно втройне.

Но татуировка никогда не была для меня тупым способом заработка, абсолютно никогда. В моем случае это стало чем-то из разряда меритократии: когда ты получаешь блага, которых действительно достоин, за труд, в который вкладываешь решительно все. А так чтобы «бабки, бабки, я буду делать из этого деньги, я заработаю себе на лечение в 17 лет (у меня есть серьезная генетическая болезнь)» — нет, такого не было. Я понимала, в принципе, что мне как художнику будет очень сложно переучиться c работы в уединении на работу с людьми, развить в себе необходимые навыки коммуникации и нового этикета.

У меня редкая генетическая мутация соединительной ткани — она называется синдром Элерса-Данлоса, одна из разновидностей. Это когда соединительная ткань в теле начинает стремительно разрушаться после 16 лет, а до этого возраста ничто не предвещает беды. Коллаген не синтезируется, и твое тело попросту рушится. Для того чтобы замедлять этот процесс, требуются серьезные деньги.

Провалив экзамены в художественную «вышку» по причине, скажем так, продажности мест, я, недолго думая, купила себе набор «я у мамы татуировщик» — китайский и довольно унылый. Тогда я решила, что пути назад нет, пороть кожу других людей не позволяла гордость, и около года я тренировалась на себе (ни о чем не жалею) — перед тем, как приступить к работе с клиентами. Я знала, что потом все «каверну» (перебью на другую татуировку — прим. «Ленты.ру»), но опыт получу бесценный — и перебила. Как итог тех месяцев — минус кожа ноги и руки до запястья; где мои лихие 16, мне бы сейчас того безумия!

Об особенностях стиля и открытии студии

Я, в принципе, графист и напрочь не чувствую цвет, но зато очень хорошо понимаю форму и светотень. Посмотрев на все, что происходит в индустрии, и испытав «китаймаш» в деле, решила, что позориться не хочу и буду делать что-то свое. Долго раздумывать над тем, что именно, не пришлось — я начала работать контурной иглой, подражая любимому академическому штриху. Получились линии точками. Потом я выяснила, что эта техника называется «випшейдинг». В Европе ее тогда использовали, кажется, всего четыре мастера. Я решила, что в России таким мастером буду я. Потом уже, отточив навык, поделилась им с остальными.

In process.

A post shared by P.Gajewsky (@p.gajewsky) on

До этого я никогда не видела, чтобы в татуировках присутствовала эскизная живость линий, живость штриха, весь этот огромный пласт информации, который можно передать просто динамическим контуром. А «випшейдинг» порой намного красивее, досконально точнее, чем та же бумага передает динамику: то, как двигалась рука творца, когда создавалось изображение.

#art_of_being #my_workspace @tattoo_main

A post shared by P.Gajewsky (@p.gajewsky) on

Мысли об открытии собственной студии были всегда. Я знала, что доберусь до той отправной точки, когда организую свое пространство, которое контролирую целиком, и продолжу свое развитие с рассмотрения тех, кто рядом со мной. Название — Main — это метафора чего-то максимально важного в моей жизни. Вон, наш девиз на стене: Your skin is the main.

О моде и индустрии

У каждого человека есть свои причины сделать тату. Для меня татуировки — это очень дорогое, сродни ювелирному, украшение тела. Я далека от трендов: ко мне обращаются за эскизами, а я поглощена только своей работой. А за остальным давно не слежу: после длинного рабочего дня мне хочется созерцать нечто иное. Не другие татуировки.

Мода на тату ничем плохим для индустрии не обернется. Потому что чем больше в ней крутится людей — тем больше в ней благ и свобод. Чем больше выбора у людей, тем больше свободы у творцов. Иногда раскрываются совершенно невероятные таланты, и в индустрию приходят люди, которым забивать других дано просто от бога. А та самая масса, покрывающая себя абы чем, от моды и от доступности татуировки в наше время... они как не были заметны, так и не станут. Это, конечно, большое увы.

Если лет через 10-15 люди вдруг перестанут бить себе татуировки, я просто вновь перенесу свое искусство в другую сферу. Не думаю, что востребованность должна волновать творца, как и то, будут ли покупать это через 10-15 лет. Любое искусство, а мы говорим о татуировке именно как об искусстве, это диалог между тобой и мирозданием, а не между тобой и покупателем, с которого ты собираешь дань любви или почитания.

