Угробили мечты

Почему миллиардеры оставляют родных без наследства

Кадр: фильм «Смерть на похоронах»

Смерть близкого человека — повод для родни и друзей объединиться, правда, до тех пор, пока речь не заходит о деньгах. К разочарованию потенциальных наследников богатые родственники пишут завещания, которые позволяют им и после смерти распоряжаться своими деньгами по собственному усмотрению. После чтения последней воли усопшего оказывается, что миллионное состояние обошло семью стороной и уплыло к любимому питомцу, а близким для того чтобы хоть как-то получить крохи наследства, приходится воевать в судах и выполнять абсурдные требования, доказывая собственную ориентацию и кардинально меняя образ жизни. Кошмар наследников богача — в материале «Ленты.ру».

Железная воля

Почти две сотни держателей многомиллиардных активов в течение нескольких последних лет примкнули к движению The Giving Pledge и заявили, что оставят наследникам только часть своего состояния или вовсе лишат их денег после своей смерти. Все заработанное богатство они намерены направить на благотворительность — и средства пойдут на всеобщее благо, и дети не будут испорчены «легкими» деньгами, заявляют миллиардеры. The Giving Pledge — благотворительное движение, запущенное в 2010 году основателем Microsoft Биллом Гейтсом, который находится на второй строчке рейтинга богатейших людей планеты по версии Bloomberg с состоянием в 92 миллиарда долларов, и инвестором Уорреном Баффетом, находящимся на третьей строчке рейтинга с состоянием в 89,1 миллиарда. Они заявили, что отдадут свои состояния на благотворительность, и призвали других миллиардеров последовать их примеру.

Идея Гейтса и Баффета пришлась по вкусу другим миллиардерам из списка самых богатых людей на планете — к The Giving Pledge в числе прочих присоединился основатель Facebook Марк Цукерберг (четвертое место в рейтинге Bloomberg). После рождения своей первой дочери он заявил, что собирается пожертвовать 99 процентов своих акций Facebook «на продвижение человеческого потенциала и содействие равенству». Идею поддержал другой миллиардер — бывший мэр Нью-Йорка и основатель компании Bloomberg Майкл Блумберг (нет в рейтинге Bloomberg, по оценке Forbes занимает 11 место в списке богатейших людей планеты) также официально заявил, что намерен отдать фактически все свое состояние на благотворительные цели. По словам миллиардера, «настоящее богатство ты не можешь ни потратить, ни взять с собой [в могилу]». «Если вы хотите позаботиться о своих детях и показать им, как сильно вы их любите, самая лучшая вещь, которую вы можете сделать, — поддерживать организации, которые создадут лучшее будущее для них и их детей», — считает Майкл Блумберг.

«Клятву дарения» (так в рамках кампании называют публичное обещание предпринимателя пожертвовать деньги на благотворительность) также принесли Дэвид Рокфеллер, который скончался в 2017 году, основатель eBay Пьер Омидьяр и голливудский режиссер Джордж Лукас.

Русский след

Идея направить все или большую часть своего богатства на филантропию стала распространяться и в России — к кампании The Giving Pledge присоединились и двое российских миллиардеров — президент группы «Интеррос» Владимир Потанин (51 место в рейтинге Bloomberg, 19 миллиардов долларов) и создатель международного венчурного фонда DST Global Юрий Мильнер (394 место в рейтинге Bloomberg, 4,91 миллиарда долларов). Российские предприниматели поддержали идею западных коллег, что богатство должно работать на всеобщее благо. Помимо этого, Потанин пояснил, что своим решением хочет защитить собственных детей «от бремени чрезмерного богатства». По мнению бизнесмена, унаследованные миллиарды могут лишить его детей мотивации сделать в жизни что-то свое. Мильнер, в рамках движения также взявший на себя обязательства передать не менее половины своего состояния на благотворительность, отметил, что соответствующее решение является не просто желанием подарить, но и попыткой осмыслить жизненный опыт для того, чтобы сделать благотворительность эффективной. «Человечество в самом начале большого пути. Я присоединяюсь к The Giving Pledge, чтобы инвестировать в наши лучшие умы и наше совместное будущее», — заявил он.

