Новости партнеров

Отжать и закопать

Губернатор Левченко продвигает опасную для Байкала технологию

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко готовится к октябрьскому выездному заседанию Совета безопасности. Несколько дней назад глава Приангарья презентовал дорогостоящий и опасный проект, которому ряд СМИ уже дали название «Сушить и вывозить». Речь идет о планах по ликвидации отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского ЦБК (БЦБК). Однако, предложенный губернатором вариант решения проблемы все равно не отвечает на главный вопрос: куда испарятся с территории предприятия горы пресловутого токсичного шлам-лигнина, накопившегося здесь почти за полвека.

Застарелая проблема

Работы по «лечению» промзоны на Байкале Левченко обещает начать уже в нынешнем году, однако судьба данного проекта вызывает справедливые опасения у ученых-экологов и неравнодушной общественности. Связаны они с тем, что за годы работы комбината рядом с ним, а значит — в непосредственной близости от Байкала, были законсервированы миллионы тонн токсичных отходов и малейшая ошибка утилизаторов вызовет экологическую катастрофу.

БЦБК не работает уже четыре года, и с момента закрытия ученые работают над проектами рекультивации. Год назад президент Владимир Путина поручил правительству обеспечить полную ликвидацию последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности предприятия. По поручению главы государства эти мероприятия профинансируют из федерального бюджета, а стоимость восстановления моря-озера была оценена в 5,9 миллиарда рублей.

Учитывая, что в числе постоянных членов Совбеза — спецпредставитель президента по вопросам экологии Сергей Иванов, а оздоровление уникальных озер (Байкал среди них) входит в нацпроект «Экология», очевидно, что в октябре на заседании в Иркутске вопрос экологической реабилитации промзон станет одним из основных. Тем более, что решить многолетнюю проблему отходов БЦБК губернатор Левченко обещал еще три года назад и за это время здорово преуспел в консолидации административных и финансовых ресурсов проекта в своих руках. Из федерального бюджета на ФП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории» выделяется 4,7 миллиарда рублей, остальное — софинансирование из областной казны.

Новые методы

Дело за малым — не на словах, а на деле очистить промышленную площадку БЦБК от золы, шлака и лигнина. Специалисты госкорпорации «Росгеология», которая по решению правительства РФ определена единственным подрядчиком по реализации проекта рекультивации отходов БЦБК, обещают откорректировать проект работ к 30 октября и предлагают тонны токсичного мусора подвергнуть захоронению, предварительно его высушив. По словам гендиректора «Росгеологии» Романа Панова, предполагается, что в накопители отходов на установку обезвоживания земснарядами будут поданы донные отложения. В сжиженные отходы шлам-лигнина добавят определенное количество флаокулянта (полимерного вещества — прим. «Ленты.ру»), в результате чего шлам-лигнин превратится в легко отделяемый от воды сгусток хлопьев.

«Вода будет проходить через соответствующую систему фильтров, все вредные примеси будут оседать», — заявил Панов в ходе недавнего заседания в Байкальске. «Лигнин существенно осушится — с влажностью до 40 процентов. Предполагается, что в результате проведенных работ его класс опасности понизится до пятого уровня. Это уже совсем другой класс отходов, которые можно как размещать на обычных полигонах твердых бытовых отходов (ТБО), так и использовать в качестве грунтовых смесей, вплоть до того, что использовать в сельском хозяйстве в виде удобрения».

Но по словам специалистов, истинно проверенных и безопасных промышленных технологий сушки лигнина в мире пока нет. «Безусловно, часть таких отходов пытаются перерабатывать, получая различные основы для изготовления смол и связующих, пластификаторов и модификаторов, реагентов и наполнителей», — говорит член экспертного совета Минприроды РФ Роман Незовибатько. «Но, поскольку технологический процесс их переработки достаточно сложен и энергоемок, то его экономическая целесообразность ставится под сомнение. Например, процесс разложения лигнина на простые соединения типа бензола или фенола в несколько раз дороже получения этих продуктов из нефти и газа. Да и полного доверия к существующим технологиям пока нет. В основном это экологически опасные экспериментальные производства, чья эффективность, увы, не доказана».

Однако конечное решение о том, какая технология утилизации должна быть применена, принимают региональные власти, так как полномочия по реализации проекта рекультивации промзоны БЦБК были переведены с федерального на областной уровень. И они, по всей видимости, уже все для себя решили. По крайней мере, Сергей Левченко уверено говорит о том, что проектная технология позволит снизить объемы лигнина, что облегчает варианты его вывоза с побережья Байкала.

В свое время главе региона удалось выбить у Минприроды РФ 300 миллионов рублей на доработку инновационной «технологии омолачивания», освоить которые взялась «Росгеология». В ходе визита Сергея Левченко на БЦБК, специалисты госкомпании показали химический опыт: переливая черную жидкость из колбы в сосуд заявили, что это — лигнинная вода. Однако, на вопрос самого губернатора, насколько чистой остается вода после отфильтровки и флокуляции, внятного ответа не последовало.

Тем не менее, глава Приангарья все равно вынес приговор «сушить и вывозить», не уточняя, насколько это рационально. «На первый взгляд, складирование не кажется проблемой. Но в ходе физико-химического воздействия на лигнин его биохимическая реактивность кратно увеличивается, в том числе благодаря абсорбированию других вредных веществ», — предупреждает Незабиватько. «Такие лигнины легковоспламеняемы, хорошо горят и высокотоксичны. Примером может служить лигнинохранилище Зиминского гидролизного завода, которое многие годы горело и дымило, выделяя СО, SО2, аммиак, сероводород и так далее. Думаю, не нужно объяснять, насколько опасны в высокой концентрации эти вещества для животного мира и человека», — задается риторическим вопросом эксперт.

Но даже если проект «Сушить и вывозить» пройдет без подобных катастрофических последствий, остается еще один важный вопрос — куда вывозить миллионы тонн опасных отходов? Еще недавно региональные СМИ активно писали, что власти пытались перевести земли сельхозназначения в районе поселка Моты Шелеховского района в промышленные большие территории. Теоретически, под ударом находится любой район Иркутской области, так как отходы Левченко все равно надо будет куда-то вывезти. «Если от муниципалитета поступило отрицательное заключение, то, естественно, никто силой навязывать не будет», — говорил в этой связи Левченко. «Поэтому мы будем предлагать другие варианты, исключая село Моты», — подытоживал он.

Осталось лишь найти безумный муниципалитет, согласный превратиться в токсичное кладбище. А с учетом несовершенства предлагаемой технологии — положить у себя под боком экологическую бомбу замедленного действия. И все — за государственный счет, между прочим. Поэтому, если на грядущем заседании Совбеза проект рекультивации все-таки станет федеральной повесткой, очень интересно, какое же решение будет принято по итогам. Ведь Байкал — жемчужина России и он нужен нам всем.