Помидор, уходи

Турки готовятся прогнать Эрдогана. Им помогут фанат России и кандидат от народа

Фото: Murad Sezer / Reuters

Власть, казалось бы, всесильного турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана под угрозой. Он захотел укрепить ее, решившись на досрочные выборы, но теперь они могут стоить ему поста. Изначально победа турецкого лидера ни у кого не вызывала сомнений: однако чем ближе к выборам, тем больше трещит по швам план президента. Из-за тяжелого положения в экономике в народе все больше зреет недовольство, оппозиция сплотилась намертво, бросив все силы на противостояние Эрдогану и решив выступать единым фронтом. Глава государства в панике колесит по стране, устраивая митинги в свою поддержку, клеймит западные страны — в общем, хватается за любую соломинку, лишь бы удержаться у власти. Каковы шансы оппозиции вытолкнуть Эрдогана с насиженного места, выясняла «Лента.ру».

Панические выборы

Апрель 2018 года. В Турции, кажется, еще все спокойно: экономическая ситуация ухудшается, однако народ этого пока не чувствует. Власть популярна. 70-летний Девлет Бахчели спешит в президентский дворец в Анкаре, где у него должна состояться встреча с Эрдоганом. В голове лидера Партии националистического движения созрел прекрасный план: надо предложить Эрдогану провести выборы как можно скорее, чтобы обскакать оппозицию, не готовую к сражению.

Политик, до недавнего времени обличавший диктаторские замашки Эрдогана, перед референдумом 2017 года вдруг резко прослыл одним из самых преданных его соратников. Многие были уверены, что изменить его отношение к президенту помогли обещания главы государства предоставить ему кресло вице-президента. Однако в ходу была и более банальная версия: на Бахчели собрали внушительный компромат.

Эрдогану идея пришлась по вкусу: он управляет Турцией с 2003 года, смог наладить казалось бы разорванные отношения с Москвой и даже вернуть на российские рынки турецкие помидоры (к слову, за огромное желание добиться отмены санкций и вновь продавать томаты в России в российском интернет-сообществе он получил шутливое прозвище «помидорный султан»), с легкостью подавил так называемый странный мятеж в июле 2016 года, смог протащить на референдуме переход страны к суперпрезидентской республике, от безграничной власти его отделяет всего один шаг, почему бы не сделать его как можно быстрее. Не согласился турецкий лидер только с одним: Бахчели предлагал устроить голосование в конце августа. «Не будем так долго тянуть. Проведем 24 июня. Вместе с президентскими выборами устроим заодно и парламентские», — решил турецкий лидер. Политики были довольны: так им удастся застать врасплох оппозицию и без труда одержать внушительную победу на выборах. Представить будущее они, конечно, не могли.

Проблемы в султанате

Одной из причин такой спешки было желание правящей верхушки не допустить до выборов новую оппозиционную структуру: «Хорошую партию» (İyi Parti) во главе с популярной в народе Мерал Акшенер, «железной леди турецкой политики» — бывшая глава МВД, националистка и защитница женщин вполне могла составить Эрдогану достойную конкуренцию.

По турецким законам для участия в выборах необходимо, чтобы со дня учредительного съезда партии до голосования прошло не менее полугода. Учредительный съезд «хороших» состоялся 10 декабря 2017 года, поэтому Эрдоган был уверен, что Акшенер с ее партией участия в гонке не видать.

Пока сторонники Эрдогана довольно потирали руки, считая, что разделались с сильным конкурентом, на помощь коллегам из İyi Parti пришла главная оппозиционная сила страны — Народно-республиканская партия, сторонники светской власти и противники фирменной эрдогановской исламизации. 15 ее депутатов ради общего блага перешли в «Хорошую партию», благодаря чему она попала в избирательный список.

Не сумев нейтрализовать Акшенер, власти столкнулись с новой проблемой, вызванной собственной провальной экономической политикой, — мощным падением турецкой лиры и разогнавшейся инфляцией. Популизм и громкие слова об исключительности и могуществе турецкой нации не помогают — простые жители страны связывают собственное обнищание с всесильным Эрдоганом, который ничего не может сделать с экономикой. «Даже с покорными СМИ президент Турции не может заставить избирателей закрыть глаза на последствия экономических проблем», — пояснил главный редактор газеты Ahval Явуз Байдар.

Рейтинг Эрдогана, по данным независимых опросов, упал до 40 процентов — хотя прогосударственные источники называют менее тревожные числа. Президент не смог доказать туркам, что его неограниченная власть полезна для страны. Как показывают опросы общественного мнения, даже избиратели правящей Партии справедливости и развития не готовы передать ему все бразды правления страной.

