«Кевин — он... холодный»

Ридли Скотт о секс-скандале вокруг Спейси и желании его убить

Фото: TriStar Pictures

В российский прокат выходит фильм «Все деньги мира». Картина вызвала бурное обсуждение еще до релиза: в ленте Ридли Скотта главную роль исполнил Кевин Спейси, но после секс-скандала вокруг актера она была полностью переснята уже без его участия. «Лента.ру» поговорила с режиссером о досъемках, «Бегущем по лезвию» и следующем «Чужом».

«Лента.ру»: Сравните Кевина Спейси в роли Джона Гетти и Кристофера Пламмера, которым Спейси заменили в последний момент.

Ридли Скотт: Они абсолютно разные, абсолютно. Кевинон… холодный. А Кристофер излучает тепло, у него огромное сердце. Обратите внимание: когда Пламмер улыбается на экране, а он достаточно часто улыбается, это улыбка сильного, но очень непростого человека.

Технически сложно было переснять половину фильма за две недели?

Сложно, конечно, но, слушайте, когда вы достаточно долго тренируете футбольную команду, вы не привязываетесь к конкретным игрокам. Вам нужен определенный уровень игры, а кто его будет вам обеспечивать — это уже отдельный вопрос. Тут главное — принять решение. Я понял, что буду менять Кевина, за минуту… Ну нет, на самом деле за час где-то. Я подумал: «Да пошло оно все на хрен, не буду я с этим мириться, не будет Спейси после всех последних событий в моем фильме». После этого я сделал несколько звонков, всех срочно вызвал на досъемки — и никто не отказался, между прочим. А дальше уже дело техники: звонки костюмерам, потому что Кристофера [Пламмера] нужно было одевать заново, а костюмы всех остальных вынимать из хранилищ, ну и так далее.

Почему вы вообще решили избавиться от Кевина Спейси?

Потому что своими поступками он поставил под угрозу мою работу и работу десятков других людей. Я, конечно, понимаю, что необходимо разделять работу артиста и его личную жизнь, последнее — не мое дело. Слушайте, Фрэнсис Бэкон был дико странный чувак, но это не умаляет значение его живописи… Вы же знаете, кто такой Фрэнсис Бэкон?

Конечно. Но в чем все же, в таком случае, отличие Бэкона от Кевина Спейси?

Кевин отличный актер, но мне неприятны его предпочтения в личном плане. И потом, вы же представляете, как пресса разорвала бы мой фильм, если бы Спейси там остался...

Вы со Спейси говорили в связи с этим?

Говорил?! Да вы что, я его убить готов был! Кроме того, никто же не знает, где он. Он ни телефон не берет, ни на почту не отвечает.

Как вы выбрали Пламмера?

Я его рассматривал на роль с самого начала, он у меня был в шорт-листе на главную роль. Так что это органично получилось. Когда я читаю сценарий, у меня в голове уже крутится кино, и в каких-то его эпизодах был Пламмер, в каких-то Спейси, в каких-то — кто-то еще.

Что произошло с первой готовой версией фильма — со Спейси?

Произошло то, что ее никто никогда не увидит. Зарабатывать на этой версии я не буду. Это отличное кино, кстати. Новое кино тоже отличное получилось. Они оба отличные.

Вне зависимости от того, кто в главной роли, в фильме читается крайне неприязненное отношение к большим деньгам и их обладателям. Это и ваша позиция тоже?

Да, я из простой семьи, я к этому как-то так всю жизнь спокойно относился… Когда я впервые увидел «Роллс-Ройс», то не подумал «хочу эту машину». Я подумал «красивая машина», но я не завидовал, нет. Ну и с большими деньгами такая история: я видел, как они портят людей, но видел и то, как не портят. Мой партнер — крайне состоятельный человек, и он отличный парень, примерный семьянин. Деньги сейчас воспринимаются как синоним успеха, но это, во-первых, не всегда так, а во-вторых, я абсолютно уверен, что если работать как проклятый, твои шансы на успех, при прочих равных, всегда будут выше. И после этого кто-то будет ненавидеть успех? Да пошли они! Я работал до седьмого пота, чтобы оказаться там, где я сейчас.

Джон Гетти в вашем фильме напоминает другого магната — по фамилии Кейн. Вы специально такие параллели проводили?

Типа того, да. Но сейчас вокруг миллионы миллиардеров, есть люди с состоянием в сто миллиардов — как этого парня зовут из Amazon? Джефф Безос? Apple стоит каких-то невообразимых денег — и так далее. Большинство сегодняшних мультимиллиардеров даже в лицо никто не знает. В 1960-1970-е все было не так: Джон Пол Гетти был всемирной знаменитостью, потому что у него был миллиард долларов. Один! Восприятие богатства радикально изменилось, и да — Гетти был последним магнатом, как и Кейн для Уэллса. Я пытался это показать в фильме.

Вас расстроило, что «Все деньги мира» пролетели мимо важных номинаций на «Оскар»?

Честно? Вообще нет. Меня не интересуют награды. Я отказывался работать над фильмами, которые потом получали множество статуэток, и ни разу об этом не пожалел. У меня есть именная звезда на Голливудском бульваре, плюс я рыцарь Британской империи. Мне достаточно. Вообще говоря, мне 81 год — в этом возрасте награды в любом случае не очень волнуют. Я счастлив, что у меня хватает сил и энергии работать, и я сейчас занят гораздо сильнее, чем когда-либо в жизни. Вот это главная награда для меня.

Как вам «Бегущий по лезвию 2049»?

Ну, я там продюсер, так что мне по определению понравилось. Хотел бы я сам снять сиквел? Нет… Нет, нет. Я вроде собирался сам его снимать в какой-то момент, но мне как режиссеру больше интересна следующая фаза «Чужого». К «Бегущему» я остыл и отдал его Дени [Вильневу], который, по-моему, отлично справился.

Снимите следующего «Чужого», ладно?

Да сниму, сниму!