«Наконец-то я буду злодейкой!»

Кейт Бланшетт о новом «Торе», одежде супергероев и секретах хранения «Оскаров»

Кадр: фильм «Тор: Рагнарёк»

В прокат вот-вот выйдет «Тор: Рагнарек» — третий фильм о геройствующем в киновселенной Marvel боге грома, который с присущей ему иронией снял режиссер «Реальных упырей» Тайка Вайтити. В роли злодейки Хелы дебютировала обладательница двух «Оскаров» Кейт Бланшетт. «Лента.ру» узнала у актрисы, как ее, известную ролями в престижных драмах и ведущих театрах мира, удалось заманить в такой несерьезный проект.

«Лента.ру»: Это ваш первый фильм во вселенной Marvel. Какие впечатления?

Кейт Бланшетт: Я была очень рада, когда мне предложили эту роль. Я подумала: наконец-то я буду злодейкой, такого раньше не было. Это возможность сделать что-то новое. Во всех фильмах, персонажи которых уже знакомы публике, есть шанс открыть их заново, пересмотреть образы. Так было и с Хелой. Она не так уж широко известна, поэтому есть возможность представить ее по-своему, изобрести что-то свое.

Вам понравилось быть злодейкой?

В реальной жизни... или на работе? (смеется) Это была фантастика! Режиссер Тайка Вайтити давал нам простор для игры. Когда играешь плохого героя, ты имеешь дело с оттенками, приходится собирать много сырого материала, никогда не знаешь, что в итоге войдет в фильм. Так что процесс получился очень творческим. Я думаю, эти съемки были для меня самыми счастливыми в жизни в плане актерской игры и творчества. Работа над фильмами в жанре фэнтези идет не вполне так, как многие себе представляют. Тайка настаивал на том, чтобы на экране было как можно больше реального мира. Фэнтези — это гибрид того, что происходит на съемочной площадке на самом деле, и того, что режиссер, дизайнеры и специалисты по спецэффектам помогают зрителям увидеть. Мне очень приятно было поучаствовать в этом гибридном процессе. Некоторые говорят, что в фэнтези невозможна чистая актерская игра, но я много работала в театре и всегда наслаждаюсь процессом сотрудничества. Здесь я чувствовала то же, что и в театре.

Как вам экшен, бои и трюки?

Мне, черт возьми, невероятно понравилось! Я обожаю и уважаю Зои (Зои Белл — каскадерша, которая для этой роли учила Бланшетт выполнять движения капоэйры — прим. «Ленты.ру»). Я восхищаюсь тем, что она делает. Иногда я просто выключаю экшен-фильм, потому что он начинает казаться видеоигрой. А в этом фильме за действиями стоит анализ, настоящая психология. Работая с Тайка, Зои и командой я все время предлагала что-то свое — неважно, воспользовались бы они этим или нет. Никогда не знаешь, что в итоге окажется в фильме. Но здорово было пытаться найти возможность сделать что-то большее, чем просто бить кого-то по лицу. Знаете, это как с поцелуем: есть миллион разных способов поцеловать кого-то. И, как я открыла для себя, есть миллион разных способов ударить кого-то.

Вам помог предыдущий опыт работы в кино?

Нет. Я всегда начинаю работу с чувством, как будто я ничего не знаю. Так обычно и бывает. Если есть какое-то сходство в характерах или в историях персонажей — оно проявится. Но, я думаю, важнее найти в проекте что-то свежее и новое.

Какая она — ваша Хела?

Меня всегда больше вдохновляют визуальные образы. Я восхищаюсь, насколько по-разному иллюстраторы изображают одних и тех же персонажей. Я видела некоторые любительские версии изображения Хелы. Например, в стиле Playboy, когда на ней не так уж много одежды. Мне не обязательно было идти в этом направлении, но поле для творчества было. Также я обратилась к мнению фанатов фэнтези, потому что мне хотелось учесть ожидания людей от моего персонажа. Я нашла на YouTube много уроков мейк-апа, в которых молодые девушки создавали макияж в стиле Хелы. И я предложила ребятам, работающим над «Тором», использовать что-то из этого, хотя в оригинальных комиксах этого не было. Это будет не какая-то официальная версия Хелы, но мы постарались прийти к общему знаменателю между рисунками фанов и представлениями людей о том, как она должна быть одета.

Кто ваш любимый супергерой?

Любой человек, который справляется с трудностями, — мой супергерой. Тот, кто, несмотря на обстоятельства, не теряет надежду. Вообще меня всегда привлекали отрицательные персонажи. Когда я была подростком, я смотрела по телевизору «Бэтмена», мне нравилась Женщина-кошка — она была моей любимицей. А сейчас ею может быть уже Хела. Я ничего о ней не знала, и разбираться в ней было интересно. Я уверена, то же самое происходит со многими супергероями. У моих детей есть антология DC и Marvel, в которой рассказана их предыстория, вся эволюция начиная с 30-х, 40-х, 50-х годов. Например, у Капитана Америка есть способность не поддаваться действию алкоголя. Мне кажется, это очень интересно, ведь это связано с войной во Вьетнаме. Для многих ветеранов это было суперсилой.

Сейчас вы Хела в «Торе», раньше сыграли Галадриэль во «Властелине колец». Это два важных женских образа для массовой поп-культуры. Как вы считаете, достаточно ли сильных героинь на экране и как такие персонажи влияют на детей и подростков?

Когда я была маленькой, я не жила в мире Барби. Мне хотелось двигаться, что-то делать. Мне приходилось переносить свои фантазии на героев и злодеев-парней. Это весело — почему нет? Но если это единственная возможность связать себя с персонажами, становится скучно. И девочкам, и мальчикам. Но если наряду с мужчиной удар наносит женщина, это дает потенциал для смещения акцентов драмы. Я думаю, это наконец становится понятно всем.

А что вам больше нравится — серьезное кино или жанровое?

Существует множество разных типов фильмов. Но из-за моей работы в театре у меня особая любовь к событийности, к развитию действия. Фильмы по комиксам как раз такие, и это здорово. Я думаю, особенность Marvel — в их ироничности. С одной стороны, они воспринимают себя серьезно, они рефлексируют, и в то же время они ироничны. И это рождает особую энергию — озорную, шаловливую, непокорную.

Кейт, у вас два «Оскара»…

Спасибо, что упомянули это (смеется).

Где вы их храните?

Один хранится в Музее визуального искусства в Мельбурне. А другой... думаю, он где-то в коробке, где я храню все мои награды... Это просто потому, что мы сейчас переезжаем.

«Тор: Рагнарек» выходит в российский прокат 2 ноября