«Просто закопать тело в яму — этого мало»

Австралиец завещал свои останки ферме тел, где разлагаются непогребенные трупы

Фото: John Sommers II / Reuters

58-летний австралийский фоторепортер Фрэнк Скотт завещал свое тело первой австралийской «ферме тел». Когда он умрет, его останки положат на специальном полигоне в пригороде Сиднея, где под открытым небом разлагаются десятки непогребенных трупов. «Лента.ру» разобралась, зачем нужны такие «фермы» и что там происходит.

Решение Фрэнка Скотта шокировало его родственников и знакомых. «За исключением жены и дочери все, кому я про это говорил, сказали, что в жизни не слышали ничего более жуткого, — признался он. — Они все отступают и спрашивают: ты, наверное, шутишь, Фрэнк?»

Скотт не шутит. В этом году он стал участником программы Австралийского центра тафономических исследований при Технологическом университете Сиднея. Он хочет, чтобы после смерти его останки послужили науке. За разложением его непогребенного тела будут наблюдать ученые — изучать, что происходит с человеческим организмом после смерти.

«Это лучшая идея в моей жизни», — считает он.

Случай в Теннесси

37 лет назад в американском штате Теннесси обнаружили потревоженное захоронение времен Гражданской войны. Полицейские подозревали, что найденные в старой могиле останки принадлежат жертве недавнего убийства. Подтвердить догадку мог только специалист, поэтому следователь обратился к антропологу Уильяму Бэссу из Университета Теннесси.

Ученому пришлось разочаровать следователя: все говорило о том, что тело пролежало в могиле больше века. После этого случая Бэсс задумался о том, насколько мало мы знаем о процессе разложения человеческого организма. Специалисты никогда не наблюдали это в контролируемых условиях и пользовались отрывочной информацией, достоверность которой оставляла желать лучшего.

Основные стадии разложения были описаны лишь в XIX веке. Заключения медиков базировались на изучении единичных эксгумированных тел и потому не отличались точностью. Позднее основным источником знаний о трупных явлениях стали наблюдения за гниющими свиными тушами. Так были накоплены сведения, необходимые судебным экспертам для определения времени, прошедшего с момента смерти.

Бэсс считал, что этого недостаточно, и лично занялся решением проблемы. Он основал первую «ферму тел» — Антропологический исследовательский центр в Ноксвилле. На земле, принадлежащей Университету Теннесси, огородили участок площадью пять соток, и в 1981 году привезли туда первый труп. 73-летний мужчина умер от болезни сердца, его не предали земле, благодаря чему ученые впервые смогли увидеть разложение человеческого тела от начала до конца.

Начало и конец

Когда наступает смерть, клетки организма перестают поддерживать верное сочетание температуры, кислотности и других факторов. Из-за разрушения ферментативных систем, которые принимали участие в клеточном обмене, начинается трупный аутолиз: растворение клеток в их собственных ферментах.

Затем подключаются микроорганизмы, которые населяли организм еще при жизни. Бактерии стремительно размножаются, пожирают погибшие ткани и выделяют сероводород, метан и углекислый газ. За считанные дни тело раздувается почти вдвое. Привлеченные гниением мухи откладывают тысячи яиц в глазах, ушах, носу и рту трупа, а также на месте ран — например, в разрезах, которые остались после вскрытия. Через пару дней его покрывает густая масса копошащихся личинок.

«Это целая экосистема! — увлеченно рассказывает Дэниел Уэскотт, возглавляющий техасский Центр судебной антропологии. — Тут и микробы, и бактерии, и грибки. Масса различных видов насекомых. Мухи с опарышами, жуки со своими личинками. Некоторые мухи откладывают яйца на тело, чтобы опарыши его ели, других привлекают уже сами опарыши, потому что ими питаются их личинки. Тут и несколько волн жуков — одних за опарышами, другие — за сохнущей плотью; тут и птицы, которые прилетают за привлеченными трупом насекомыми, плюс стервятники, которых интересуют мягкие ткани. Затем появляются лисы и койоты».

В какой-то момент кожа лопается, и на землю вытекают жидкости, которые накопились в разлагающемся организме. Что будет дальше, зависит от условий, в которых оказались останки. Под солнцем тело мумифицируется, в тени гниение будет продолжаться, пока не останутся только кости. Через полгода, максимум год все будет кончено.

Местная специфика

Ход разложения в огромной степени зависит от температуры и влажности. У каждого региона своя специфика. Процессы, которые ученые наблюдают на «ферме тел» в Теннесси, заметно отличаются от того, что можно увидеть, например, на Аляске. Поэтому со временем такие исследования начались и в других местах.

В Соединенных Штатах действуют шесть «ферм». Самая большая — больше десяти гектаров — открыта при Университете штата Техас (именно ею заведует Дэниел Уэскотт). Там учатся точнее оценивать время, которое прошло с момента смерти. Другая техасская «ферма тел» специализируется на насекомых, которых привлекают гниющие трупы.

На исследовательской станции в штате Колорадо, которую построили на высоте 1457 метров над уровнем моря, изучают разложение тел в горах. Иллинойская «ферма тел» известна исследованием разложения тел, которые были замурованы в бетоне, и научной работой об останках, попавших под газонокосилку. А в Северной Каролине в таком центре дрессируют полицейских собак, которые ищут погибших людей.

Первая за пределами США «ферма тел» открылась в 2016 году в Австралии. На огороженном колючей проволокой полигоне у подножия Голубых гор в пригороде Сиднея разлагаются 45 непогребенных трупов. Именно туда хочет отправить свои останки фоторепортер Фрэнк Скотт.

Добровольцы

За 36 лет через «ферму тел» в Теннесси прошли останки 650 человек. Одни лежали на палящем солнце, другие — в тени деревьев. Трупы закапывали на различной глубине, бросали под открытым небом, оставляли в багажнике автомобиля и помещали в другие ситуации, знакомые судебным экспертам. Это помогает точнее оценить влияние различных условий на ход разложения. Такие данные могут быть бесценны при опознании останков и расследовании преступлений.

Желающих принять участие в эксперименте хоть отбавляй. К 2010 году в Антропологическом исследовательском центре при Университете Теннесси зарегистрировались более двух тысяч добровольцев, которые желают оставить свое тело для изучения.

По словам Дэниела Уэскотта, многие доноры связаны с правоохранительными органами, медициной и образованием. «С их точки зрения, таким образом они продолжат свое дело в будущем, — поясняет он. — Продолжат раскрывать преступления, продолжат учить».

Встречается и еще одна мотивация. Иногда доноры не хотят быть обузой для близких после смерти. Для них такое пожертвование — это бесплатная альтернатива обычному погребению. Когда они умрут, все расходы возьмут на себя ученые.

Выбор Скотта

Скотт всегда считал, что просто закопать тело в яму — этого мало. В 2016 году ему попалась статья об Австралийском центре тафономических исследований, и он понял: это именно то, что ему нужно.

У 58-летнего австралийца была бурная жизнь. В 15 лет он записался в Военно-морской флот. Потом перевелся в армию, и его по программе обмена отправили в Великобританию. Он попал в Северную Ирландию в самый разгар вооруженного конфликта, в котором погибли тысячи человек. Потом — война на Фолклендах.

В 1983 году Скотт уволился из армии и вернулся в Австралию, но покой был недолгим. После курсов журналистики он снова поехал в горячие точки. «Только теперь вместо ружья у меня в руках была камера», — поясняет он. В качестве фотографа информационного агентства Reuters Скотт освещал бесконечные конфликты на Ближнем Востоке и первую войну в Ираке.

Это была опасная работа. «В меня стреляли и подрывали почти в каждой стране мира», — говорит он. Но хуже всего пришлось в относительно мирном Таиланде. Скотт приехал туда в 2004 году, чтобы снимать выборы, и застал разрушительное цунами, которое погубило четверть миллиона человек. Он уцелел, но получил тяжелые травмы: его придавило катером, который волна забросила в гостиничный номер на третьем этаже. После этого ему удалили половину левого легкого.

С тех пор Скотт пережил 15 сердечных приступов, несколько операций шунтирования и рак пищевода. Всякий раз его спасали врачи. «Доктора столько раз собирали меня по частям. Я сказал жене: "Роза, так я отблагодарю их", — говорит он. — Поначалу она немного беспокоилась, но мы серьезно обсудили все это, и теперь она тоже считает мою идею чертовски хорошей».

Скотт не расстается с пластиковой карточкой, которую ему выдали после регистрации на «ферме тел». «Подтверждаю, что хотел бы предоставить свои останки Технологическому университету Сиднея», — сообщает надпись на обороте. Ниже указан телефон, по которому следует позвонить в случае его смерти.

«Я, конечно, надеюсь, что они не явятся за моим пожертвованием на следующей неделе», — шутит он. Но нужно быть готовым ко всему.

«Те, кто издевается в школе, заслуживают смерти»
Российские школьники — о желании убивать одноклассников и учителей
«Родину не продавать!»
Умер Виктор Анпилов. Он ненавидел Ельцина и выводил к Кремлю десятки тысяч
13-летняя Василина очень хочет научиться ходить. Есть специальные протезы, которые ей помогут, но стоят они очень дорогоНовые ноги для Звездочки
Мечта Василины ходить без боли и слез. Вместе мы сможем ей помочь
«Умные люди на работу не ходят»
Почему россияне несли последние деньги в финансовые пирамиды
Тест: что ты знаешь про «Гелик»?
Сложные вопросы про самый одиозный внедорожник в мире
Новая VW Jetta во всех деталях
Все фотографии седана нового поколения
Скажи, куда ехать, а дальше я сама
Автономные машины и голосовые помощники: все премьеры выставки электроники CES
Большой. Квадратный. Новый – «Гелик»
Все, что нужно знать про совершенно новый Mercedes-Benz G-Class прямо сейчас