Не только почитать, но и посмотреть — в нашем YouTube

Чисто по-русски

Эти здания строили в России столетиями. Таких больше нигде нет

Фото: Сергей Яковлев / Фотобанк Лори

Дерево — один из главных материалов в истории русской архитектуры. На протяжении веков из него строили практически все: дома, амбары, дворцы и, конечно же, храмы. Особое развитие деревянное зодчество получило на Русском Севере. Здесь, на берегах рек и озер, возводились сотни храмов и часовен. Всемирную известность приобрел храмовый комплекс в Кижах, признанный объектом культурного наследия ЮНЕСКО, однако до наших дней дошло и множество других построек. Самые красивые и ценные образцы исчезающей храмовой архитектуры Севера — в материале «Ленты.ру».

Церковь Владимирской иконы Божией Матери, Подпорожье, Онежский район, Архангельская область

Значительная часть сохранившихся на Севере деревянных церквей находится в Онежском районе Архангельской области. Одна из них — церковь Владимирской иконы Божией Матери в селе Подпорожье. Ее возвели на вершине 22-метровой Жеребцовой горы у реки Онеги в 1757 году.

Раньше село располагалось по обоим берегам реки и было крупным торговым центром: из Центральной России привозили хлеб, лен и другие товары, а отправляли местные поморские товары, в частности рыбу. В основном местные жители занимались промыслом семги — местный сорт «Порог» был известен далеко за пределами области. Однако постепенно село вымирало, и на сегодняшний день в нем живут около 20 человек.

Помимо Владимирской церкви, на Жеребцовой горе находилась Троицкая церковь — ее построили еще раньше, в 20-х годах XVIII века, а также колокольня середины XIX века. Однако обе эти постройки до наших дней не дошли. Троицкая церковь разрушилась — на месте, где она стояла, были найдены только валуны, служившие ей фундаментом. А колокольню, по рассказам местных жителей, разобрали на дрова в годы Великой Отечественной войны.

Владимирскую церковь закрыли в 1930 году. После этого под ее сводами какое-то время работал клуб, а затем ее начали использовать в качестве склада. Несмотря на это, в храме сохранилось так называемое небо — особая конструкция потолочного перекрытия с росписью.

В 2018 году в здании церкви были проведены противоаварийные консервационные работы и первая с момента его закрытия божественная литургия.

Церковь Спаса Преображения, Турчасово, Онежский район, Архангельская область

Еще одна из наиболее значимых деревянных построек Поонежья, вобравшая в себя характерные для региона черты и формы, — церковь Спаса Преображения в селе Турчасово.

По некоторым данным, поселение на этом месте возникло в XII веке — его основали новгородцы, осваивая северные земли. Позже, когда Турчасово стало главным перевалочным пунктом для купцов, которые везли на юг соль с Белого моря, для охраны торговых судов здесь было решено построить острог. Он, однако, со своей задачей не справился: в начале XVII века село несколько раз подвергалось набегам шведов, поляков и литовцев.

Крупный храмовый комплекс появился в Турчасово к концу XVIII века. Ансамбль представлял собой классический для северной церковной архитектуры «тройник»: две церкви, зимняя шатровая Благовещенская и летняя кубоватая Преображенская, а также колокольня, поражающая своими размерами. Как отмечали исследователи архитектуры Русского Севера Игорь Бартенев и Борис Федоров, Благовещенская церковь являлась единственным памятником народного деревянного зодчества, у которого были чертежи. Однако до настоящего времени храм не сохранился — в 1964 году в него попала молния, и он полностью сгорел.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы, Варзуга, Терский район, Мурманская область

Село Варзуга, где располагается 34-метровая шатровая церковь Успения Пресвятой Богородицы, считается древнейшим русским поселением на Кольском полуострове. В XVI веке эти земли начал активно осваивать Соловецкий монастырь, что вызвало недовольство Московского патриархата, который стремился к укреплению централизованной церковной власти в стране. В результате угодья Соловков близ Варзуги конфисковали, и в селе решили строить церковь по московским канонам.

Успенскую церковь возвели на правом берегу реки в 1674 году. В ее облике легко угадываются черты московского зодчества, в частности храма Вознесения в Коломенском, построенного веком ранее. Некоторые исследователи даже считают, что московские мастера лично приложили руку к строительству.

Примечательно и внутреннее убранство церкви. Во-первых, именно в этом храме можно увидеть единственное сохранившееся в Мурманской области расписанное потолочное перекрытие, а во-вторых, здесь находится четырехъярусный резной иконостас, включающий в себя 84 иконы, созданные в XVII — XIX веках. В настоящее время, однако, многие из них нуждаются в реставрации.

В 1968 году Успенскую церковь задумали перенести из Варзуги в окрестности Мурманска, где ее могло бы увидеть как можно большее число туристов. Однако в итоге специалисты пришли к выводу, что памятник может не пережить переезда, и храм решили оставить на историческом месте и отреставрировать.

Рядом с Успенской церковью располагается зимняя церковь святителя Афанасия Великого. Она была основана в конце XV века соловецкими монахами, однако нынешнее здание было построено в середине XIX века. В 1932 году церковь закрыли, а помещение отдали под ясли. Позже в здании размещались мастерская и клуб. В 1999 году храм восстановили, и сейчас в нем проходят богослужения.

Церковь Вознесения Господня, Пияла, Онежский район, Архангельская область

Некоторые черты московской школы в целом и храма Вознесения в Коломенском в частности можно найти еще в одном памятнике северной архитектуры. Это церковь Вознесения Господня в селе Пияла.

Многие специалисты называют шатровую Вознесенскую церковь одним из лучших произведений древнерусского деревянного зодчества. Ей принадлежит и другой титул: на данный момент это самая высокая из сохранившихся в России деревянных церквей — ее высота достигает 45 метров. Оспорить это звание могла только одноименная 50-метровая церковь в Типиницах в Карелии, но она сгорела в начале 70-х годов прошлого века. Зачастую храмы на Севере старались строить у реки на возвышенности, чтобы их хорошо было видно издалека, однако Вознесенскую церковь пришлось возвести на довольно низком берегу — его высота здесь составляет всего около четырех-шести метров. Возможно, столь выдающиеся размеры храма связаны именно с этим фактом.

Строительство церкви в Пияле завершилось в 1651 году — примерно в это же время патриарх Никон издал указ, запрещающий строить шатровые храмы. При этом Никон, будучи митрополитом Новгородским, благословил мастеров на возведение Вознесенской церкви. Позже он даже бывал здесь лично.

В отличие от значительного числа других храмов региона, церковь в Пияле продолжала действовать довольно долго даже с приходом советской власти — окончательно богослужения прекратились только в 1951 году. Благодаря этому здесь на протяжении многих лет сохранялся иконостас, который включал в себя иконы, написанные еще в XVI — XIX веках. После закрытия из храма вывезли более 70 икон, сейчас многие из них находятся в музеях.

В то же время в церкви по-прежнему можно увидеть хорошо сохранившуюся потолочную роспись, выполненную в начале XIX века на деньги прихожан. Она представляет собой восьмигранную композицию с изображением архангелов и Святой Троицы.

В настоящее время рядом с Вознесенской церковью на Пияльском погосте возвышается только колокольня, возведенная в 1700-м. До 1966 года здесь же находилась и Климентовская церковь. Ее построили в 1685 году, однако почти 300 лет спустя в ее алтарь попала шаровая молния, и церковь сгорела.

Церковь Николая Чудотворца, Ворзогоры (Кондратьевское), Онежский район, Архангельская область

Первое письменное упоминание о Ворзогорах относится к 1559 году. Местные жители на протяжении большей части истории села занимались рыболовством. Они ловили сельдь, камбалу, навагу и корюшку, а затем продавали — торговали в основном с архангелогородцами и норвежцами.

Церковь Николая Чудотворца появилась здесь в 1636 году. Позже рядом с ней возвели Введенскую церковь, которая служила зимним храмом, и колокольню. Обе церкви были пятиглавыми. Кроме того, все постройки, входящие в ансамбль, были обшиты тесом и выкрашены в белый цвет.

До революции 1917 года в Ворзогорах жили более тысячи человек. В селе работали две школы, и, по рассказам местных жителей, даже строили суда. В 1929 году здесь образовался колхоз. После этого церкви было решено закрыть, а местного священника, отца восьмерых детей, — выслать из села. Его дальнейшая судьба точно неизвестна: по одним данным, священника отправили в трудовой лагерь, где он позже скончался, по другим — расстреляли в соседнем селе. Сами же церкви планировалось приспособить под новые нужды: Введенская должна была стать клубом для советской молодежи, а в Никольской хотели обустроить склад.

Рубить церковные главки вызвался один из местных жителей. Как рассказывали потом очевидцы, когда на землю были сброшены все купола с Введенской и три купола с Никольской церкви, мужчина с крыши увидел, что его дом на другом конце села загорелся. Он бросился спасать свое имущество и в итоге погиб в пожаре. После этого два оставшихся на Никольской церкви купола решили не трогать.

Похожая загадочная история связана и с колоколами, которые сняли с церковной колокольни. Их планировали отвезти в Онегу на переплавку, однако по пути лодки, в которых переправляли груз, попали в шторм. В результате все лодочники погибли, а 12 колоколов затонули.

Возрождать храмовый комплекс в Ворзогорах в 2000-х годах начал местный житель Александр Слепинин. На собственную пенсию он решил отремонтировать колокольню. Однажды за работой его увидела приехавшая на Север художница из Москвы, которая рассказала о Слепинине своему мужу священнику Алексею Яковлеву. Они решили помочь с восстановлением храмов, начали собирать деньги на стройматериалы, и в итоге спустя пару лет в Ворзогорах была отремонтирована и колокольня, и Никольская церковь, на которую вернулись три недостающих главки.