«Вы сделали все, чтобы убить наших детей»

Расшифровка встречи кемеровских родителей со спасателями

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

На третий день после трагедии в торговом центре «Зимняя вишня» точное число жертв еще не установлено. Расположенная рядом кемеровская школа № 7 превратилась из штаба поисково-спасательных работ в подобие хосписа. Поселившиеся здесь родственники погибших в пожаре детей пытаются добиться ответов на вопросы о том, что, как и почему навсегда разрушило самое важное в их жизни. Как и в хосписе, спасти уже никого невозможно, но тем ценнее попытка сохранить достоинство и человечность. Корреспондент «Ленты.ру» побывал на месте и убедился в этом сам.

Территорию школы охраняет полиция. Стражи порядка работают и в самом здании. Самая бурная жизнь кипит на входе в спортзал. В небольшой коридор перед ним льются потоком друзья и родственники погибших, волонтеры, психологи, журналисты и священники. И если столовая — место условного перемирия, то здесь, наоборот, — самая конфликтная зона. Дело едва не дошло до драки. Люди требовали отчитаться перед ними. И такой отчет состоялся.

Администратор штаба: Сообщаю вам о том, что, во-первых, все данные находятся в Следственном комитете. Более того, вопрос поднимался по отсутствующим четырем минутам, которых нет в видеозаписи. Следственный комитет восстановил эти записи. Сейчас полностью по этим записям собирают всю информацию воедино: от начала и до конца. Информация собирается, информации много. У вас будет возможность посмотреть эти видеозаписи. Это подтвержденная информация Следственного комитета. По срокам — не могу вам сказать когда. Однако никто не будет затягивать время. Сейчас это никто не сделает, потому что информация не собрана и ведется следствие. Пока следствие не закончится, эту информацию вообще никто не имеет права смотреть.

<...>

Сейчас Сергей Юрьевич (полковник МЧС Сергей Яковлев — прим. «Ленты.ру») доложит о том, какие мероприятия проводились, и ответит на те вопросы, которые будут задавать.

***

Полковник МЧС Сергей Яковлев: Что касается тушения пожара. При поступлении вызова первое отделение пришло через пять минут. <...> Мы узнали, что на четвертом этаже находятся люди. И все задачи следующим отделениям ставились по подготовке звеньев газозащитной службы. Очаг пожара мы никогда не ищем. Если есть, то сразу берем информацию — что там-то и там-то. Первоначально мы действовали именно по оцепляющим (неразборчиво — прим. «Ленты.ру») действиям. Потому что группа имеет противопожарную защиту.

По прибытии здесь горело, была высокая плотность задымления четвертого, частично третьего этажа и кровли. На кровле находились люди, в окнах находились люди. По прибытии подразделения было основное направление — это четвертый этаж. Сразу же были направлены два звена туда. Коленчатый подъемник по прибытии был установлен с противоположной стороны главного входа — откуда спасли сначала одного человека, потом другого.

И только после этого стали снимать людей с крыши. Так как для них сильной угрозы жизни не было. Снимали с помощью автолестницы, прибывшей дополнительно. Основная задача была — это идти именно к четвертому этажу. В общей сложности на четвертом этаже у нас находились семь звеньев газозащитной службы.

Если кто еще, может быть, не знает, между третьим и четвертым этажами в лифте находилась женщина. Пришлось вскрывать и разбивать именно шахту лифта. Так как двери было вскрыть невозможно.

Мужской голос: Полторы секунды ушло на стеклянные двери?

Яковлев: Не понял.

Мужской голос: Полторы секунды ушло на стеклянные двери?

Женский голос: Остальное время куда делось?

Яковлев: Полторы секунды не ушло, так как эти окна идут из двойного остекления. Если вы знаете, что такое стеклопакет, а тем более стеклопакет с двойной, так скажем, защитой. Потом идет кабина лифта тоже с таким же остеклением.

Мужской голос: Я знаю, что такое стеклопакет! Я работаю десять лет со стеклопакетами!