Помимо этого, народ просто устал каждый год ходить на избирательные участки: президентские выборы 2014 года, парламентские выборы 2015 и 2016 годов, референдум 2017-го. Турки, не успев опомниться от плебисцита, опять вынуждены идти голосовать. В этой ситуации есть еще один момент, раздражающий население: Эрдоган проводит выборы в тот момент, когда в стране около 2 миллионов абитуриентов сдают вступительные экзамены в университеты.

Если не Эрдоган, то кто

Впрочем, одолеть такого политического тяжеловеса, как Эрдоган, непросто. Изначально оппозиция попыталась выставить единого кандидата, который бы противостоял нынешнему главе государства на президентских выборах. Однако договориться не удалось — оппозиционеры перессорились между собой и не нашли компромиссную фигуру для левых, правых, курдов и исламистов.

Поэтому каждая из партий выставила своего кандидата. Их главная цель — отнять голоса у Эрдогана и привести ко второму туру голосования, в котором у противника нынешнего главы государства появляется гораздо больше шансов. Для победы в первом туре Эрдогану необходимо получить 50 процентов голосов плюс один голос, однако такой вариант в настоящее время кажется все менее вероятным.

В нынешней кампании принимают участие шесть кандидатов: сам Эрдоган, представитель от Народно-республиканской партии Индже Мухаррем, лидер «Хорошей партии» Мерал Акшенер, Темель Карамоллаоглу из консервативной Партии счастья, Догу Перинчек из рабочей партии Vatan («Родина») и Селяхаттин Демирташ от прокурдской Демократической партии народов.

Довольно интересным кандидатом для России считается маоист Догу Перинчек, активно выступающий за развитие отношений с Пекином и Москвой, а также призывающий прекратить взаимодействие с Брюсселем, выйти из НАТО. Его тесные отношения с Москвой продолжил сын Мехмет — профессор истории, блестяще владеющий русским и написавший после работы в российских архивах книгу о российско-турецких отношениях во времена Османской империи. Впрочем, по прогнозам политологов, он едва ли может рассчитывать на поддержку пяти процентов избирателей.

Молодой и харизматичный политик Демирташ, набравший на выборах 2014 года 9,76 процента, в настоящее время находится за решеткой. Его обвиняют в связях с Рабочей партией Курдистана, которую Анкара считает террористической. Впрочем, его выдвижение в качестве кандидата в президенты не противоречит турецкой конституции — в нее было внесено изменение, согласно которому судимость не мешает баллотироваться. Его сторонники понимают, что в настоящее время он не считается главным оппонентом Эрдогана, однако, даже не имея возможности принимать участие в предвыборной кампании, он рассчитывает на 10 процентов голосов.

Главными противниками Эрдогана называют 60-летнюю «железную леди» Мерал Акшенер и 54-летнего Индже Мухаррема. У них обоих примерно одинаковые шансы пройти во второй тур. Однако Акшенер, рейтинг которой составляет где-то 19 процентов, не приходится рассчитывать на голоса курдов.

Их скорее всего получит Мухаррем, у которого 21 процент поддержки. Блестящий оратор, выходец из народа (при этом большинство представителей Народно-республиканской партии обычно представители аристократических семей). До прихода в большую политику он работал учителем физики, потом стал депутатом. В феврале этого года его называли одним из главных претендентов на пост лидера Народно-республиканской партии, однако пост занял патриарх Кемаль Кылычдароглу.

Индже не сидит сложа руки, он каждый день устраивает масштабные акции протеста, обещая улучшить экономическую ситуацию, а также «вернуть в страну мир и комфорт». Если он пройдет во второй тур — его могут поддержать курды. Обычно у них натянутые отношения со сторонниками светской Турции, но у Индже хорошая репутация: он не раз заступался за них, а в тюрьме даже навестил лидера прокурдской партии Селяхаттина Демирташа.

«Курдский вопрос станет решающим в этой кампании. Однако, если курды предпочтут не участвовать в голосовании, это, безусловно, будет лишь на руку Эрдогану», — пишут журналисты Hürriyet Daily News. Турецкий лидер тем временем не только бомбит курдов в Сирии, но и пытается заполучить голоса курдских избирателей.

Выступая перед электоратом, он напоминает о 2002-м, когда Турция, только став кандидатом в ЕС, сняла ограничения на свободу слова и собраний, а также разрешила курдам говорить на своем языке. Он почему-то не вспоминает, что потом все эти поблажки отменили.

Антисултанский заговор

Пока победу в президентских выборах, пусть и со второй попытки, прочат турецкому лидеру. Однако с парламентским голосованием все не так однозначно. Многие эксперты считают, что глава государства допустил серьезную ошибку, решив проводить две кампании одновременно. Он хотел подтолкнуть избирателей к тому, чтобы они сразу отдали свои голоса за него самого и за его партию. Однако оппозиция и здесь была на шаг впереди.

Народно-республиканская партия, «Хорошая партия», Демократическая партия и Партия счастья договорились создать оппозиционный блок для участия в выборах. Так им с легкостью удастся преодолеть 10-процентный барьер и пройти в парламент. Не исключено, что они могут получить большинство голосов в меджлисе.

Если оппозиция наберет 300 мест — этого будет достаточно для того, чтобы проводить новые законы. А если 400 — вообще изменять конституцию страны. Неудивительно, что на первом же голосовании оппозиция поддержит возвращение к старой парламентской системе, что для Эрдогана равносильно политической смерти. Понятно, что будучи опытным политиком, он будет стараться посеять смуту в рядах оппозиционеров, пытаясь переманить их на свою сторону, обещая места в кабинете министров.

Агония Эрдогана

Сейчас основные государственные резервы брошены на то, чтобы Эрдоган остался у власти. Он раздает премии, пенсии и прощает государственные долги, колесит по стране с митингами, клеймит США за открытие посольства в Иерусалиме, обещает избирателям проект «Канал Стамбул» — альтернативу Босфору, соединяющему Черное море с Мраморным. По телевизору три-четыре раза в день показывают выступления турецкого лидера, который пытается навязать народу тезисы о «благочестивом турецком поколении».

Внутри страны все больше зреет недовольство. Многие сторонники турецкого лидера отворачиваются от него. В интернете началась кампания по сбору подписей против проправительственного телеканала TRT, по которому транслируют митинги одного Эрдогана. «Мы не хотим платить налоги на содержание TRT, потому что телерадиокомпания не дает объективную информацию. Мы, граждане страны, хотим, чтобы в прямом эфире транслировались митинги и выступления всех кандидатов», — пишут пользователи.

Метания Эрдогана лишь раззадоривают его противников. Каждый день они придумывают новые способы его потроллить. Так, сторонники Эрдогана хотят убедить турок использовать аббревиатуру AK Parti («Ак парти»), что по-турецки звучит, как «светлая», «чистая» партия. Однако противники турецкого лидера назло ему называют правящую Партию справедливости и развития (Adalet ve Kalkınma Partisi (по-турецки сокращенно АКР) — А-Ке-Пе. Подобное произношение приводит в бешенство Эрдогана и его окружение, поскольку созвучно с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана (PKK по-турецки, которую сторонники называют Пе-Ке-Ке). Именно Рабочая партия — главный враг Эрдогана, которую он не устает винить во всех бедах и терактах.

Помимо этого, в Twitter запустили кампанию со словами tamam («достаточно, хватит»). За первый день ее поддержали свыше 600 тысяч человек, а хештег #tamam и вовсе в считанные часы стал трендом в соцсети. При этом повод для этого им дал сам Эрдоган. Так, выступая на одном из мероприятий, он заявил, что уйдет только тогда, когда турецкий народ скажет: «Tamam». Защитники Эрдогана тут же запустили другую акцию с хештегом #devam — «продолжай». Однако она сразу же провалилась. Впрочем, противники президента ответили очередной кампанией в соцсетях, выцепив из речи главы государства очередное слово — sıkıldık — «устали, запарились».

Политический расклад

Эрдоган и так правит, как будто бы результаты прошлогоднего референдума о превращении Турции в президентскую республику уже вступили в силу, однако мечтает, чтобы его полномочия были официально закреплены. Пока эксперты уверены, что второй тур неизбежен: несмотря на все затраченные ресурсы, позиции турецкого лидера довольно шатки. Стремительно растущая инфляция, безработица, массовые аресты журналистов, а также тюремные сроки за посты или репосты об Эрдогане в соцсетях, ухудшение отношений с западными странами — играют против него.

Однако оппозиция сомневается, что предстоящие выборы будут честными и демократическими, особенно учитывая, что их проводят в тот момент, когда в стране по-прежнему действует режим ЧП (введенный сразу после путча 2016 года).

Если Эрдоган победит лишь во втором туре, это станет серьезным ударом по его самолюбию. В случае, если его партии все-таки удастся сохранить большинство в парламенте (пока такой расклад считается менее вероятным), эти выборы в любом случае лишь усилят раскол между сторонниками светского и религиозного путей развития государства. Политологи заявляют, что поляризация общества достигла своего пика, некоторые эксперты и вовсе говорят о демонизации одной части общества другой.

Противоречия между ними существовали с самого начала образования Турецкой Республики в 1923 году. Тогда страна была ориентирована на Запад, и религия находилась под жестким контролем государства, однако при Эрдогане Турция постепенно сползает к исламизму. Оппозиция опасается, что переход к суперпрезидентской форме правления не только приведет к установлению безграничной власти Эрдогана, но и затронет наследие основателя Турецкой Республики Кемаля Ататюрка.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло