Новости партнеров

Разрезающая красота

Ужасные травмы и страшные уродства делают людей только лучше

Фото: Lucas Jackson / Reuters

Автомобильные и спортивные травмы, несчастные случаи на производстве и тяжелые ожоги, ампутации при лечении онкологических заболеваний — все эти проблемы раньше считались непоправимым уродством, а сейчас позитивно настроенные люди считают их поводом подчеркнуть свою индивидуальность и неконвенциональную красоту. В предыдущем материале «Лента.ру» рассказала о том, почему в традиционных культурах красивым считалось нанесение себе телесных повреждений. Нынешняя статья посвящена тому, как современные люди превращают порок внешности в достоинство.

Выжить и пережить

Лишиться части тела современный западный человек может ничуть не реже, чем его далекие предки. Если членам первобытных племен на охоте и рыбалке угрожали дикие звери, свирепые акулы и крокодилы, то теперь они продолжают угрожать вполне образованным и культурным, но беспечным туристам и неосторожным серферам, а также охотникам-любителям, даром что охотятся современные жители развитых стран скорее для забавы, нежели для добычи пропитания себе и своей семье. На прискорбный итог причина не влияет.

Однако кроме животных, городскому жителю (особенно занятому физическим трудом и часто пользующемуся личным транспортом, будь то велосипед, мотоцикл или автомобиль) угрожают техногенные травмы, ничуть не более гуманные, чем аллигатор или прожорливая акула. Люди теряют пальцы, руки и ноги, получают непоправимые повреждения внешности в авариях и во время несчастных случаев на производстве, при неосторожном обращении с бытовыми приборами и при пожарах, которые сейчас не менее страшны в многоквартирных небоскребах, нежели когда-то в деревянных избах.

Однако отношение к последствиям травм в современном мире отличается от отношения в мире традиционном примерно так же, как современная высокотехнологичная хирургия отличается от допотопных навыков и инструментов коновалов и знахарей. Если травма или тяжелая болезнь вынуждает специалистов прибегнуть к радикальным мерам, они (по крайней мере, лучшие из них) стараются свести калечащие повреждения к минимуму, а пластические хирурги по возможности маскируют последствия этих повреждений.

В тех же случаях, когда ампутации или больших, заметных и уродующих шрамов избежать не удается, пациенту приходится жить с последствиями травматичных операций. И если раньше люди стеснялись своих увечий, избегали посещения пляжей и бассейнов, носили только закрытую одежду и надевали даже неудобные протезы, лишь бы отсутствие руки или ноги не бросалось в глаза, то в последние годы все изменилось: ампутацию бодипозитивно настроенные люди превращают в отражение собственной индивидуальности.

Придумай и разрисуй

Мода на татуировки в современном мире (вне традиционных культур и околокриминальных субкультур) вновь появилась относительно недавно, по сути всего два-три десятилетия назад. Шрамирование, кстати, тоже обрело определенную популярность на Западе: образованные горожане иногда наносят себе раны специально, подражая экзотическим традиционным племенам. И, как выяснилось, в этой моде, к удивлению скептиков-консерваторов, есть немало положительного: в числе прочего, она позволяет людям с «недобровольными» шрамами и ампутациями преодолеть свои комплексы и даже стать героями пляжей и социальных сетей.

Так, сорокалетний норвежец Хайне Брек практически полностью лишился руки еще в детстве, когда попал под колеса поезда. Несмотря на все усилия медиков, конечность пришлось ампутировать радикальным образом, до самого плеча — так, что даже закрепить протез было не за что. Первые десятилетия жизни Хайне страшно стыдился своего физического недостатка, вплоть до того, что боялся ходить на пляж и в общественный бассейн. Однако желание жить нормальной человеческой жизнью и преодолеть психологические последствия травмы и операции победило, и норвежец придумал, как решить свою проблему.

Оставшийся небольшой фрагмент руки Хайне напоминал нос дельфина. Молодой человек провел небольшое исследование и выяснил, что один из самых известных на тот момент (конец 2000-х годов) татуировщиков в Европе, болгарин с ником Valio Ska готов заняться его культей и превратить в улыбающуюся морду милого морского млекопитающего. Брек встретился с тату-мастером и получил своего дельфина, который сделал своего обладателя настоящей звездой: красивые девушки с удовольствием делали с ним селфи на пляже, появились новые друзья и знакомства.

Примерно так же поступили многие женщины, лишившиеся одной или обеих грудей после мастэктомии. Например, британка Сью Кук: у нее был рак молочной железы в тяжелой форме. Несмотря на довольно солидный на тот момент возраст (Сью в 2002 году, когда у нее диагностировали онкологию, было уже около пятидесяти), она, пройдя операцию и реабилитационный период, обратилась к тату-мастеру. Возможно, свою роль сыграла артистическая профессия немолодой леди: она работает преподавательницей в Лондонском университете искусств и дизайна, который считается одним из оплотов нонконформизма в современном арт-мире. Сью носит броские серьги, красит волосы в яркие цвета и не боится экспериментов с внешностью.

Татуировщик изобразил на торсе и плечах отважной преподавательницы красивый ажурный «кружевной топ», полностью перекрывающий шрамы от мастэктомии и визуально маскирующий отсутствие груди. По словам самой Сью Кук, она не делала татуировок до болезни, но когда прошли пять лет ремиссии, она решила, что это неплохая идея. Татуировщик работал с женщиной 30 часов, и результат очень понравился заказчице. «Я пережила битву с раком и вышла победительницей из множества сражений, настало время отпраздновать победу. Моя татуировка прекрасна: каждое утро, когда я на нее смотрю, она вызывает у меня улыбку». Студенты и выпускники, учившиеся у Сью, весьма одобрительно отреагировали на ее поступок, когда она опубликовала в Facebook фото с татуировкой.

Гуманизм против увечья

К сожалению, у многих мужчин и женщин просто нет денег на качественную татуировку, причем настолько большую по площади, чтобы закрыть шрамы от рваных ран, последствия ампутаций или следы от обширных ожогов. Некоторые женщины к тому же сталкиваются и с бытовым насилием, которое тоже оставляет уродующие следы на теле. Особенно эта проблема актуальна в слаборазвитых странах, в частности, в Латинской Америке.

Бразильская татуировщица Флавия Карвальо из города Куритиба, не понаслышке знакомая с этой проблемой, запустила благотворительный проект под названием A fleur de peau («Цветок кожи»): она бесплатно перекрывает татуировками уродливые шрамы от ран, которые нанесли ее соотечественницам мужья, партнеры и просто случайно встретившиеся девушкам на жизненном пути негодяи. Также Флавия помогает небогатым женщинам превратить в подчеркивающий индивидуальность рисунок шрамы после мастэктомии, кесарева сечения и других полостных операций.

По словам бразильянки, она сама не ожидала, что ее проект вызовет такой огромный резонанс в медиа и социальных сетях: она просто хотела помочь небогатым женщинам вернуть себе привлекательность и уверенность в себе, а получила большую известность. «Я не беру денег, — подчеркивает Флавия. — Все, что мне нужно от женщин, — это чтобы они выбрали рисунок». Подобный подход практикуют и другие татуировщики, пластические хирурги и компании-производители протезов в разных странах мира: их благородный поступок вызывает интерес СМИ, что работает на их популярность и в конечном счете положительно сказывается на бизнесе.

Бодипозитив на подиуме

Люди с ампутациями зачастую очень сильные личности — ведь им удалось пережить свои травмы и наладить свою жизнь после них. Неудивительно, что они культивируют уверенность в себе и продвигают идеологию бодипозитива — положительного отношения к индивидуальным особенностям тела (вопреки убеждению многих, это не только избыточный вес). Как ни странно, среди людей с очевидными дефектами тела есть даже супермодель: Каролина Куркова перенесла полостную операцию, из-за которой у нее нет пупка, но она совершенно не стеснялась выходить на подиум на показах нижнего белья и собирала овации.

Модель-трансгендер Вонн Дженсен и ее коллеги из группы Cancerland продвигают на подиум манекенщиц, переживших рак и не стесняющихся своих шрамов. Еще одна широко известная модель, Виктория Модеста, дефилировала по подиуму на протезе: у британки латвийского происхождения нет одной ноги ниже колена. Она не только не прятала протез, но превратила его в разновидность модного аксессуара. После окончания модельной карьеры она стала популярной певицей, не меняя имиджа.

Кстати, протезы как модный аксессуар далеко не редкость. Помимо создания высокотехнологичных и функциональных протезов, некоторые производители делают искусственные конечности с броским и оригинальным декором. Так, бренд Alleles Design Studio, основанный канадцами Маккули Ваннерсом и Райаном Палибродой, производит дизайнерские ножные протезы из инновационных материалов. Есть варианты ажурные, вырезанные по лекалу лазером, есть с цветными принтами. Девиз Ваннерса, Палиброды и их коллег и единомышленников простой: каким бы ни было твое тело, оно может тебя радовать и укреплять твою самооценку. С этим не поспоришь.

Ценности00:0214 августа
Лиля Брик

Новые богини

Самые сексуальные, богатые и опасные женщины эпохи гангстеров и джаза
Ценности00:0816 августа
Ads campaign for kkwbeauty

Лучше меньше

Они победили Ким Кардашьян. Все деньги мира у них в кармане