О неофитах

Среди начинающих всегда было разделение на очень смелых и уверенных в себе бездарностей и одаренных людей, которые достаточно скромны и будут до последнего бояться подходить к коже. Мне нравится замечать уникальных людей среди новичков. Остальным важно показать, что свобода, которая нам дана, — это не свобода высирать все, что в голову придет, а мера огромной ответственности. Это ответственность за внешний облик человека в будущем и за его самоощущение. Как раз в этом случае татуировка намного ближе к человеку и к культуре, чем любой другой вид искусства сейчас: она взаимодействует с человеком, это прямой контакт между творцом и носителем, и ближе уже некуда.

Моя задача — нацелить именно на это. Сейчас люди все больше понимают, что ты не купишь знания за деньги: ты можешь платить сколько угодно за обучение, но ты не получишь опыт или умение. Их остается только постигать самим, оставаясь честными с собой до конца. На мероприятиях вроде мастер-классов очень хорошо перенаправить мышление на действительно важные вещи. Тот, кто приходит просто посмотреть на процесс за деньги и уйти — посмотрит и уйдет. Но будут и те, кто унесет с собой гораздо больше.

Complete right now!

A post shared by P.Gajewsky (@p.gajewsky) on

К обучению тату я отношусь хорошо, если это развитие потенциала. Но оно актуально для людей рисующих, смыслящих хотя бы в дизайне — для них татуировать значит лишь постичь новый инструмент. Клоунады с тату-школами создают дополнительные контрасты, а контрасты всегда нужны для того, чтобы человек осознал истинного себя. Ему нужны эти моральные перегрузы.

Обсудить
Ценности00:08 9 ноября

Белое мясо

Российские модели в Китае торгуют наркотиками и умирают от истощения
Порошок, приходи
Жадные мексиканцы потеряли доход от марихуаны и завалили Америку героином
Кровавая ривьера
Франция отстреливает врагов по всему миру, пока никто не видит
Роберт и Грейс МугабеДедушка старый, ему все равно
Военные не дали старейшему диктатору мира править после смерти
Ислам? Не моя тема!
Сербия громит мечети и держит мусульман в страхе
Абсолютное возмездие
Россия, США и Китай готовятся к третьей мировой войне
Пробила дно
Планета-пришелец расколола Землю и сдвинула континенты
Голодающие дети в Бузулуке (Самарская губерния), 1921-1922 гг.«Обезумевшие родители отбирали еду у детей»
Советская власть бросила миллионы умирать от голода, но их спасли американцы
Сила в деньгах
Жадные джедаи прилетели в Россию за длинным рублем — Star Wars: Battlefront II
Хватит всем
Почему террористы и изгои любят советское оружие
«Любовь — довольно пошлая штука»
Звезда «Жизни Адель» о драйве, страсти и постельных сценах
Lil Peep«Я депрессивный наркоман, и я уже на грани»
Что убило кумира российских школьников, эмо-рэпера Lil Peep
Зверье по имени товарищи
Гарик Сукачев призвал петербуржцев к революции
«Обнаженную я находил совершенно антиэротичной»
Джулиан Барнс о прилизанной порнушности и воздушной вольности в искусстве
Понабрали по объявлению
Кино недели: от «Лиги справедливости» до «Молодого Годара»
Прости, но ты живешь в России
Крупнейшие корпорации заставили выживать в провинциальной глубинке
Арнольд ШварценеггерКислотная пауза
Шварценеггер и Емельяненко втайне зарабатывали миллионы, кривляясь для японцев
Нежный палач
Он обещал помочь самоубийцам, приходил к ним и отрубал головы
«Не надо меня спасать»
Звездный путешественник нашел тайное племя головорезов, ввязался в войну и выжил
Во всем виноват буй
Она мечтала о круизе с секс-рабынями, но потерялась в море с боевой подругой
Эмилио Эстевес в роли Билли КидаМалыш на миллион
Легендарный головорез Дикого Запада передал привет из прошлого
«Я уехал от российских дорог, рутины и темноты»
История жителя Челябинска, переехавшего в Калифорнию
Японись!
Он придумал самые безумные изобретения в мире, но отказывается их продавать
Audi Q5 против SQ5
Пять причин купить Audi SQ5 вместо обычной Q5 (и одна против)
5 причин, почему мы ненавидим кроссоверы
Объясняем в картинках, почему самые популярные машины в мире никуда не годятся
Далеко. Дорого. Офигенно
Как поехать в Исландию и обомлеть не только от природы
Кто делает самые эпатажные британские машины
«Рэйнджи», «Астоны» и «Роллс-Ройсы»: лучшие творения ателье Kahn Design
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Белый друг
Самые необычные туалеты мира
Это Англия, детка!
Идеальный дом можно выиграть за две тысячи рублей
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент