Почему фейк — это серьезно

Сооснователь РБК рассказал о будущем IT-рынка

Фото: Francois Mori / AP

О том, появится ли в ближайшее время механизм противодействия фейковым новостям и что еще нового происходит в интернете и на рынке IT, мы беседуем с директором по стратегии инвестиционной компании TMT Investments, одним из основателей медиахолдинга РосБизнесКонсалтинг (РБК) Германом Каплуном.

«Лента.ру»: Герман, каков ваш прогноз развития IT-отрасли на 2018 год? Насколько быстро будет расти рынок интернет-рекламы? Достигнут ли предел роста социальных сетей?

Каплун: Прогноз такой: цифровая реклама вырастет в мире на 13процентов, в России — на 18 процентов. Мы увидим больше новинок в области дополненной реальности. Уже есть возможность виртуально встроить в свою квартиру мебель, которую вы хотите купить. Появляются виртуальные примерочные, чтобы человек мог понять, идет ему вещь или нет. Мы ждем супербыстрых компьютеров, ждем революции в биотехнологиях, которые помогут решить проблему старости, но вряд она произойдет в 2018 году. То, что касается потребительского рынка, делать проще. Поэтому новые смартфоны (например, распознающие владельца по лицу) будут появляться быстрее, чем что-то другое.

По поводу соцсетей. Facebook очень долго рос практически на 50процентов в год (в прошлом году выручка fb составила около 40 миллиардов долларов). В долгосрочном плане такую тенденцию поддерживать тяжело. Facebook немножко закостенел, у него появились определенные проблемы, и первая в том, что к нему не идет молодежь. Молодежь идет в Instagram или Snapchat, но это другой формат. За IV квартал прошлого года аудитория fb выросла на 3 процента, а Snapchat — на 5 процентов, тем не менее в абсолютном выражении это несопоставимые цифры. Совсем неплох Telegram, но надо понимать, что пока его аудитория — это страны бывшего СССР и Ближнего Востока. Сейчас они делают гигантское ICO, то есть привлечение денег от инвесторов, а с большими деньгами велик шанс того, что этой талантливой команде удастся сделать из Telegram нечто большее. Про соцсети давно говорили, что мессенджеры займут их место, но пока это предсказание не сбывается.

Можно ли рассматривать соцсети как самостоятельные медиа? Насколько важен новостной контент для соцсетей с финансовой точки зрения?

Разумеется, новости — это важная часть дохода, не случайно в fb, например, существует целая программа взаимодействия со СМИ. Сейчас Цукерберг решил ограничить влияние СМИ, но я думаю, это временное явление. Потому что пользователи считают новостной контент очень важным. Многие пользователи действительно относятся к соцсетям как к медиа — им неинтересен официоз, который публикуют обычные СМИ, они рассчитывают, что, если произойдет нечто действительно важное, друзья поделятся ссылкой, и они об этом узнают. Но сейчас любой блогер может прочитать заголовок, из него сделать вывод и выдать свое мнение за реальность. Количество фейковых новостей в последнее время стало огромным и по этой причине.

Почему такую озабоченность в мире вызывает распространение фейков? Эта проблема в прошлом году была затронута в Декларации экспертов ООН. Во Франции только что подготовлен законопроект по борьбе с фейковыми новостями. Как вообще можно им противодействовать?

То, что мы не можем верить всему, что публикуется в интернете, — реальная проблема. Для любой компании недостоверная информация о ее продукте означает финансовые потери. Для бизнесмена любой фейк негативен. Фейковая новость не обязательно связана с очернением кого-то. Это может быть рецепт лекарства от рака — недавно в Австралии была подобная история. Страшно, когда для повышения популярности публикуются вещи, способные принести человеку вред. Механизм борьбы с фейковыми новостями через суды очень тяжелый. Думаю, обязательно появятся технологии, которые помогут их выявлять, но вряд ли это произойдет в ближайшие пять или даже десять лет. Пока, к сожалению, самое простое и действенное — блокирование. Поэтому могу предположить, что запретов в интернете станет больше. Что касается обычных пользователей, единственный способ не нарваться на фейк — сравнивать информацию и обращаться к уважаемым источникам.