Те бизнесмены, которые еще не присоединились к движению, тем не менее поддержали такую благотворительную идею. В частности, совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман заявил, что отдаст все свои деньги на благотворительность. Предприниматель считает, что передача денег детям могла бы стать худшей вещью, которую отец мог для них сделать. «Мне кажется, что отдать ребенку или молодому человеку серьезную сумму денег — это во многом риск сломать ему жизнь», — отметил он, выразив надежду, что его дети самостоятельно добьются карьерных успехов.

Завещание патриота

Шведский бизнесмен и основатель IKEA Ингвар Кампрад, скончавшийся в январе 2018 года, несмотря на то что при жизни не вступал в The Giving Pledge, тем не менее показал свою приверженность идее движения. После опубликования его завещания стало известно, что Кампрад распорядился направить половину своего состояния в семейный фонд и затем вложить в развитие бизнеса в провинции Норрланд на севере Швеции, «чтобы молодежь жила там и не была вынуждена уезжать оттуда». Вторую половину наследства Кампрад решил отдать своим детям. Сколько именно денег будет передано на развитие бизнеса, а сколько его наследникам, пока неизвестно, поскольку состояние основателя IKEA сложно оценить из-за запутанной структуры концерна.

Такая же патриотичная история произошла в Великобритании за век до смерти Кампрада. Один из подданных королевства в первой половине ХХ века анонимно завещал направить средства в объеме 500 тысяч фунтов на погашение государственного долга — решение было принято после призыва британских властей в 1919 году, обращенного к состоятельным подданным королевства, помочь государству закрыть долги, образовавшиеся после Первой мировой войны. Для управления пожертвованиями британца в 1928 году был создан трастовый фонд, получивший название Национальный фонд. Однако условие, которое поставил предоставивший деньги британец, не позволяло государству пользоваться средствами на протяжении десятилетий — согласно последней воле этого человека, средства могли пойти на погашение только «всего государственного долга». То есть прежде чем Великобритания сможет воспользоваться средствами, ее внешний долг должен снизиться до размера трастового фонда. В настоящее время внешний долг королевства достигает 1,9 триллиона фунтов. Сам же трастовый фонд, по состоянию на 2013 год, составлял около 350 миллионов фунтов стерлингов, увеличившись с 1928 года в 700 раз.

Богатенькая Ричи

Не все богатые предприниматели считают, что направить деньги на благотворительность и полностью лишить близких наследства — лучший способ распорядиться накоплениями. Более того, некоторые проявляют даже гиперзаботу по отношению к своим любимым и любимцам. Так, внучка основателя компании по переработке нефти Quaker Филиппа Джона Байера Элеонора Ричи завещала свое состояние собственным псам. В детстве она не могла иметь домашних животных и во взрослом возрасте начала забирать себе бездомных и больных собак. Это стало главной страстью женщины — к моменту смерти в 1968 году (ей было 58) она являлась владелицей более 150 питомцев. Согласно завещанию, псы унаследовали недвижимость, акции Quaker, различные облигации — в целом их наследство составило 4,3 миллиона долларов. Кроме того, Ричи назначила опекуна, который бы ухаживал за собаками вплоть до момента смерти последнего пса, — это произошло в 1984 году. После смерти собаки недвижимость получил университет, занимающийся исследованиями болезней животных.

