По цене металлолома

Во что превратилась украинская оборонка

Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Украинский военно-промышленный комплекс (ВПК) — некогда солидная часть титанически мощной советской оборонки — не может обеспечить оружием и военной техникой собственные вооруженные силы в нужном количестве. С экспортными контрактами тоже не все гладко: Киев до сих пор успешно торговал наследием ВПК СССР, но после того, как в 2014-м было принято решение разорвать связи с Россией, стало очевидно, что положение куда печальнее, чем казалось.

«Лента.ру» разбиралась, что произошло с одной из самых крупных и передовых индустрий оружия в Европе при действующей власти.

«На зарплату хватит»

20 декабря глава украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) Валентин Бадрак заявил, что в бюджете государства на 2018 год заложено 16 миллиардов гривен (около 33 миллиардов рублей) на перевооружение. Для сравнения: в начале 2017-го президент Украины Петр Порошенко сообщил, что государственный оборонный заказ в том же году составит 9 миллиардов гривен (около 19 миллиардов рублей). «Оборонный заказ более чем скромный в измерении мировых цен и по сравнению с расходами агрессора, но довольно ощутим для украинского бюджета и для украинских налогоплательщиков», — отметил тогда украинский лидер.

Эту цифру президент Порошенко предал огласке при утверждении основных показателей гособоронзаказа на 2017-2019 годы. Впервые план закупок вооружения и военной техники был утвержден на три года вперед. На 9 миллиардов гривен Вооруженные силы Украины (ВСУ) намеревались закупить ракетные и артиллерийские системы, бронекатера, беспилотники, бронетанковую технику, средства радиоэлектронной борьбы и радиолокации и многое другое. Насколько реально на такую сумму произвести массовое перевооружение современных армии и флота?

Украинский военный эксперт Олег Жданов уже тогда отметил, что этой суммы «"Укроборонпрому" только на зарплату хватит». По его словам, объем закупок «даже не восполняет потери от износа техники, не говоря уже о боевых действиях». «Мы развернули громадину — 250 тысяч личного состава, но до сих пор не можем ее укомплектовать», — подчеркнул Жданов.

Скандал, превратившийся в фарс

Но недостаток финансирования — лишь одна из проблем украинского военно-промышленного комплекса. Другая, ставшая притчей во языцех, — качество поставляемого вооружения и военной техники и способность выполнять заказ.

12 декабря СМИ сообщили об очередной серии украинско-таиландского танкового скандала, который из-за его затянутости уже превратился в унылый фарс. В этот день в порт военно-морской базы Саттахип судно доставило пять основных боевых танков «Оплот» (модификации советского Т-80). С учетом этой поставки по состоянию на конец 2017-го украинские оборонщики смогли передать всего лишь 36 бронемашин из 49 заказанных, хотя контракт был заключен еще в 2011 году. При этом в самих ВСУ на тот же период в строю находился только один «Оплот» — и тот в Институте танковых войск, рассказал замкомандующего украинских сухопутных сил Юрий Толочной.

В декабре генерал-майор Толочной заявил, что непригодным в реальном бою оказалось еще одно «вундерваффе», созданное украинским ВПК, — танк «Булат» (модификация советского Т-64). Из-за большого веса и слабого двигателя танки были выведены в резерв. При этом, в отличие от «Оплота», украинская армия успела закупить несколько десятков единиц «Булатов» в предыдущие несколько лет. А еще в 2014-м украинские СМИ и блогеры всерьез рассказывали о превосходстве «Булата» над Т-90А.

Еще одна «новинка» украинской оборонки — броневик «Дозор-Б», демонстрационный образец которого был представлен в 2004 году. С началом боевых действий в Донбассе Киев обещал произвести поставки машины в военные части. В частности, Александр Турчинов, исполнявший тогда обязанности президента страны, заявил, что военные получат 200 «Дозоров». В результате работы десятков предприятий — принадлежащих и «Укроборонпрому», и другим собственникам ВСУ — получили... десяток броневиков. Если резюмировать: Украина не может обеспечить свои вооруженные силы бронетехникой и срывает ее экспортные поставки, при том что от СССР ей в наследство остались профильные предприятия и одна из лучших в мире школ танкостроения.

...и на море

Киеву после развала Советского Союза достался еще один центр компетенций — военного кораблестроения. В Николаеве уже в «незалежные» времена был сконструирован бронекатер «Гюрза», предназначенный для рек, озер и прибрежных вод. В 2004 году два такие катера были приобретены Узбекистаном. А вот с поставками для собственного флота что-то не задалось.

В строю находятся две «Гюрзы-М», еще четыре находятся на стапелях или на испытаниях. Примечательно, что контракт на строительство катеров исполняет предприятие, принадлежащее президенту страны Петру Порошенко. По данным Стокгольмского международного института проблем мира (SIPRI), в экспорте вооружений у Украины дела обстоят не так уж плохо.

В 2017 году эксперты подвели итог активности разных стран на рынке за период 2012-2016 годов. Украина вошла в десятку крупнейших поставщиков оружия с показателем в 3,7 миллиарда долларов.

«Это потенциал советской армии»

В мае 2015-го известный патриот, советник президента Украины Юрий Бирюков признал, что Киев попал «в десятку стран-экспортеров вооружения в основном за счет распродажи старого имущества»: «Старые танки Т-72, Т-80, Т-64 распродавались в колоссальных количествах в Африку, Восточную Азию, и за счет этого удалось заработать большие деньги».

В октябре 2016 года глава комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Пашинский объяснил, как работает «инновационная» схема в украинской оборонке. «Берешь (...) танк Т-72 или Т-64 по цене металлолома, заводишь его на бронетанковом заводе, ремонтируешь и продаешь за 400 тысяч долларов», — открыл он секреты бизнеса.

«Это не потенциал ВПК, это потенциал советской армии, который нам остался. У нас одно-два изделия, которые могут хоть как-то конкурировать и иметь маленькую нишку на внешних рынках», — резюмировал парламентарий.

Можно предположить, что часть поставок украинского оружия могла ускользнуть от внимания экспертов, так как осуществлялась нелегально. Взрывы на военных складах в Винницкой области, произошедшие в сентябре, украинские СМИ связали с обвинениями Киева в торговле оружием на черном рынке. Журналисты при этом ссылались на свои источники.

В том же месяце международная правозащитная организация Amnesty International обвинила власти Украины в том, что они в нарушение международных обязательств поставляли оружие в Южный Судан: «В августе 2014-го украинский государственный экспортер оружия "Укринмаш" заключил контракт стоимостью 169 миллионов долларов на поставку широкого спектра оружия. Оно включало автоматы Калашникова, пулеметы, большое количество боеприпасов к ним, а также минометы и мины к ним, тысячи гранат для РПГ; все это было поставлено для "министерства обороны Южного Судана"».

Понадкусываем!

Важной статьей дохода украинского ВПК было сотрудничество с Россией. Ведь предприятия, оказавшиеся после 1991 года под юрисдикцией Киева, ранее входили в единый комплекс советской оборонки. В 2014-м эти связи начали рушиться. В результате уже в феврале 2016-го Международный валютный фонд констатировал, что для украинских предприятий в области военной и космической индустрии потери от расторжения договоров с РФ составили 80 процентов. По данным МВФ, это 2 миллиарда гривен в год (4,2 миллиарда рублей по актуальному на текущий момент курсу).

Несмотря на внушительные объемы экспорта вооружений, десятки предприятий оборонного сектора и оставшиеся по наследству от СССР научно-технические центры, украинский ВПК переживает системный кризис. Он не может обеспечить оружием и военной техникой в нужных количествах собственную армию и флот. Успехи на внешних рынках тоже относительны: Киев может похвастаться разве что тем, что быстро распродает некогда внушительные запасы советского оружия. Нынешние власти во главе с Порошенко пока не демонстрируют намерения как-то исправить ситуацию. Зато Киев по известному принципу «не съем, так понадкусываю» может создать проблемы другим участникам оружейного рынка.

Например, 20 декабря сообщалось, что Болгария приостановила исполнение контракта с Россией на ремонт самолетов МиГ-29 из-за жалобы «Укроборонпрома». При этом министр обороны страны Красимир Каракачанов заявил, что украинская компания не имеет ни лицензии на производство необходимых Болгарии работ по обслуживанию самолетов, ни возможностей к их выполнению.