«Во всех фильмах мочат русских»

Александр Невский о голой мускулатуре, разборках в интернете и куриных грудках

Кадр: фильм «Черная роза»

Александр Невский, которого называют «русским Шварценеггером», известен не только как актер и культурист, но и как режиссер, продюсер, общественный деятель и даже писатель. Недавно он выпустил новую книгу, «Бодибилдинг и другие секреты успеха», а 30 ноября на экраны выходит фильм «Максимальный удар». Ради этого Невский приехал из Голливуда в Москву, зашел в гости к «Ленте.ру», со всеми сфотографировался и рассказал о дружбе со Шварценеггером, лучших моментах карьеры и куриных грудках.

«Мои боевики частенько называли комедиями»

«Лента.ру»: В «Максимальном ударе» было очень много знаменитостей. У вас не было ощущения, что фокус смещается на них? Просто обычно в ваших фильмах весь акцент, весь пафос именно на вашей игре. А тут вы уже не главный актер, а один из главных актеров.

Александр Невский: Видите ли, если говорить объективно, то, конечно, этот фильм сложно назвать моим. Это фильм Анджея Бартковяка. Конечно, он и мой тоже, конечно. Я выступал продюсером, я жил этим проектом и довел его от идеи до премьеры. И поверьте, это совсем не просто. Но, что касается акцентов, видите ли, я всегда чрезвычайно реалистично отношусь и к своей персоне, и ко всему, что происходит вокруг — и я считаю, что это одна из сильных моих сторон.

«Черная роза», к примеру, где я был и режиссером, и продюсером, и исполнителем главной роли, — это был мой проект. Я горжусь этим проектом. Кстати, этот проект в этом году доехал до Америки, и сейчас он там на всех цифровых носителях, на Netflix, на Redbox, а до этого был в ограниченном прокате. Я горжусь картиной, но это был мой первый фильм. Бартковяк до этого снял под десяток картин для больших киностудий, поэтому, конечно, это его проект, и в этом была идея.

Не то чтобы там разбавить чей-то пафос и разделить экранное время — нет. Была классная история, в которой масса персонажей, и каждый персонаж по-своему важен. И, конечно, я совершенно не возражал, наоборот, я был только рад.

Это еще и первая приключенческая комедия с моим участием. Какой-то юмор я всегда в свои картины пытался вставлять, а некоторые критики, собственно, и боевики мои частенько называли комедиями, но, если говорить серьезно, это первый настоящий action comedy — комедийный боевик.

Несколько методов по системе Станиславского

И, мне кажется, благодаря этому, вас удалось представить в совершенно новом свете. То есть до этого вы всегда казались такой машиной, героем, который всех избивает, а тут у вас появилась какая-то что ли скромность экранная. И еще в фильме присутствует самоирония, как будто вы говорите: да, я актер, который до этого играл здоровяков, которые только дерутся, а тут это обыгрывается — ваш герой прямо говорит, что никогда не дрался. Мне кажется, это новый уровень.

Спасибо большое. Я рад, что вам это понравилось. Здесь надо отдать должное, конечно, и Бартковяку, и сценаристу Россу Ламанне — а также, нужно отдать должное преподавательнице актерского мастерства Наталье Ногулич. Хорошая актриса театральная и киношная, она американка с сербскими корнями, и она работала раньше с Анджеем на его картинах, она работала с Джетом Ли, она работала со Стивеном Сигалом, она работала на нескольких других фильмах — именно как преподаватель актерского мастерства.

И Анджей, собственно, настоял, чтобы за полгода до начала съемок «Максимального удара» я с Натальей познакомился, и мы начали с ней снова изучать актерское мастерство. По той причине, Алена, что я закончил Московский институт управления — сейчас это Государственный университет управления — то есть я получил экономическое образование здесь.

В Штатах я учил английский язык в Калифорнийском университете. Актерское мастерство я, конечно, изучал — в театральном институте Ли Страсберга. Больше года я изучал там. Ли Страсберг, если вы немножко в этой теме, он в свое время приезжал, учился у Станиславского, много-много лет назад. Потом вернулся и создал свой метод — the method — основанный на системе Станиславского. Мне, честно говоря, его метод, не то что он был мне не слишком близок, но я посчитал, что я вот год попосещал его курсы, и этого было достаточно для тех картин, в которых я снимался. Этого было вполне достаточно.

Стать новым Марлоном Брандо

Другое дело, что благодаря Наталье Ногулич я выяснил, что на самом деле, не только Ли Страсберг учился у Станиславского. Стелла Адлер и Сэнфорд Майзнер точно так же в свое время вместе с Ли Страсбергом приезжали в Россию и учились у Станиславского. И свое видение его системы принесли туда назад. И, к примеру, тот же Роберт де Ниро изучал Станиславского по системе Стеллы Адлер, а не по системе Ли Страсберга.

И то, как она начала меня готовить к этой картине, мне показалось очень интересным. Потому что у нас не было никакой жести, у нас не было ничего жесткого, не было обязательного изучения систем relaxation — как нужно, так сказать, расслабиться, прежде чем надеть на себя эту маску или раскопать в себе какую-то личную драму или трагедию для того, чтобы лучше что-то сыграть. Нет. То, как мы работали с Натальей — мы работали конкретно по сценарию, конкретно по моему персонажу. Мы работали с теми фильмами, которые я уже делал, — мы их разбирали, она говорила мне, что, если бы она была рядом со мной, сделала бы точно так же, а что поменяла.

Она заставила меня пересмотреть массу фильмов с актерами, которых, она считает, я должен иметь своими кумирами. По той причине, что Арнольд Шварценеггер, бесспорно, — я сейчас скажу два слова: Арнольд Шварценеггер смотрел «Максимальный удар», и это просто было сказкой — но, благодаря ей, я пересмотрел несколько фильмов Марлона Брандо, которые я не видел. On the Waterfront я не видел. «Трамвай "Желание"» я не видел с Брандо.

«Не буду показывать мускулатуру и снимать пиджак»

Она дала мне несколько фильмов с Кэри Грантом — я очень люблю «Шараду» с Кэри Грантом — а она заставила меня посмотреть еще несколько фильмов, с более ранним Кэри Грантом, когда он еще не был в возрасте, а был таким, более, как сказать, более стильным, более гламурным, молодым. Это было черно-белое кино, но это был Кэри Грант, который совершенно не снимал пиджак, не показывал мускулатуру. И это была идея Бартковяка и ее, что и я не буду показывать никакую мускулатуру, и я не буду снимать пиджак, и я буду играть совсем иначе.

Вы и так видите, что мой парень — он в два раза больше любого, кого он видит. Конечно, он ходит, он качается, но он при этом нормальный парень, он сидит за компьютером, он живет своей жизнью. Благодаря Наталье Ногулич, на площадку «Максимального удара» я приехал актером немножко другого театра, немножко другой категории. Она была все время со мной на площадке, мы работаем с тех пор, и она будет со мной работать над следующей картиной.

Конечно, разбудите меня ночью, дайте мне чуть-чуть поотжиматься от пола в майке с коротким рукавом, а еще особенно я люблю сделать челюсть попытаться под Шварценеггера (показывает), конечно. Другое дело, что время идет, и я могу делать такие фильмы, и, возможно, какие-то из них буду продолжать делать. Но нужно развиваться. Это как бодибилдинг. В какой-то момент вы очень худенький, потом вы жмете лежа 50 килограммов, потом 100 килограммов, потом 150 — и здесь то же самое.

«Арнольд Шварценеггер бил меня локтем и говорил: "Слушай, Алекс, ну ты наверное гордишься собой"»

Зрители, которые были на премьере, это оценили. И самое главное: это оценил Арнольд Шварценеггер. Я показывал вам фотографию, мне там 16 лет, и это был Советский Союз, там не было бодибилдинга, гантели нельзя было купить в магазинах. И у меня была маленькая черно-белая фотография Шварценеггера, и, глядя на нее, будучи вот таким вот тощим, я и мечтать не мог о той жизни и о той судьбе, которая у меня случится. Но потом я начал мечтать и начал работать для этого и биться.

И вот месяц или полтора назад, я сидел в Беверли-Хиллз, специально для Арнольда мы сделали показ, нас было восемь человек. С одной стороны от меня сидел Арнольд Шварценеггер, с другой стороны сидел Анджей Бартковяк, который с Арнольдом дружит со времен «Близнецов». Арнольд Шварценеггер, понимаете, если завтра наберет Дональду Трампу — Трамп возьмет трубку. Или президент Обама, или Дмитрий Медведев — они все с удовольствием поговорят. Арнольд — член киноакадемии, он голосует за «Оскар», и я знаю, что когда ему показывают какие-то фильмы, то если ему фильм не нравится, он встает и уходит. И он весит полмиллиарда долларов, которые он заработал сам, своим трудом.