Эдуард Ковалевский, потерявший в пожаре двоих детей: Вы скажите, пожалуйста, другое. Я разговаривал с вашими пожарными. Там стоял человек у кинотеатра. Почему они туда не пошли?! Почему у вас не было «костюмов космонавтов», извините меня за выражение? Почему у вас не было фонариков? Почему вы вообще просто стояли, когда звонили дети своим родителям и говорили: «Откройте двери, мы там»?! А вы стояли и говорили: «Извините, мы пока не можем, активное задымление». Вешаете нам лапшу на уши, что температура была 600 градусов! Они просто бы сгорели и не смогли бы просто звонить! У них был шанс! Было время! Вы могли их спасти! И вы не воспользовались этим шансом! Просто не воспользовались! Почему???

Ольга Лиллевяли, потерявшая в пожаре двоих детей и их сводную сестру: Почему никто не позвал специалистов? Они кричали...

Ковалевский: ...Вы стояли, хотя должны спасать наших детей, а мы надеялись, мы доверили их вам… А вы не смогли детей, которым пять лет, вытащить оттуда!

Яковлев: Вот вы скажите мне, пожалуйста… Любой пожарный — тот же самый родитель... Извините, когда родитель подъезжает и ориентируется, что у него стоит...

(Шум. Крики)

Ковалевский: Но у вас специальная одежда есть — спецодежда! У вас были люди! Почему они не пошли их спасать?!

Яковлев: Все люди находились именно на четвертом этаже…

Ковалевский: Да я был там! Я с ними разговаривал! О чем вы говорите! <...> Я про первый этаж не говорю! Я говорю про четвертый! Когда дети звонили, вы не шли!

Яковлев: Все помещения четвертого этажа были проверены! Мы проверили первый кинозал, мы проверили половину второго кинозала...

Женский голос: Второго?

Александр Ананьев, муж Лиллевяли: Почему не спасли?

Лиллевяли: Почему не открыли двери второго кинозала?! Там дети были заперты! Двери закрыты! Как вы там все решили?!

Яковлев: Двери... Я не могу сказать, закрыты они были или...

Лиллевяли: Закрыты! Дети звонили! Просили нас!

(Крики)

Яковлев: Вы поймите, отвечать за двери, которые закрыты, мог только хозяин этого заведения…

Ананьев: Вы же проверили! Вы говорите: «Мы проверили два зала».

Яковлев: Мы проверили два зала. Два зала мы проверили.

Лиллевяли: А третий — где дети закрыты?!

Яковлев: У нас была информация, что находятся дети…

Ананьев:Почему в третий не пошли?! Там были наши дети! Вы должны знать!

Яковлев: Извините, при нулевой видимости! Проникнуть в это помещение…

Ананьев: Я не верю в нулевую видимость! У вас спецсредства должны быть, вы должны все видеть! Вы жизни, жизни спасаете!

Яковлев: Вот что мы могли, мы то сделали.

Ананьев: Вы ничего не сделали! Ничего не сделали! Ничего не сделали!

Яковлев: Мы сделали!

Ананьев: Вы сделали? Съездите в морг, посмотрите, что вы сделали! Идите посмотрите на детей!

Яковлев: Я могу вам одно сказать: мы делали все возможное.

Мужской голос: Вы кто по званию?

Яковлев: Полковник.

Ананьев: Ваши люди стояли и разговаривали. И они мне сказали: «Большое задымление, мы пройти не можем. Там 600 градусов». Почему вы нам врете?!

Яковлев: Извините, я занимаюсь работой, которая требует...

Ананьев: Я говорю то, что я видел! Почему вы не разберетесь с вашими подчиненными! Стояли и смотрели?! Ломайте стены, значит, или еще что. Делайте что-то. Втроем ломайте. Почему оттуда не проникли?!

Яковлев: Откуда проникли?

Ананьев: Со стороны, где мужчина прыгнул. Почему вы оттуда не пошли?

Яковлев: Вы сначала спросите, а когда вообще вызов поступил. И кто вообще позвонил.

Ананьев: Вы сказали, мы проверили третий, мы проверили второй. Где были наряды?

Яковлев: Сейчас придут и нарисуют все...

Женский голос: А хотелось бы, чтобы вы нам нарисовали. Вы так уверены в себе.

Мужской голос: Какие кинозалы вы проверили? Откуда вы заходили? Что вы проверили? Откуда вы заходили?

(в сторону) Его там не было ни хера! Его там не было!

(Чертят схему — прим. «Ленты.ру»)

Лиллевяли: Сань, ты ему север-юг нарисуй, а то он, видишь, не ориентируется вообще.

Мужской голос: Ладно. Откуда вы заходили? Показывайте с самого начала.

Яковлев: (чертит и показывает — прим. «Ленты.ру») Проверка была кинозалов. Шли, двигаясь в центр, веревку цепляли и пластом проходили здесь. Дальше, получается, подходили, кто сюда шел, кто сюда по проходу выходил, кто сюда...

Ананьев: Почему вы не зашли в этот зал? Вот здесь были наши дети.

Мужской голос: Потому что закрыта была дверь.

(Истерический смех)

Яковлев: Какой дверной проем на ощупь нашли, туда сразу проникли.

Александр Ананьев — муж Ольги Лиллевяли, потерял при пожаре троих детей: Вот эта дверь, куда я заводил своих детей, она входит сюда. Заходят отсюда. Вот здесь они сидят. Ее надо было открыть. Почему не открыли?

Лиллевяли: Сеанс шел.

Ананьев: Вот здесь сеанс запускают. Вот здесь человек...

Лиллевяли: Билетер

Ананьев: ...Билетер. Я подошел, взял здесь очки. Вернулся к своим детям. Отдал их. И... Вы мне одно скажите — как?

Яковлев: Я вам одно могу сказать. При такой видимости, которой не было…

Лиллевяли: И без фонаря!

Яковлев: Да мы не ходим без фонарей!

Ананьев: Вы отсюда развернулись. Вышли. Вот здесь была лестница. Лестница была освещена естественным освещением. Вы почему ее не проверили? Вы почему пропустили ее? (предположительно, речь идет о погибших на эвакуационном выходе — прим. «Ленты.ру»)

Яковлев: Я обращаю ваше внимание…

Ананьев: Там люди, там пять человек было.

Яковлев: Было закрыто...

Ковалевский: Не было закрыто! Не было закрыто! Я был на этой лестнице! И потом говорят шепотом: «У нас все вышли». Поэтому никого не нашли!

Ананьев: Почему не сломали?

Яковлев: Мы сломали пятнадцать дверей!

Лиллевяли: Почему не сломали закрытую дверь?

Ковалевский: Получается, вы ознакомились с планом помещения — и пропустили две двери. Молодцы! Хорошая работа, МЧС!

Яковлев: Еще раз говорю: сделали мы все возможное.

Женский голос: Эти слова мы слышали.

(Крики, шум в зале)

Женский голос: Одни слова…

Ковалевский: Почему стенку, ***, не сломали?! Надо бы сломать эти двери!!! Ломать надо было!

Ананьев: Предположим, в баллонах воздуха не хватало. Воздух надо было поменять в баллонах!

Лиллевяли: Вы знаете, что там закрыто. Знаете, что там дети. Но не нашли дверь?

Ковалевский: Там были десятки людей! Все об этом знали…

Яковлев: Мы ничего не знали. Не было информации.

Мужской голос: Почему людей не послушали?! Мы же говорили, где они находятся…

Яковлев: Мы слушали людей.

Ковалевский:Как вы их слушали? Я вот здесь стоял внизу! Вот здесь. Я побежал сюда! Не смог проникнуть, не смог. Вернулся назад, намочил, еще раз — не смог. Мне сказали: «Беги. Если твои дети там, беги». И я бежал. Не успел. Не смог...

Лиллевяли: Охранники там стояли. У них тоже свои дети, да? Подумаешь, жили… Подумаешь, потеряли, да?

<...>

Ковалевский: Ладно, скажите… Зачем они побежали за ними, игнорировали нас пожарные? Вы как политик не можете ответить на один вопрос. Зачем они стали разворачивать тут лестницу и стали спасать вот тут вот людей?

Яковлев: Ту лестницу устанавливал один водитель! Все без личного состава!

Ковалевский: Я просил спасателей...

Мужской голос: Извините, можно вопрос? Кто у вас родственник, раз вы такой блатной?

Яковлев: У меня никого.

Мужской голос: Вы бессмертный?

Яковлев: Я не бессмертный.

Мужской голос: Скоро проверим.

<...>

Женский голос: Вы проверили все подвальные помещения? Там никого нет?

Яковлев: Такой информации у меня пока нет.

Ковалевский: Там ищут кого-то или нет? Ответьте на шесть вопросов, которые мы вам задали! Вы вообще не компетентны общаться здесь с аудиторией! Совершенно! Пригласите тех, кто будет отвечать!

<...>

Ковалевский: Объясните, где эта билетерша, которая закрыла дверь в кинозал, опасаясь, что кто-то посмотрит бесплатно? Вы вот это расскажите людям! Как получилось так, что они закрыты? Сейчас какие меры принимаете? Подвалы какие проходили? «Ищут»! Есть ли шансы у вас найти? Есть ли шансы, что вдруг кого-то достанут, поднимут?

Ананьев: Третьи сутки! Лапшу вешаете на уши!

Ковалевский: Третьи сутки! Да мы хоть месяц будем сидеть, если нам сказали: «Ждите здесь!» Мы вам поверили! Мы, *****, не крысы тут сидеть и ждать! Вы что дурачите здесь людей? Ну нет дураков!

Яковлев: Хватит кричать! Я вам расскажу!

Мужской голос: Вы сказали, сколько градусов? 700? 800? Мы поверили вам!

Яковлев: Могу ответить. Где был очаг пожара, нас еще там не было.

Ананьев: Я там был! Ваши сотрудники стояли и мне сказали: «Большое задымление, ничего не видим!» Мы прорывались, доходили дотуда. Ваши сотрудники побоялись туда идти! Побоялись. Скажите, вы бы пошли?

Женский голос: Вы двери не нашли!

Ананьев: У вас люди умеют тушить, может быть, какие-то частные дома, но не такие комплексы.

Лиллевяли: У вас была тренировка в торговом комплексе хотя бы раз?

Яковлев: Была! Именно «Зимняя вишня». Единственное, что по плану было, когда я сравнивал, где и что было… Здесь…Вопрос возникал, конечно, к хозяевам. Почему система пожаротушения у них не сработала? Система пожаротушения на этом объекте была, но не сработала. Почему?

Мужской голос: Уже не идет речь о системе пожаротушения! Уже речь идет о квалификации ваших действий! Вот непосредственно, когда уже был пожар. Когда дети звонили оттуда! Вопрос уже так стоит! Нас не интересует сейчас, как и насколько не сработало…

Женский голос: Какие тренировки, если вы даже не знали, куда идти!

Яковлев: Я еще раз говорю: мы знали, куда идти.

Мужской голос: Как вы знали? Если я пошел, там закрыто. Ключи нужны были!

Яковлев: Ключи... Кто там закрывал, эти вопросы не ко мне.

Мужской голос: Вы двери сломать не можете?! Вы не можете двери сломать?! Даже при наличии инструмента, который я увидел здесь, он просто так здесь стоит?! Вы не сломали двери! Было понятно сразу, что там люди, там дети! Запустили группу экспертов. Пока эксперты отработали, там в живых [никого] не было!

Яковлев: Мы делали все возможное.

Мужской голос: Все понятно, о чем еще можно говорить. Мы слышали про это «все».

Ананьев Вы сделали все возможное, чтобы убить наших детей.

Ковалевский: Они толкали-толкали-толкали (неразборчиво). Почему не сломали дверь?!

Яковлев: В зоне, когда нулевая видимость, пройти на ощупь дверь…

Женский голос: Как можно ее пройти, когда там люди сидят?

Яковлев: Они ее не почувствовали.

Мужской голос: У вас схема была!

Женский голос: Вы не почувствовали, но знаете, что там люди! Вернитесь, пощупайте все, найдите дверь! Там людей надо спасать! Нет, не увидели дверь — и пошли дальше…

Яковлев: Находились мы там постоянно. Очаг возгорания…

Женский голос Почему не открыли дверь, если постоянно там находились? Почему. Не. Открыли. Дверь!

Яковлев: До тех пор, пока мы могли работать, мы находились там постоянно.

Женский голос: Почему не открыли дверь, если вы там постоянно находились?!

Яковлев: Нам нужно было без света, на ощупь найти?!!

Мужской голос: Вы зря так говорите…

Яковлев: Как зря-то говорю?! Если люди на пальцах показывали, куда идти!

Лиллевяли: Там дети кричали! Столько детей!

Мужской голос: Заживо люди горели!

Ананьев: МЧС не было готово, да? Не было готово? Вам надо было свет, эвакуацию… Кондиционер, может быть, еще?

Яковлев: У нас есть все для работы… Но когда создается опасная ситуация с личным составом, нужно все прояснить, чтобы дальше проводить работы…

Мужской голос: (чертит) У вас огонь так распространялся: вот так и вот так.

Мужской голос: Какие вы команды отдавали? Чтобы люди слышали сейчас… Вы на себя сейчас ответственность берете, публично перед родителями, перед людьми, что вы отдавали отчет в своих действия и координировали свою команду. Правильно?

Лиллевяли: Убили…

Яковлев: Команда моя подготовленная. За своих людей я отвечаю.

Мужской голос: Вы берете на себя ответственность?

Яковлев: За своих людей я отвечаю.

Мужской голос: Вы сказали: «Я решил самостоятельно. Мной никто не руководил». Вы понимаете, что все вот это вот — это ваша ответственность. Правильно ли вы распланировали…

Администратор штаба: У нас есть человек, который реально спас…

(Аплодисменты).

Мужской голос: Просим!

Женский голос: Герой.

Администратор штаба: Пусть он нам расскажет. Расскажи, как ты действовал.

Евгений, фотограф-аниматор: Возгорание началось в развлекательном центре… Там есть игровая яма, она полностью забита поролоновыми кубами. В центре этого возгорания находился мальчик. Все внезапно загорелось. Сам я находился на расстоянии, прямо у пожарной лестницы. Дверь пожарной лестницы была с этой стороны открыта. Это стопроцентно. Все нижние этажи были закрыты. С этой стороны вытащили. В этот момент в этом районе было около 60 человек. Вывел отсюда детей (показывает на схеме). Вот здесь по эскалатору…

Мужской голос: Вот здесь кинозал.

Мужской голос: Скажите, сколько времени было, когда выводили детей?

Лиллевяли: Сколько минут потребовалось в этой ситуации?

Мужской голос: Пусть он расскажет, давайте не будем перебивать человека. Он потом ответит на все ваши вопросы.

Ответственный от штаба по работе с родственниками погибших: То есть, констатирую. Выход был отсюда. Он спустил их по эскалатору вот сюда, на третий этаж. Эскалатор работал в штатном режиме. Дальше.

Евгений: Передал кому-то из взрослых двух детей и поднялся назад. Второй раз вообще никого не вывел. Потому что криков не было. Находился в зоне эпицентра.

Женский голос: Представляете, прошел мимо наших тоже, да…

Евгений: Я не знал то, что там люди.

Женский голос: Я понимаю…

Евгений: После этого выбежали на улицу. Попробовали зайти через черный вход. Вначале футболки разорвали, в луже намочили. До третьего поднялись, выше не смогли. После этого взяли противогазы, мы поднялись на четвертый этаж. Но криков и вообще никого не было...

Лиллевяли: Да вы что, какие крики… Люди были в изоляции (неразборчиво).

Евгений: Не факт. Мы очень быстро туда пришли.

Ковалевский: А противогазы где взяли?

Евгений: Это мои противогазы, рядом (неразборчиво) находится, у меня там лежали театральные костюмы. Это мои личные противогазы.

Дальше.

Евгений: После этого вышли. Были уже ваши пожарные. Вот с этой стороны вывел, получается. И оттуда одного.

Ковалевский: И ты не встречал еще пожарных, когда все это делал?

Евгений: Экипаж вот здесь поднимался.

Мужской голос: Слушай, то есть они поднялись и фактически никого не было? Они кого спасали…

Евгений: Они наверх лестницу поднимали. Ребенка вниз спустили…

Лиллевяли: Жень, во сколько это было?

Евгений: В 15:50 был там, в 16:00 было возгорание. Просто пишут, что сотрудник в «Зимней вишне» подложил сумку — нет, это не так, совсем не так.

Лиллевяли: Жень, спасибо тебе большое.

Евгений: Через полторы минуты после того, как был поджог, выключился свет. То есть детей вот с этой зоны на эскалатор выводили полностью вслепую.

Лиллевяли: И это удалось сделать! Понимаете? Это удалось сделать… Но некоторые люди, которые пробились туда через всевозможные открытые и закрытые двери…

Яковлев: Скажите, в 16:00 при задымлении на четвертом этаже вы могли глазами смотреть?

Евгений: Нет, я был тогда, когда там было задымление… Я «Зимнюю вишню» знаю наизусть, все — от и до. Даже без света.

Ковалевский: Вот этот бравый инспектор хоть разок забегал в «Зимнюю вишню»?

Яковлев: Это не ко мне вопрос.

Ковалевский: Если бы был закреплен инспектор, а я так понимаю, что ни один не был, то он наверняка знал бы все входы и выходы!

Администратор штаба: К Евгению есть вопросы?

Женский голос: Молодец!

Мужской голос: Ты каким образом к «Зимней вишне» относился?

Евгений: Вообще к «Зимней вишне» я никак не отношусь. Я ориентировался в фотозоне, был аниматором. Я генеральный директор школы танцев и театра, то есть мы с детьми работаем. Только ее должны были открыть…

Мужской голос: Какие у нас в кинотеатре закрытые двери, ты знал?

Евгений: Я не знаю, не был тогда в этот момент. Я пришел и сразу прошел в зону покупки, все.

Женский голос: Он не знал… Там уже, наверное, люди обуглились…

Женский голос: А из кинозала голоса доносились?

Евгений: Нет! В этом и проблема! Если бы я услышал шум, я бы вывел!

Женский голос: Но вы знали, что там сеансы идут?!

Евгений: Да! Там сотрудники есть, кто работает... В этой зоне очень много и кафе, и все-все-все…

Мужской голос: Где сотрудники этого кинозала?

Администратор штаба: Этим занимается Следственный комитет. Я предлагаю по мероприятию на данный момент завершить беседу, с пожарным, и уточнить, когда представители Следственного комитета выступят с заявлением, какие они мероприятия готовят, что делают. Могу вам точно сказать, что два собственника находятся в Следственном комитете.

Александр Ананьев: Хорошо. Давайте закончим. В ситуации разобрались, да? Мы констатируем, что МЧС у нас, по факту, пока мы живы, недееспособно в том виде, в котором сейчас есть. Что вы предлагаете? Что Следственный комитет нам расскажет?

Администратор штаба: Вопросом займусь.

Мужской голос: Если вы найдете фрагмент тела… Сейчас речь идет о пропавших... (неразборчиво).

Администратор штаба: Дальше в лабораторию. Вы находитесь в процессе сдачи ДНК…

Мужской голос: Просто нас не информируют, и, как говорится, земля слухами полна...