Новости партнеров

«Мы вмазали его портвейном, потом пивком. Он немного поплыл»

Россияне спаивают иностранцев и пьют сами. Все из-за футбола

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Мундиаль почти достиг своей точки кипения. Часть болельщиков отправилась домой вслед за своими командами, но на Никольской, в негласном центре фанатской жизни, все так же много испанцев, аргентинцев, мексиканцев и, разумеется, русских. Прошлись по улице, чтобы узнать, о чем говорят в барах и вокруг них. Кратко: тунисцы — хотят водки, бары — делают четырехкратную кассу, пиво — есть, Стас — космос, про развратных россиянок — вброс.

***

Пятница, рабочий день еще не закончился, а центр Москвы гудит. Ощущение, что он не перестает гудеть никогда. «Ломоносов любил пьянствовать на Никольской, — рассказывает гид компании людей в кокошниках. — Раньше говорили, что в Москве только два трезвых извозчика: один на Триумфальных воротах, другой у Большого театра».

Александр, гид и блогер: «Работы у гидов хватает. Были у меня трое клиентов — двое британцев и их друг, кажется, из Калифорнии. Им почему-то понадобилось на Новодевичье кладбище. Я так и не понял зачем, но им было очень важно увидеть могилы Ельцина, Прокофьева, еще кого-то. Еле попали туда. Почему-то в тот момент охранникам было дано указание не пускать иностранцев, может, из-за близости к фан-зоне и из-за того, что тогда шел матч. Англичане, конечно, были удивлены тому, что можно держать ногой дверь и спорить с охраной, когда вроде как сказали, что проход закрыт. Они такого раньше не видели».

Поток людей растет с каждой минутой. Даже непонятно, чем занимались до чемпионата все эти люди: уличные артисты, гиды, девчонки с кисточками и красками, которые за умеренный прайс готовы украсить ваши щеки флагами. Даже музыканты-народники наконец в тренде. Хочешь — Адель на балалайке, хочешь — традиционные частушки.

Но для русских, конечно, главное шоу — иностранцы. Истории про них можно найти в каждом баре.

Юрий, около года назад переехал в Москву из Воронежа: «Когда еще такое будет? Подходишь к мексиканцу, у которого в руке пластиковая полтораха пива, а это, оказывается, текила вперемешку с водкой, и он тебя этим угощает! Жесть!

А еще было, мы вышли с концерта, где играл наш кореш, немного подшофе, и там был хостел на Китай-городе. Рядом гуляли несколько иностранцев, все такое. Короче, встретили чувака из Туниса. Я не знаю, почему мы к нему подошли. Начали с ним на ломаном английском общаться, и он сказал, что хочет выпить и погулять по центру. И мы такие — окей.

Взяли его, короче, и сначала показали самый лучший shaurma в Москве, потом взяли пивка, ну и у нас был портвейн. Не «Три топора», а более или менее нормальный. Мы вмазали его портвейном, потом пивком. Он немного поплыл. Там, на Китай-городе, были еще аргентинцы какие-то, обсуждали, как они проигрывали. Был один очень расстроенный, и мы ему говорим, братан, да не расстраивайся, все будет ок. Начали и с ним пить.

Уже вчетвером, я, друган, аргентинец и тунисец, пошли гулять в парк. Тунисец говорит, «ай вонт рашн водка». Ноу проблем, бро. Пошли, купили водки. С пивом, с горла, и проигрыш Аргентины уже оказался на втором плане. На первом — Россия хорошая, русские отличные люди, и вот это все.

Под утро добрались до Чистых прудов. Тунисец еще водки захотел, аргентинец бегал и кричал на русском «хочу пива, хочу пива, хочу пива», мы в шоке. В шесть утра мы бар никакой не нашли. Но нашли бразильцев, потом каких-то чуваков из Воронежа, пообщались, была очень авторитетная футбольная аналитика, конечно. Аргентинец от нас ушел, мы с тунисцем зашли в очередной парк… В общем, это продолжалось довольно долго.

Тунисцу настала **** (хана). Он начал плакаться о своей работе, потом его стошнило, он чуть не потерял свой Fan ID, мы его кое-как дотащили до хостела, и там еще до 10 утра ходили и предлагали всем водку.

Картина: какой-то хостел в центре, какой-то тунисец, 10 утра, мы на мансарде пьем. Такое не забывается».

«Выручка уже 400 процентов»

«Уже, наверное, устали от чемпионата?», — спрашиваем у кассира одного из баров на Никольской. «Честно говоря, да», — отвечает она. «Но оно того стоит? Выручка, наверное, взлетела до небес?», — спрашиваем. «Да, мы только в сентябре открылись, и раньше о нас никто не знал. Теперь все идет очень хорошо».