То есть человек гениальнейший и потрясающий. И человек приехал, человек сидел, человек посмотрел кино, человек просто бил меня локтем и говорил: «Слушай, Алекс, ну ты наверное гордишься собой. Ты и на экране, ты и снял это все, ты и вообще работу у всех голливудцев отбираешь». Вот еще один, говорит, парень из Европы приехал и всех здесь рвет. Это волшебство. Этого ничего не может быть, но это есть!

«Арнольд спросил: "Почему меня нет на постере?"»

Я знаком с ним давно, но это первый раз, когда он приехал и смотрел мое кино. И потом обнял меня и сказал, что он гордится мной, и что он приехал поддержать друзей — меня и Анджея, понимаете. Они потом еще очень смешно шутили, когда я показал им постер. Арнольд спросил: «Почему меня нет на постере? Мне же так фильм понравился». Я ответил, что я бы с удовольствием поставил его на постер, но боюсь, что адвокаты его тут же начнут звонить. Причем он шутил, а я не совсем.

Я все это говорю к тому, что вот этот подход, о котором вы сказали — сделать немножко другое кино, он уже оправдался настолько… По полной программе. Поймите меня правильно, я очень хочу, чтобы этот фильм понравился кинозрителям, и российским, и международным, я очень хочу, чтобы фильм понравился профессионалам, кинокритикам, но… Он уже понравился человеку, мнение которого для меня важнее всего. Фильм «Максимальный удар» — уже самый большой и самый успешный проект в моей карьере — еще даже до того, как он вышел на экраны.

«Людей раздражает ваш успех»

Как вы относитесь к критике?

Что вы должны понимать: вы же видите, я очень позитивный человек. Я чрезвычайно благодарен людям за конструктивную критику. Потому что, к примеру, когда ты занимаешься культуризмом, естественно, тебе нужен партнер по тренировке, который тебе скажет: «Саша, у тебя и так отличные, огромные руки. Тебе нужно сделать больше шею». Тебе нужен рядом человек, который скажет тебе честно.

Другое дело — и тут я тоже хотел бы сказать вашим читателям — нужно уметь фильтровать вот эти истории, например, когда вы видите людей, которые не объективны, которых раздражает ваш успех, которые таким образом — вы знаете, это же есть в психологии, что-то вроде психологической защиты — когда люди у себя в голове обесценивают заслуги и достижения других людей, потому что они понимают, что сами они никогда этого не добьются.

И вот они начинают. Вот смотрите, вы же живете в России. Назовите мне одного российского актера, одного, желания которого достаточно, чтобы запустить большой международный проект с голливудскими звездами, выпустить его по всему миру — без поддержки государства, без поддержки телеканалов. Одного назовите мне.

«Написали, что "Черная роза" — это прекрасное тупое кино для Америки Трампа»

Александр Невский?

И я про то же. И я про то же! Что я хочу вам сказать. Буквально вчера я обедал с моим дорогим другом, которого зовут Александр Любимов, который вел «Взгляд», придумал «Взгляд», вообще знаменитейший человек, который в 1987 году Арнольда Шварценеггера первым показал на телевидении Советского Союза. Александр Любимов гениальнейший мне говорит: «Саша, какой ты молодец».

Константин Львович Эрнст взял мой первый фильм «Московская жара», он ему понравился, он поставил его в эфир Первого канала в Новый год 2005 года. И фильм порвал по рейтингам уже тогда там всех, кто был рядом. Люди, добившиеся действительно серьезных успехов, они понимают, насколько сложно делать то, что я делаю. Насколько, конечно, достойно уважения то, что я делаю. И мне их уважение и их признание — вы представляете, Шварценеггеру фильм понравился, ну как меня может расстроить, если не понравится кому-то другому.

Так вот, к вопросу о критике: вот к примеру, мой фильм «Черная роза», вы это легко можете найти в интернете, вышел в Америке в апреле. Много прессы. Hollywood Reporter — самый главный — он дал плохое, разгромное review на картину. Но что они там написали? Написали, что картина «Черная роза» — это прекрасное тупое кино для Америки Трампа. Вот что они написали. И знаете почему? Потому что русский, хороший русский, приезжает в Америку, американцы ему помогают, и прочее.

«Я стал первым русским, который дал большое интервью журналу Forbes»

Алена, я летел в Америку в прошлом году, это долгий перелет. Я посмотрел три фильма подряд. Я посмотрел «Человек ноября»: Пирс Броснан мочил русских; я посмотрел Equalizer, «Великий уравнитель»: Дензел Вашингтон режет русских. Я посмотрел третью «Заложницу», Taken 3 — Лиам Нисон душит и мочит русских. И это то, что они снимают. Поэтому мне расстраиваться из-за review Hollywood Reporter, который ни слова не написал про мою актерскую работу — он написал, что это тупое кино для Америки Трампа, обидев при этом своих же читателей.

А журнал Forbes американский сравнил «Черную розу», понимая, что это мой дебютный фильм, — с Уолтером Хиллом и Хичкоком, и дал большое мое интервью: я стал первым русским, который дал большое интервью журналу Forbes как актер.

Возвращаясь к критике. Когда Наталья Ногулич смотрела мои картины, она тут же мне сказала: «Саша, смотри, твои партнеры по площадке все время что-то делают руками». Стычкин, к примеру, на площадке даже все время ел. Или там Сережа Горобченко в самом первом фильме «Московская жара» все время ел. Майкл Йорк все время снимает и обратно на палец надевает перстень. Кристанна Локен все время там что-то себе поправляет или наливает кофе. То есть они все время живут вот в этих вот придуманных обстоятельствах.

«Станиславский говорит, это неважно, насколько вы тренированный актер»

А я стою (показывает). Как этот самый веселый перекачанный Дядя Степа. Но тоже, это что, мой косяк что ли? Человек, который и режиссирует, и продюсирует, и играет. А не тех, кто вообще должен был ко мне приставить туда же на площадку нормального преподавателя — то, что сделал Бартковяк сходу? Понимаете? На меня работает столько народу!

Теперь, вы это видели, я тоже что-то делаю. То на компьютере, то еще что-то. Но знаете, что сказал Станиславский, почему Наталья Ногулич очень меня хвалит? И почему ей все мои фильмы нравятся? Потому что Станиславский говорит, это неважно, насколько вы тренированный актер. Вы никогда не будете плохим актером, если вы правдивы. И я играл тех персонажей, в которых я верил. Вот в чем дело.

«Моя книга стала лидером продаж»

Как вы относитесь к тому, что стали своего рода интернет-легендой? Мемы про вас вызывают радость или огорчение?

Я вам объясню. Я стал известен в России в 1993 году. В декабре 1993 года обо мне был снят документальный фильм, который назывался «Цель: Вселенная», который показали на канале РТР перед программой «Вести», и его посмотрело несколько десятков миллионов человек. На следующий день я спустился в метро, потому что я в метро ездил, и знал, что жизнь изменилась.

Я говорю это вам к чему? К тому, что почти 24 года назад я уже был известен на всю страну. Ваши родители вам это подтвердят. При том, что я был ребенком. Мне исполнился 21 год. Меня знали все. Я не занимался бандитизмом, я не занимался ничем нелегальным. Но меня знали все. Я пользовался такого уровня народной любовью — и я совершенно ей не испорчен, просто я знаю, что это такое.

Позднее я уехал в Америку — я пишу обо всем этом в книжке «Бодибилдинг и другие секреты успеха», и мне приятно, что на прошлой неделе АСТ первый раз заявило о том, что она лидер продаж. Потому что эта книга — она не про бодибилдинг особо. То есть там есть, конечно, о том, как тренироваться, но на самом деле она о том, как биться за свою мечту. Всегда будут люди, которые будут вас любить или не любить, всегда будут какие-то моменты в карьере, которые будут от вас не зависимы.

«Я знал, что начинается интернет»

Конечно, я очень удивился, когда вот эти ребята, эти студенты из Челябинска сделали ролик «Уотакуот» — они же набрали не из одного дня, они набрали из разных лет — для меня, как для человека, который всегда держал свой имидж под контролем и делал все по-голливудски, это было странно. Я каждый год приезжал в Россию из Америки с новым фильмом и всегда давал интервью. Я знал, что начинается интернет, но всегда, когда меня просили [какие-то тренировки] на видео записать, мне совершенно было наплевать, есть у меня с собой майка или нету, надо это сделать на улице или на скамейке, есть у меня гантели в руках или нету.

Мне было сложно представить, что найдутся потом ребята, появится такая штука, как YouTube — его же не было! — которые все это возьмут, соберут, выложат… Когда я это увидел, я, конечно, не могу вам сказать, что я сильно смеялся. Но зато смеялись все вокруг!

И когда я был в Челябинске в прошлом году с «Разборкой в Маниле», которую я вам подарил, — а сегодня, буквально сегодня мне прислали анонс на Deadline Hollywood — а это как «Лента.ру» в Америке — анонс того, что «Разборка в Маниле» выходит в Америке в январе.

«Хотел найти тех студентов и записать сиквел "Уотакуот"»

К чему я это говорю — к тому, что, когда я был в Челябинске в прошлом году, я пытался их найти. Я пришел на челябинское телевидение и говорю: «Найдите мне студентов». Они посмотрели на меня с испугом. Я говорю, «не-не, не волнуйтесь — мы сиквел запишем». Мы сиквел «Уотакуот» запишем! Но я их не нашел. Ну, может еще найду.

Когда так меня любят — ну что, ну хорошо. Ну так вы меня воспринимаете, ну хорошо! Ну что делать. Это другое поколение. И все равно вот так неожиданно я стал для них household name, как говорят. Но я думаю, что все равно, те, кто чуть дальше интересуются, они узнают и о моих фильмах, и о моих книгах. Они все равно поймут, что кроме вот этих вот всяких интернетных смешных вещей я сделал карьеру, которую в принципе может сделать любой из них. Потому что я не был в детстве атлетичным, я был обычный nerd, как говорят. Только что компьютера у меня не было, но я читал книги.

Так что тут как у Киплинга, мы одной крови с этими ребятами, которые сегодня сидят в интернете, во что-то играют. Другое дело, что кто-то из них, может быть прочитав нашу беседу, поймет, что можно жизнь-то немножко раздвинуть, и не только играть самому, но и жизнь свою превратить в игру. Понимаете, о чем я? (смеется) Как мне товарищ прислал, кто-то написал: «Александр Невский круто проходит жизнь на уровне "вери хард". Круто и классно играет парень!» (смеется)

«Дай бог здоровья хейтерам»

Но тут что надо сказать. Эти ребята, которые вот нарезали и режут и что-то подобное делают — это одна история. Они с любовью. Хочу вам сказать другое. Хочу вам сказать про тех, кто с ненавистью. Многие мои коллеги говорят, мол, вот, мы не читаем, не обращаем внимания… Ну, конечно, они читают. Конечно, интересно, что про тебя пишут. И, конечно, хотелось бы, чтобы про тебя писали хорошо.

Я читаю хейтеров. Я их читаю. И я вам скажу когда. Если мне что-то делать лень, или хочется пропустить тренировку, или интервью перенести на какой-то другой день, или нужную книгу не почитать, или урок актерского мастерства перенести, или работу над сценарием отложить — каждый раз, когда мне хочется что-то подобное сделать — я открываю, ищу и читаю хейтеров! И думаю: так, одну минуточку, да я сейчас себе пять лишних интервью запланирую, да я новую книгу начну писать, надо же ребят еще порадовать! Так что мы с ними работаем в тандеме, на самом деле, так что им тоже привет большой. Они меня заставляют не лениться, это их работа, так что им тоже дай бог здоровья, пусть продолжают.

Но вы меня поймите правильно, главный тандем у меня, конечно, не с хейтерами. Каждый божий день, когда я здесь, в России, я встречаю людей, которые мне, например, вот такое пишут, сейчас покажу. Я не так давно в социальных сетях, но вот мне пишет человек: «Спасибо за книгу. Во времена без интернета была для меня энциклопедией». И дальше пишет, что у него она с моим автографом. Эта книжка вышла 20 лет назад, понимаете в чем дело. Я этих людей встречаю в России каждый божий день.

Поэтому приезжаю я, конечно, с удовольствием. Хотя вот я приехал тоже на позапрошлой неделе — при этом когда я уезжал, в Лос-Анджелесе сначала было +40, а потом похолодало до +24 — и я приехал сюда, прогулялся по Тверской, и чуть не простудился накануне дубляжа на русский. Ну, мне жалко было водителя вызывать, хотелось чуть-чуть прогуляться.

Как вам, кстати, моя озвучка?

Вроде все нормально.

Ну если вы насладились картиной, это означает, что ребята в дубляже тоже отработали хорошо.

Да, главное, чтобы зритель получил удовольствие.

Конечно, конечно.

«Быть русским в Голливуде»

Как вас воспринимают в Америке?

Месяца полтора назад в одной газете, в Daily News, вышла моя статья, которая была потом переписана, перепечатана во всех калифорнийских газетах, кроме Los Angeles Times, я сейчас вам покажу. Она называлась очень просто: «Быть русским в Голливуде». Я написал ее на английском языке, и там я как раз написал именно о том, каково русскому парню строить там карьеру, при том что у меня есть возможность с разных позиций на эту историю смотреть, по той причине, что я еще голосую за «Золотой глобус».

Здесь я пишу о том, что только что вышла «Черная роза». И я видел, как они воспринимали «Черную розу» и почему. Понятно, что это развлекательное кино о том, как русский приезжает в Америку, и вместе с американцами ищет бандитов, и прочее. Вроде простое, коммерческое кино. С одной стороны, это сыграло в плюс: потому что мы в итоге заключили сделку с Netflix, но шум, который поднялся вокруг кино...

Вы смотрели «Черную розу»? Смысл в том, что мой герой приезжает туда вот с этим пистолетом, у него свои правила: он видит бандита — он ему права не зачитывает, он в него стреляет. Но шум, который поднялся вокруг кино, даже я его не ожидал. Десятки review, причем многие из них хорошие. Фанатские сайты, фанатские издания, связанные с action-кино, все дали 95 процентов хороших рецензий. Hollywood Reporter написал то, что он написал.

«Слушай, мам, крутой нью-йоркский журнал меня сравнил с Арнольдом»

Знаменитый журнал нью-йоркский Village Voice написал, что Александр Невский в этой картине выглядит таким же деревянным, как Арнольд Шварценеггер на пике своей карьеры. Я позвонил своей маме и говорю: «Слушай, мам, крутой нью-йоркский журнал меня сравнил с Арнольдом наконец-то!» Я не стал ей все переводить. Ну классно, ну здорово же!

Самое плохое, когда это никого не трогает. Когда это настолько трогает, что люди начинают просто этим жить, то, конечно, это классно. Но сказать вам, что с какой-то ненавистью я сталкиваюсь среди обычных людей — да ничего подобного.

Слава богу, что наш президент продолжает говорить о том, что нужно дружить. Как и президент Трамп, собственно. Но как СМИ нагнетают — это плохо, потому что не все разбираются настолько, насколько, к примеру, мы с вами, и имеют доступ к информации. Поэтому я надеюсь, что «Максимальный удар» еще хорош чем? Мы не философствуем там, мы развлекаем народ, но тем не менее, мы правильные поднимаем вопросы. Сначала, может, русские и американцы там не очень друг друга понимают, но дальше — они работают вместе, поэтому и побеждают.

«Зло — это не Россия, не Америка и не Северная Корея»

И зло, на самом деле, Алена, — и все это знают — зло это не Россия, и не Америка, и не Китай, и даже не Северная Корея. Зло — это международный терроризм. Без лица, без национальности, без принципов, без ничего. Люди, которые просто убивают других людей, которым по барабану, которые не говорят, а делают. Вот в чем дело.

Поэтому я считаю, что чем больше продюсеров, не только российских, но и голливудских, начнут снимать кино, которое вот подобные вещи будет пропагандировать — пусть в легкой форме, пусть в комедийной форме — тем больше людей как-то иначе на эту ситуацию будут смотреть.

А вы не хотите, как Арнольд Шварценеггер, начать заниматься политикой, чтобы донести свою точку зрения более прямым путем?

Вы знаете, я к политике имел отношение два раза. Один раз совсем по-детски: в юности я был экспертом по вопросам физического воспитания детей и молодежи при замминистра образования Асмолове. Вот он мне дал такую бумагу, моя должность была внештатной, я не получал никаких денег, но: эта бумага давала мне право выступать перед студентами, перед школьниками и говорить то, что тогда важно было слышать ребятам.

«Да, я могу пересесть в шестисотый мерседес, надеть четыре цепи и жить побогаче»

Потому что тогда все о чем мечтали? О бандитизме. Чтоб стать бандитами. Сейчас это воспринимается смешно, а тогда стреляли на улицах каждый день. И я говорил тогда: «Посмотрите на меня». Сейчас я вешу, Алена, 118 килограммов, наверное. Но на тот момент я весил 148 при достаточно узкой талии, и мне было 26 лет. И я говорил: «Посмотрите на меня. Да, я могу, наверное, сейчас пересесть в шестисотый мерседес, надеть четыре цепи и жить совсем по-другому и побогаче — я продолжал в метро тогда ездить. — Потому что у меня цель другая — высшее образование, потом аспирантура. Я заканчиваю свою книгу, я пропагандирую спорт на телевидении. И я хочу, чтобы вы следовали моему примеру. И о родителях своих думали. Да, думали, как деньги зарабатывать — но законным путем. Потому что беспредел закончится, это дорога в никуда!»

С 2011 года я стал советником по спорту губернатора Тульской области Груздева. Тоже очень просто, потому что я знаком с ним лично, и когда он пригласил меня в Тулу на свою инаугурацию, я приехал туда, я ходил по улице и видел, как люди реагируют на меня. Я никогда в Туле не был до этого, хотя всегда любил, но очень редко правда себе позволял тульские пряники. Не при прессе будет сказано.

Я видел, как люди реагируют на меня и видел, как люди подавлены всей этой историей с прежним губернатором, который был арестован. И Владимир Сергеевич сказал мне: «Саша, если у тебя есть время, давай. Я не могу предложить тебе денег, но если ты хочешь, я могу тебе предложить эту должность». Опять, она была внештатной. И было кстати очень смешно, когда Груздев ушел с поста губернатора год назад, и там какие-то местные депутаты решили завести проверку. Было очень смешно, там в твиттере мне один написал: «Вот мы проверим, за какие это деньги в Лос-Анджелесе жил советник губернатора Тульской области Невский! Куда он зарплату-то тратил!»

«Я купил гантели всем тульским школам»

Я им никогда не отвечаю, но я написал: «Дружище, в отличие от тебя и твоих коллег я зарплату не получал, а на свои деньги всем тульским школам и гантели купил, и книги свои купил. Всем 78 тульским школам». Я лично был в каждой. Чувак-то ни в одной не был. Я ему написал, чтобы он хоть чуть-чуть что-то делал сам.

И еще хочу вам сказать. То есть Груздев назначил меня своим советником — кстати, «Лента.ру» была первым СМИ, которая про это написала: «Русский Шварценеггер стал советником по спорту» — и я сразу подумал о чем? Что мне надо менять отношение людей к спорту. И это я могу. И я всех там удивил, когда объездил все тульские школы, и увидел, что там инвентаря нет. Даже у вас тут есть.

И я в каждую тульскую школу купил гантели Невского — крутые, хорошие разборные гантели до 16 килограммов. Я помню, «Комсомольская правда» написала: «Невский подарил гантели всем тульским школам». Первый комментарий был: «Вот урод!» (смеется)

«У адекватного человека я вызываю радость»

Ха-а, почему они это делают?

Поймите. Посмотрите на меня. Вы сейчас слушаете меня. У адекватного человека, конечно, я вызываю радость, я вызываю уважение и вызываю позитив. Потому что если у меня получилось, то и у вас получится! Вы в своем хороши, я профессионал в своем деле. Мы долбим, делаем, двигаемся! Конечно, это вызывает у многих людей зависть, злобу, к сожалению. Безвольных людей много.

Я Груздеву благодарен, я тулякам благодарен. И в «Черной розе» есть сцена, где Эммануил Виторган посылает меня в Америку и он говорит: «Мы тебя переводим». Я спрашиваю: «Возвращаете меня в Тулу?» — «Нет, в Лос-Анджелес». Так что я Тулу осветил и там.

У меня было два опыта, и для меня политика — это пропаганда здорового образа жизни, это моя политика. Я искренне считаю, что лидера своей страны нужно уважать и нужно поддерживать, и я этого никогда не скрывал. И я это говорил всегда не из-за того, что хочу государственную поддержку моим фильмам — она мне не нужна. Я это говорю потому, что я искренне так считаю. Я не хочу в Думу и не планирую в Думу, но я считаю, что нужно поддерживать своего лидера.

«Наши актеры были счастливы сняться в рекламе колбасы»

И, конечно, я считаю, что то, что сделал Владимир Путин для России… Когда я уезжал в 1999 году, кинобизнеса не существовало, его не существовало просто в принципе. Актеры наши замечательные были счастливы, когда им удавалось сняться в рекламе колбасы, потому что они не знали как жить. Театры пустовали, кинотеатры были закрыты.

Благодаря тому, как Владимир Путин изменил экономику, изменил страну — и это ни хорошо и ни плохо, это все на самом деле, мы никого никуда не агитируем — вы посмотрите, что происходит с кино, посмотрите: под два миллиарда сборы, какие кинотеатры по всей стране, поддержка какая идет, сколько людей туда ходит. Для меня единственное это — вообще показатель того, насколько правильна была политика.

И я горжусь тем, что я лично видел президента Путина. Я был в 2012 году в марте в его штабе в ту ночь, когда он выиграл. И я с гордостью рассказываю об этом в Америке. Я с гордостью рассказываю о том, что я лично знаком с президентом Горбачевым и имел возможность с ним общаться.

«Я подарил Арнольду книжку от Михаила Сергеевича Горбачева»

Кстати говоря, для того, чтобы встретиться с Арнольдом в самый первый раз в моей жизни, перед моей поездкой в Америку Михаил Сергеевич подписал книжку и дал мне ее для Арнольда. И это было поводом для нашей первой встречи — я подарил ему книжку от Михаила Сергеевича Горбачева.

Я и бывшего президента Медведева видел лично. Я не могу похвастать, что я общался с ними, но я присутствовал, я был рядом. И если вы пересмотрите видеоролик на YouTube, где президент Путин читает стихи Есенина после победы на выборах 2012 года, то увидите, что за два человека над ним стоит ваш покорный слуга, я был там. Горжусь тем, что я мог лично поздравить его, он великий человек.

И я считаю, еще раз, что как в кино, в шоубизнесе, спорте, так и в политике, а особенно уж в интернете, всегда можно найти массу хорошего, массу плохого про любого человека, про любого деятеля, про все что угодно. Но я считаю, что нужно гордиться своими звездами, поддерживать своих лидеров, нужно быть позитивными, вот в чем дело.

«Супержестко, совсем по-другому»

Какие у вас дальнейшие планы?

Я два года потратил на то, чтобы те фильмы, которые я уже снял, вышли в прокат. Я очень хотел начать следующее кино. Я даже был близок в этом году, чтобы войти в следующую картину, которая называется Savage Attack — здесь ее перевели как «Яростная атака», я бы назвал ее «Безжалостная атака», Savage Attack.

Это хороший большой боевик, в котором я должен сниматься с массой звезд боевиков, в том числе с ребятами, которые ставили картину «Рейд», индонезийский фильм, очень крутой экшен, который всех порвал в Азии, а потом его купила Sony Pictures для Америки. Там совершенно на чумовом уровне поставлены боевые искусства, именно как азиаты снимают. Супержестко, совсем по-другому.

***

Анекдот

В 2014 году, после проката в кинотеатрах России и СНГ, мой режиссерский дебют «Черная Роза» вышел на DVD. Большое количество дисков согласилась взять сеть «Ашан», но с одним условием: меня попросили участвовать в нескольких автограф-сессиях, которые прошли бы в «Ашанах» Москвы. Я согласился.

В одном из магазинов, после того, как я пообщался и сфотографировался с несколькими сотнями пришедших на автограф-сессию зрителей, я уже собирался уходить, но заметил супружескую пару, которая приехала просто за покупками и проходила мимо.

«Смотри, это Невский! Он же вроде в Голливуде должен быть?» — с удивлением спрашивала женщина мужчину, не догадываясь, что и я ее слышу. «Нет, теперь я здесь», — громко ответил я и добавил: «Сейчас вот диски с моим фильмом подписывал, а в следующую пятницу, в отделе "кулинария", буду оставлять автографы на куриных грудках!» Они посмотрели на меня с изумлением, и думаю, в следующую пятницу тоже пришли, только я уже вернулся в Лос-Анджелес...

Обсудить
Бегом в могилу
Мусульмане Мьянмы сотнями умирают от голода в грязи. О них все забыли
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
С видом на фюрера
Мечту Гитлера воплощают при Меркель, и немцы этому рады
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
«Весь город наш!»
Грозная банда «Хади Такташ» стала настоящим кошмаром Казани 90-х
Воровской передел
Лидер криминальной России рискует сесть надолго. За его трон развернулась война
Деловая колбаса
Улюкаев готовился к долгой и счастливой жизни, а получил восемь лет строгача
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
Вера и Владимир Набоковы«Не знаю, что с тобой сделаю при встрече»
Что писал Набоков своей жене во время разлуки
Есть почитать че?
Библиотека как мир, гуки и геи в беде, сразу два Линча: топовый артхаус на 2A17
«Евреи забили гвоздь в голову русскому человеку»
Шпионы КГБ обвиняли советских рокеров в победе мирового сионизма
«Все хорошо, но раздели-то их зачем?»
Голые европейцы и другие достоинства современного театра
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей