Наука и техника

По усам текло Сталин предал Саудовскую Аравию. Там сразу появились нефть и американцы

ЦиклГод падений и перемен
Карим Хакимов сопровождает будущего короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Москва, Кремль, 1932 год

Карим Хакимов сопровождает будущего короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Москва, Кремль, 1932 год. Фото: Public Domain / Wikimedia

Саудовская Аравия — специфическое государство, где до сих пор непостижимым образом сочетаются абсолютная монархия, современные технологии, нефтяное процветание и ваххабитский ислам с его средневековыми обычаями и правовыми нормами. Нынешней России от позднего Советского Союза досталась тяжелая история взаимоотношений с этой влиятельной региональной державой. Но так было не всегда, и при определенных обстоятельствах все могло сложиться совсем иначе — ведь именно СССР первым признал саудовское королевство и установил с ним дипломатические отношения. «Лента.ру» вспоминает, почему Москва поставляла Саудовской Аравии нефтепродукты, но отказала ей в кредите и как из-за сталинских репрессий это государство на долгие годы стало врагом нашей страны.

Красный паша

Саудовское государство возникло после Первой мировой войны в результате поражения и распада Османской империи. Но его история началась еще в 1744 году, когда вождь одного из бедуинских племен Неджда (центральной части Аравийского полуострова) Мухаммад ибн Сауд и местный радикальный исламский проповедник Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб заключили военно-политический союз. Впоследствии под знаменем ваххабизма саудиты объединили под своей властью разрозненные племена Неджда, а в 1925 году завоевали соседнее королевство Хиджаз, на территории которого находились священные мусульманские города Мекка и Медина.

Карим Хакимов в арабской одежде

Карим Хакимов в арабской одежде

Фото: Public Domain / Wikimedia

Годом ранее в Джидде, крупнейшем городе Хиджаза, открылось советское генконсульство. Когда недждийский эмир Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд аннексировал Хиджаз и провозгласил себя королем объединенного государства (с 1932 года — Саудовская Аравия), только что прибывший в регион глава советской дипломатической миссии Карим Хакимов оказался в трудном положении. Однако он быстро сориентировался в ситуации и в феврале 1926 года аккредитовался при новой ваххабитской власти — так СССР стал первым государством, установившим с саудитами дипломатические отношения. Наверное, именно поэтому Хакимову (потом арабы дали ему прозвище Красный паша) сразу удалось наладить личные доверительные контакты с королем Аль Саудом.

Сейчас в это трудно поверить, но в то время интересы обеих стран во многом совпадали. Советскому Союзу было важно прорвать дипломатическую изоляцию со стороны ведущих стран Запада и распространить свое влияние в регионе, а новообразованному королевству требовался противовес агрессивной политике Великобритании, стремящейся установить контроль над всем Ближним Востоком. В 1920-е годы англичане пытались объединить под своей эгидой все арабские страны. Сыновей главного врага Аль Сауда — свергнутого короля Хиджаза Хусейна ибн Али аль-Хашими — они сделали монархами новых государств, созданных на осколках бывшей Османской империи. Так, Фейсал I стал королем Сирии и Ирака, а Абдалла I — эмиром Трансиордании (его потомки до сих пор правят нынешней Иорданией). Неудивительно, что в конце 1920-х годов молодое саудовское государство балансировало на грани военного конфликта с Великобританией.

Поскольку советско-британские отношения в это время тоже не были блестящими (а в мае 1927 года вообще были разорваны), Лондон нервно реагировал на дипломатические успехи Москвы на Аравийском полуострове. Главным соперником советских дипломатов и одновременно проводником английских интересов при дворе короля Аль Сауда был его советник Джек Филби, принявший в 1930 году ислам и назвавшийся шейхом Абдуллой. Любопытная гримаса истории: пока Джек небезуспешно вытеснял нашу страну из Саудовской Аравии (именно по его инициативе в 1930-е годы там появились и надолго обосновались американские нефтяники), его сына Кима Филби в Англии завербовал агент ОГПУ и создатель знаменитой Кембриджской пятерки Арнольд Дейч. Впоследствии Филби-младший стал одним из выдающихся советских разведчиков, а последние 25 лет жизни провел в Москве.

Друг короля

В 1928 году Хакимова на посту советского генконсула сменил туркестанский советско-партийный работник Назир Тюрякулов. Между ними было немало общего: оба родились в Российской империи, где считались инородцами, но при этом получили приличное (в том числе исламское) образование. Оба горячо приняли революцию и советскую власть, оба стали новичками в дипломатической работе, обоим было чуть за тридцать. Но молодость и отсутствие опыта не мешали советским посланникам искусно лавировать в сложных дипломатических играх и нередко побеждать более искушенных западных коллег. Наоборот, на их фоне наши талантливые дилетанты обладали серьезными преимуществами: мусульманским происхождением, знанием арабского языка, местных нравов и обычаев, пониманием нюансов восточной культуры.

Принц Фейсал и советский полпред Назир Тюрякулов, Джидда, 1929 год

Принц Фейсал и советский полпред Назир Тюрякулов, Джидда, 1929 год

Фото: Public Domain / Wikimedia

Несмотря на активное противодействие англичан, в 1930 году именно Тюрякулов стал дуайеном (то есть главой) дипломатического корпуса в королевстве. Об итоге этого противостояния он не без гордости сообщал заместителю наркома иностранных дел Максиму Литвинову: «Исторический спор с англичанами из-за старшинства в дипкорпусе считается законченным в нашу пользу… На официальных торжествах я занимаю первое место, а Риан — второе, французский поверенный в делах мсье Мегре — третье, Айноль-Мольк — четвертое. Отмечу, что Риан держится по отношению ко мне весьма корректно, обращаясь ко мне в некоторых случаях как к старшине». Возможно, этому способствовало то, что двумя месяцами ранее Москва повысила статус Тюрякулова: он уже имел ранг не дипломатического агента и генерального консула, а чрезвычайного и полномочного посланника.

Особые отношения с монаршей семьей Хакимов и Тюрякулов использовали для продвижения интересов нашей страны в регионе. В 1931 году при посредничестве Тюрякулова состоялась «бензиновая сделка» — поставка из СССР в саудовское королевство ста тысяч ящиков бензина и керосина. Сейчас это выглядит анекдотом, но тогда саудиты и не подозревали, что у них буквально под ногами колоссальные запасы нефти. Основной доход страна тогда получала от хаджа — ежегодного посещения мусульманскими паломниками со всего света исламских святынь в Мекке и Медине. «Бензиновая сделка» помогла королевству преодолеть энергетическую зависимость от Британии и других европейских держав. Советский Союз согласился на поставки нефтепродуктов в кредит на 150 тысяч долларов — в надежде, что король Аль Сауд отменит прежние дискриминационные ограничения на торговлю с Москвой.

В конце мая 1932 года с официальным десятидневным визитом в СССР прибыл 26-летний наследный принц Фейсал ибн Абдул-Азиз Аль Сауд. Он запросил у советского правительства товарный кредит на сумму один миллион фунтов стерлингов сроком на десять лет. Ему вежливо отказали, поскольку саудиты не только не отменили торговые ограничения на советские товары, но и не заплатили по «бензиновой сделке». Еще одним камнем преткновения стало нежелание саудовской стороны подписать договор о дружбе и торговле. Как ни старались Хакимов и Тюрякулов, они не смогли решить эту проблему. Все упиралось в настоятельное требование саудитов разрешить советским паломникам хадж в Мекку в количестве не менее тысячи человек ежегодно. По политическим и идеологическим причинам Москва на это никак не могла согласиться.

Михаил Калинин, Карим Хакимов и принц Фейсал, Москва, 1932 год

Михаил Калинин, Карим Хакимов и принц Фейсал, Москва, 1932 год

Фото: Business-gazeta.ru

Во время визита в СССР принц Фейсал встретился с формальным главой советского государства — «всесоюзным старостой» Михаилом Калининым, председателем правительства Вячеславом Молотовым, наркомом по военным и морским делам Климентом Ворошиловым. Фейсал рассчитывал на аудиенцию у Сталина, но у того не нашлось на это времени, чем саудовский гость был немало раздосадован. Несмотря на этот дипломатический конфуз и скромные результаты визита, обе стороны признали его успешным. В Ленинграде принцу подарили автоматическую телефонную станцию советского производства, а журнал «Огонек» в номере от 20 июня 1932 года отмечал: «Бывшая провинция старой Турции стала теперь центром междуконтинентальных сообщений, и торговое значение Аравийского полуострова возрастает с каждым годом. Большое международное значение самого факта существования независимого национального государства на Аравийском полуострове неоспоримо, и посещение правительственной делегацией этого государства столиц держав, признавших Ибн-Сауда, преследует цель упрочения международных связей молодого арабского государства».

Из Аравии в АЛЖИР

Динамичное и успешное (хоть и не без сложностей) развитие советско-саудовских отношений внезапно прервалось накануне Второй мировой войны. К сожалению, это случилось целиком и полностью по вине Москвы. В январе 1936 года Тюрякулова неожиданно отозвали в СССР, а на его место вновь назначили Хакимова. Полтора года бывший посланник числился в резерве наркомата иностранных дел, а затем ЦК ВКП(б). В июле 1937 года его арестовали в его собственной квартире в печально известном «доме на набережной» и обвинили в участии в «антисоветской пантюркистской диверсионно-террористической организации, ставившей целью свержение советской власти». Тюрякулову инкриминировали также шпионаж в пользу Турции и ведение пантюркистской агитации. 3 ноября 1937 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла советскому дипломату расстрельный приговор, и в тот же день его привели в исполнение. Похоронили Тюрякулова на подмосковном спецполигоне НКВД «Коммунарка». Днем ранее арестовали его жену Нину Александровну. Она отбывала наказание в Казахстане, в Акмолинском лагере жен изменников Родины (АЛЖИР).

Хакимова вскоре постигла та же участь. После полутора лет работы в Саудовской Аравии в сентябре 1937 года ему внезапно пришло указание немедленно вернуться в СССР. Говорят, что король Аль Сауд уговаривал его остаться, предлагая политическое убежище. Хакимов отказался, хотя прекрасно понимал, что срочный вызов в Москву ничего хорошего не сулит. После возвращения в Советский Союз он был обречен. В конце октября 1937 года, в разгар Большого террора, его арестовали по типичному для того времени обвинению в шпионаже и контрреволюционной деятельности. В январе 1938 года Хакимова расстреляли и похоронили на том же спецполигоне «Коммунарка». Его жену и дочь тоже репрессировали и отправили в АЛЖИР.

До сих пор неясно, зачем Сталин уничтожил Тюрякулова и Хакимова и действительно ли он верил в их предательство. Современный казахстанский дипломат и политик Таир Мансуров, написавший биографию Тюрякулова, упоминает, что тот во время пребывания в Саудовской Аравии действительно сблизился с турецкими коллегами и даже хлопотал за них. Известно, что до дипломатической работы Тюрякулов активно участвовал в I Всесоюзном тюркологическом съезде в Баку и занимался разработкой яналифа (нового тюркского алфавита на основе латиницы). Учитывая это, можно предположить, что в обстановке всеобщей шпиономании 1937 года у Сталина появились подозрения в нелояльности советских дипломатов тюркского происхождения. Но, судя по всему, оба посланника стали жертвами банальных доносов сослуживцев.

Назир Тюрякулов после ареста

Назир Тюрякулов после ареста

Фото: Peterstamps.ru

Но об этом мы можем только гадать, да и трагическая судьба Тюрякулова и Хакимова была, увы, типична для многих высокопоставленных сотрудников наркомата иностранных дел (НКИД). Сталинский погром внешнеполитического ведомства, учиненный в 1937-1938 годах, продолжился и позже. По подсчетам профессора МГИМО Татьяны Зоновой, только в 1939 году были репрессированы пять заместителей наркома, 48 полпредов СССР, 30 заведующих отделами НКИД, 28 глав консульских представительств, более 140 сотрудников загранучреждений и руководства НКИД. Репрессии дипломатов стали очередным эпизодом Большого террора наряду с массовыми чистками в армии и разведке. Надо ли говорить, что военный и государственный аппарат СССР накануне Второй мировой войны был почти полностью обескровлен.

Долгая месть саудитов

Король Аль Сауд не был большим гуманистом и либералом, однако его потрясло известие о жестокой и бессмысленной расправе над Тюрякуловым и Хакимовым. Казнь советских дипломатов, с которыми у него установились теплые дружеские отношения, он воспринял как личное оскорбление. Поскольку никаких других посланников из Москвы король больше не желал принимать, в апреле 1938 года советское полпредство в Джидде было ликвидировано, а дипломатические отношения СССР с Саудовской Аравией прерваны. В этом же году на территории страны обнаружили колоссальные запасы нефти, концессию на разработку которых король Аль Сауд охотно отдал американцам.

Король Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд и президент США Франклин Делано Рузвельт на борту американского крейсера «Куинси», февраль 1945 года

Король Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд и президент США Франклин Делано Рузвельт на борту американского крейсера «Куинси», февраль 1945 года

Фото: U.S. Army Signal Corps / Wikimedia

Это решение предопределило внешнеполитический курс Саудовской Аравии на десятилетия вперед. Королевство стало самым последовательным союзником США на Ближнем Востоке и одновременно наиболее враждебным СССР государством этого региона. После ввода советских войск в Афганистан в 1979 году саудиты активно поддерживали там боевиков исламской оппозиции. В октябре 1973 года решение короля Фейсала (того самого, которого 41 год назад не удосужился принять Сталин) резко снизить нефтедобычу спровоцировало нефтяной кризис на Западе, а противоположный шаг в сентябре 1985 года больно ударил уже по СССР. Егор Гайдар позже писал: «Дата краха Советского Союза для меня ясна. Это не август 1991 года и не декабрь 1991-го. Это 13 сентября 1985 года, когда министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии... объявил, что Саудовская Аравия радикально меняет свою нефтяную политику, перестает сдерживать добычу и будет стремиться восстановить свою долю на нефтяном рынке… Цены на нефть в реальном исчислении упали примерно в четыре раза. Советский Союз потерял 20 миллиардов долларов доходов от экспорта энергоносителей. Продолжать и дальше импортировать в прежних масштабах то, без чего страна жить не может, оказалось невозможно. Последние годы экономическая история СССР была длинным постскриптумом».

Можно спорить, насколько оправданно сводить причины распада СССР только к этому фактору, но падение мировых цен на нефть в любом случае привело к колоссальному сокращению доходов советского бюджета. Что касается дипломатических отношений между Саудовской Аравией и СССР, их восстановили лишь 17 января 1990 года — за 23 месяца до распада Советского Союза.

Судьбы советских посланников в саудовском королевстве вновь удивительным образом пересеклись после их гибели в сталинских застенках. Карима Хакимова реабилитировали 28 января 1956 года решением Военной коллегии Верховного Суда СССР с формулировкой «за отсутствием состава преступления». Ровно через два года, 28 января 1958 года, аналогичным постановлением посмертно оправдали Назира Тюрякулова. В 2013 году его правнук Мадияр Исмаилов возглавил генеральное консульство Казахстана в Джидде.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.