Анна, администратор одного из ресторанов в центре Москвы: «Все рестораны и кафе, которые находятся недалеко от Красной площади — Никольская, Тверская, Манежка, — сделали огромную выручку. Где-то в четыре раза больше, чем в обычное лето. Спрос гигантский. Им пришлось искусственно поднять цены на 30 процентов, чтобы хоть как-то отбиться от потока. Сверху очень просили не делать накрутку, но каждый ресторан и бар имел полное право поступать как считает нужным. Подняли вообще все — есть в них пиво или нет, не важно, хоть одни круассаны с кофе.
Еще до ЧМ проходили конференции, я на них была, и 90 процентов ресторанов Москвы не собирались поднимать цены, в отличие от других городов чемпионата. Держались до последнего, но не справились с потоком. С таким никто не справится.

На начало июля, говорю, выручка была уже 400 процентов. А это только половина чемпионата. По чаевым тоже в целом неплохо. Хотя сейчас трафик угасает, конечно. За пределами бульварного кольца все ровно и все как обычно. Скидки, акции, сеты болельщиков, трансляции. Большого роста посетителей все равно нет.

ЧМ закончится, и все вернется на круги своя. Конечно, все надеются на поток туристов и вне чемпионата. Он ведь и так из года в год растет, это факт. Будет очень хорошо, если чемпионат подстегнет туризм».

«Не ожидали, сколько будет клиентов»

В очередном баре все смотрят трансляцию игры Франция – Уругвай. Болеют в основном за Уругвай. Молодой француз так переживает на последних минутах матча, что его уже пора успокаивать. «Не волнуйся, — говорим ему по-английски. — Вы будете чемпионами». Собственно, почему бы и нет?

«Спасибо, спасибо! — говорит он на неплохом русском. — Я очень рад, это счастье».

«Откуда ты так хорошо знаешь русский язык?»

«Я уже в третий раз в Москве. Я очень люблю Москву. Я так люблю свою команду, я болею за них с самого детства! Спасибо! Спасибо!» Эмоции у паренька просто через край. Его команда выигрывает.

Кирилл, пиарщик: «Это вообще лучшее, что происходило в России, лучшее, что было с Москвой в последнее время! Столько туристов, болельщиков. Это ведь должно, я надеюсь, перерасти в нормальный туристический поток, это было бы очень и очень хорошо. Я на самом деле вообще не болельщик, и единственный матч, который я смотрел — и слава богу! — это Россия - Испания. Это было круто! Как говорится, аппетит приходит во время еды. Теперь надо смотреть все остальные матчи.
Народу, конечно, море. Была история, что болельщики выпили все пиво в барах. Я вообще пиарщик пивоваренной компании, и мы очень удивились, когда даже наши зарубежные партнеры стали присылать нам ссылки на публикации в изданиях типа британского The Telegraph и прочих, стали спрашивать — что за ситуация? На самом деле в самом начале в части баров небольшая неразбериха была, потому что они не ожидали, сколько будет клиентов. Мы со своей стороны очень быстро перестроились, и с нашего завода в Мытищах пиво опять пошло. День-два это заняло.

Но осадочек остался, мы даже пресс-тур проводили. Это называется бархоппинг — пробежка по барам. Мы и представителей зарубежных СМИ приглашали, но они почему-то не откликнулись.

Действительно, проливы огромные. Бары очень неплохо зарабатывают. Мы не считали пока, но в некоторых конкретных барах пива выпивают в несколько десятков раз больше, чем в обычный уик-энд. Надеюсь, турпоток и после чемпионата будет».

«Потрясающие латиноамериканцы»

Особый жанр в каждом заведении и за каждым столом — барная аналитика. Хорошо же наши играют! Как никогда хорошо! Или нет?

Александр, айтишник и болельщик со стажем: «Ну как, хорошо? По силам. Все относительно. Очень большая доля везения. Они, конечно, очень хорошо готовы физически, и дома обалденный настрой. Тренер хорошо поработал. Стас вообще просто космос, и это надо понимать в первую очередь! Очень многие команды приехали, и играют как зря, на ватных ногах, медленно
перемещаются, сдуваются по ходу чемпионата. Та же Испания.

У наших же внятно поставлена игра, есть четкий рисунок, тайные выходы из обороны в атаку и так далее. Очень простая игра, но работает же.

Не космос играем, но достойно. Вот с испанцами получили чуточку везения, и прошли. А в группе что? Ну Уругваю проиграли, а в остальном наш уровень, мне кажется, выше Египта, а уж тем более выше Саудовской Аравии.