По-настоящему продуманный план того, как передать детям свое состояние и не испортить их, разработал американский магнат недвижимости Морис Лабоз. Он очень любил собственных дочерей и решил сделать все возможное для их будущего счастья даже после собственной смерти. Лабоз умер в 2015 году и завещал 21-летней Марлене и 17-летней Виктории состояние в размере 37 миллионов долларов, которое находится в трастовом фонде. Однако по условиям последней воли отца девушки смогут получить доступ ко всему наследству только после 35-летия и при соблюдении ряда условий — например, поступление в хороший университет, устройство на хорошую работу, счастливое замужество и отсутствие внебрачных детей. Отец девушек предусмотрел возможность выплат до того, как его дочери достигнут 35 лет. Например, Марлена может получить 750 тысяч долларов после окончания университета, если сможет объяснить попечителям, на что она намерена потратить деньги, и убедить их предоставить ей доступ к средствам. Кроме того, девушка может наследовать полмиллиона долларов после вступления в брак, но только в том случае, если ее муж подпишет бумаги, что не претендует на ее состояние. Согласно воле Лабоза, если обе его дочери найдут достойную работу к 2020 году, то они раз в год смогут получать выплаты из трастового фонда в размере трех годовых доходов.

Другой уровень заботы проявил американский бизнесмен Фрэнк Мандельбаум, основавший технологическую компанию по проверке удостоверений личности Intellicheck. Мужчина скончался в 2007 году в возрасте 73 лет и завещал внукам состояние в 180 тысяч долларов. Однако в его последней воле оговаривалось, что дети его сына Роберта смогут получить долю в наследстве только в том случае, если их отец женится на их матери в течение шести месяцев со дня появления на свет первенца. Роберт Мандельбаум стал отцом мальчика по имени Купер в 2011 году, однако ребенка на свет произвела суррогатная мать, поскольку его отец на тот момент уже состоял в браке — причем с другим мужчиной. Роберт обратился в суд, чтобы оспорить завещание отца, — по его словам, при жизни тот знал, что его сын — гей, поскольку Роберт на протяжении многих лет состоял в отношениях со своим будущим супругом и посещал с ним семейные ужины и торжества.

Собачья доля

Это не единственный случай, когда из-за условий завещания родственники состоятельных предпринимателей обращаются в суд. Так произошло и с наследством, оставленным эпатажной американской бизнесвумен, миллиардером и магнатом недвижимости Леоной Хелмсли. До своей смерти в 2007 году она неоднократно жертвовала средства на благотворительные цели. В частности, выделила пять миллионов долларов на восстановление Нового Орлеана после разрушительного урагана «Катрина» в 2005 году.

В своем завещании она указала, что основная часть ее состояния должна быть направлена на благотворительность, в том числе в организации, которые занимаются защитой животных. Она также завещала 12 миллионов долларов собственной собаке по кличке Беда (деньги пошли в трастовый фонд) и более скромные суммы своим родственникам — самое большое наследство среди родных получил ее брат — 10 миллионов долларов. У женщины также осталось четверо внуков, однако наследство было предусмотрено только для двоих. В отношении остальных в завещании прямым текстом говорилось, что те не получат ни копейки «по причинам, которые им известны».

После обнародования завещания в адрес собаки посыпались многочисленные угрозы, для собаки даже пришлось нанять охранника и смотрителя, что привело к пересмотру последней воли Хелмсли в суде, — трастовый фонд Беды был сокращен до двух миллионов долларов, выведенные 10 миллионов были разделены между внуками, которым бабушка не захотела оставлять наследство.

Однако далеко не все неожиданные завещания состоятельных людей оспариваются — некоторые становятся приятным сюрпризом для знакомых и актом, вызывающим глубокое одобрение со стороны семьи. Так, в Италии бизнесмен Пьеро Макки основатель компании Enoplastic, занимающейся производством крышек, пробок, этикеток для бутылок, решил оставить в наследство сотрудникам своей компании 1,5 миллиона евро — «старожилы» получили по 10 тысяч евро, новички — по две тысячи. Дочь Макки сообщила, что ее отец решил изменить завещание незадолго до смерти, однако это решение было встречено положительно семьей покойного. Чеки были вручены сотрудникам прямо перед Рождеством, а супруга Макки лично приложила к каждому из них благодарственное письмо.