Герман, а как обычный пользователь соцсетей может заработать на них? Насколько реально монетизировать свою страничку?

Доходы блогера зависят от аудитории. В Telegram первый доход можно получить, имея тысяч тридцать подписчиков, в Facebook — от 50 000. Но при неправильно организованной работе блог даже со ста тысячами приносит не более 500 долларов в месяц. Ну а если у тебя 50 подписчиков, можно только меняться информацией с таким же «СМИ». Или создавать действительно уникальный продукт, который будет продвигать сам себя.

Если говорить о приобретении акций новых компаний — надо делать ровно то, что делают венчурные фонды. Я говорю о диверсификации рисков. Фонды дробят свои инвестиции и вкладывают в разные проекты, заранее понимая, что часть их никуда не «выстрелит». У нас, например, успешных проектов около 50  процентов. Но это редкость. Классика — 10-15 процентов, они и окупают все остальное, но не раньше чем через пять-семь лет. Для обычного человека самое лучшее — разделить свой пакет. Проще не вкладываться в новые проекты, а купить биржевые акции известных компаний.

Как будет в дальнейшем развиваться венчурный рынок, какие страны будут хедлайнерами в этом процессе?

Практически каждую неделю на Западе создаются новые фонды. И в России в этом отношении ситуация неплохая — много государственных фондов, готовых инвестировать в различные проекты. Проблема в том, что фонды есть, а стратегических покупателей нет. Любой стартап проходит несколько этапов. Сначала он берет деньги у так называемых family and friends — родственников и друзей. Показав какой-то результат, идет в бизнес-инкубатор и берет деньги там. Потом идет в венчурные фонды. Большинство успешных стартапов затем покупают крупные компании, заинтересованные или в новой технологии, или в эффективной команде. 90 процентов, если не больше, проектов покупается таким образом. У нас в разы меньше крупных игроков, и это затрудняет развитие российского венчурного рынка.

Исторически главный рынок — это Америка, рядом с ней Канада. В Европе интересный, но очень специфический рынок — Франция, Голландия, сейчас начинает лидировать Англия. В Восточной Европе есть очень неплохие компании, но они недостаточно развиты. Из России, Украины, Белоруссии вышло достаточно много хороших проектов, в том числе Telegram, но давно не появляются новые компании размера Яндекса. Очень много разговоров о том, что Китай догоняет Америку, но у меня такое ощущение, что китайцы не понимают венчурного рынка, у них он не развит, хотя стартапы у них, конечно, тоже есть.

Вы замечаете, как меняется качество стартапов? Можно ли выделить какие-то отраслевые тренды?

Номер один — IT и все, что с ними связано. Есть огромное количество IT-решений в энергетике, много стартапов в нефтянке — с них по сути начиналась тема сланцевых нефти и газа. Начинается движение в сторону биотеха. Но если в IT вы можете быстро увидеть результат, то чтобы разработать новое лекарство и получить разрешение на его использование, нужно потратить лет 12-15.

В последнее время появилось много фильмов с вдохновляющими примерами риска и успеха в бизнесе. Может, назовете самые интересные фильмы конкретно об IT-бизнесе?

Сериал «Кремниевая долина», наверное, лучше всего отражает то, что происходит в IT-индустрии. Там, кстати, много смешных моментов. Также неплохой сериал про айтишников — «Остановись и гори» (Halt and Catch Fire). Просто про бизнес я бы, конечно, рекомендовал посмотреть «Волк с Уолл-стрит». Но самый лучший фильм про инновации и бизнес — это, на мой взгляд, «Баловень судьбы» 1988 года с Бельмондо. Сюжет в том, что бизнесмен, который построил огромную империю, инсценирует свою смерть и находит парня, который становится управляющим компании. А парень вообще ничего не понимает в бизнесе и по каждому поводу бежит советоваться с героем Бельмондо. И мы видим, как меняется его подход к решению проблем. Потому что сами-то проблемы, в том числе в бизнесе, не меняются. Мы делаем все то же самое, что и раньше, но на новом технологическом уровне. А мотивы людей неизменны.

Беседовала Надежда Жуковская