Вот если вспомнить 2008 год, когда было «я сейчас закончу вообще всё», и мы вынесли Голландию, в плане игры мы действительно были космос. Сегодняшняя наша команда практичная, но играет без какого-то интересного рисуночка. А та команда играла ох-ре-нен-но. В той было все совсем по-другому, играли живо, играли в атаку, не окапывались, шашки наголо — и бомбить. Команда Хиддинка была на голову выше, в расцвете сил был Аршавин, Жирков и другие.

В этой команде тоже есть сильные игроки. Говорят, Головин наверняка уедет в «Челси».

Вот если бы остались без Дзюбы, все могло закончиться по-другому. А его же могли не взять! Это достаточно известная история: он вроде как поругался с тренером «Зенита» Манчини, «Зенит» купил себе Заболотного, и Дзюбиньо остался фактически на скамейке запасных. А ему надо было играть. Вот он и перешел в «Арсенал», но не в английский, а в тульский. В Тульский! Вся команда была за него, и он рвал и метал, чтобы общественность всколыхнулась и сказала Черчесову — да возьми уже парня в сборную! Смотри как забивает! Черчесов же не собирался его изначально брать. Ну еще повезло, конечно, что Кокорин сломался.

А в плане эмоций, если сравнивать 2008-й и 2018-й, то сейчас все намного круче. Команд больше вдвое, чем на Евро, больше этапов, есть потрясающие латиноамериканцы, фанаты которых ну просто настоящее украшение каждого чемпионата. И, конечно, то, что это происходит у нас дома — невероятно круто».

***

Вечер уже в разгаре, Никольская течет и бурлит. На улице работают десятки журналистов и съемочных групп. Многие выглядят устало. Вероятно, они уже перепробовали все форматы и заходы, но редакции нужны новые сюжеты. Длинноногая репортерша с шарфом-триколором замечает парня в кокошнике и решает, что это ее герой.

«Скажите пару слов!» Парень отрицательно машет головой, не хочет в телевизор. В ход идет железный аргумент: «Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!» Он соглашается. Вопрос — о русских девушках, которые, вроде как, отдаются иностранцам. «Я считаю, что от них должны [………]», говорит парень, и последнее слово произносит без звука, прикрывая рот рукой, чтобы и по губам нельзя было прочитать этот аналог слова «отстать». Девушка-репортер едва не прыгает от радости — это то, что ей было нужно, да и запикивать мат при монтаже не придется. Шик.
В барах тоже много разговоров о наших девушках и не наших парнях.

Александр, менеджер среднего звена (везет сегодня на Александров): «Я думаю, что так происходит на всех чемпионатах. Это явление — социальное, это явление — глобальное. Это просто для нас ново, это наши скрепы пошатнулись, но на всех олимпиадах, чемпионатах, такое, сто пудов, есть и процветает.

Везде, где проводятся такие массовые события, трафик Тиндера вырастает в 15-20 раз! Это данные Тиндера, я серьезно. Хрен знает, правда или нет.

Но начнем с того, что в этом нет ничего особенного. И девочкам, и мальчикам хочется международного опыта. На самом деле есть очень большая вероятность, что и наши мужики иностранок на отлично порят, просто об этом не говорят. Скрепы работают в одну сторону. Сексизм, сука, на уровне скреп! Вот эти чуваки, которые больше всех визжат «А-а-а, наших девочек чпокают!» — они лузеры, ***! Это социодарвинизм! Во! В животном мире выживает сильнейший, наиболее привлекательный. Человек живет по тем же правилам, что и животные, и самка хочет самого охрененного самца, и в том числе охрененность заключается в том, что он самый отличающийся от Васи из соседнего подъезда! Что он Хосе с другой стороны Земли вообще.

А с другой стороны, когда смотришь на накачанных ботексом баб, которые первые на съем, меня, например, меньше всего интересует, с кем они и что они. Самые нормальные девушки останутся с нами.

Вообще, очень похоже, что правы те, кто говорит, что это все спродюсировано. Есть же напряженные социальные моменты, и чтобы люди не обращали на эти моменты внимание, фокус специально перевели. Скорее всего, про это знали заранее, это прорабатывалось заранее: какие явления будут, как этим можно будет воспользоваться. У нас есть очень богатый опыт травли людей, очень богатая традиция уничтожения человека обществом, традиция пожирания его. Это все начинается от бабок у подъезда и вроде как безобидных анекдотов типа «шлюха вон пошла, а этот наркоман».
А что с этим делать? Ничего не делать. Ни мне, ни нам. Не надо воспринимать эту проблему серьезно, надо ее воспринимать как вброс, как фейк. Все это надуманная херня.

«Я не знаю, как искать плохое в чемпионате, — говорит не представившийся парень. — Круто же, столько людей. Они узнали нас. Мы узнали их. Мы узнали многое о себе».

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача