Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Настоящий десантник

Упавший из окна ребенок нуждается в срочной помощи

Фото: Русфонд

Десятилетний Вова Кыштымов живет в Перми с родителями и старшей сестрой. В четыре года он выпал из окна второго этажа и получил тяжелейшую черепно-мозговую травму. Тогда врачи спасли мальчика, удалив поврежденные кости черепа и закрыв дефект металлической пластиной. Сейчас состояние Вовы быстро ухудшается: из-за отторжения пластины начался воспалительный процесс. Мальчику жизненно необходима срочная операция — хирурги удалят пластину, пораженные костные фрагменты и установят специальный биоимплант. Операцию проведут за счет бюджета, но имплант стоимостью без малого миллион рублей родители должны оплатить самостоятельно. В семье таких денег нет. Помогите спасти ребенка, примите участие в благотворительном проекте Русфонда и «Ленты.ру».

В тот день Евгения, мама мальчика, была на работе. Пока малыш смотрел мультики в комнате, папа отошел на кухню. Внезапно раздался звонок в дверь, на пороге стояли перепуганные соседи: «Ваш ребенок выпал из окна! Мы вызвали скорую!»

— Вова влез на подоконник, облокотился о противомоскитную сетку, она не выдержала, и сын упал вниз со второго этажа, — рассказывает мама. — Как нам объясняли в больнице, случай типичный, Дети не способны оценить надежность москитных сеток и по этой причине часто падают из окон. Весьма распространенная сезонная травма у детей.

В больнице Новоуральска, где тогда жила семья, сделали все, что могли: удалили осколки костей черепа и ввели ребенка в состояние искусственной комы.

— На следующий день сына должны были перевезти в Екатеринбург, в областную больницу. Долго ждали реанимобиль. Новоуральск — закрытый город, для въезда через КПП требуется пропуск, — продолжает Евгения. — Вову вывезли на каталке. На голове — повязка, бледный, глаза закрыты…

В екатеринбургской клинике ребенок провел две недели. У него была парализована левая часть тела.

— Мы страшно переживали. Муж винил себя, что недосмотрел. Сильный, мужественный человек, бывший десантник, он закрывался в ванной и плакал. Каждый день мы ездили в Екатеринбург за 80 километров, чтобы узнать, как наш ребенок. Когда Вову перевели в палату, я стала ухаживать за ним. По пять раз в день делала массаж, разрабатывала парализованные руку и ногу.

Вове сделали операцию: поврежденный участок черепа заменили аутотрансплантатом — фрагментами собственной кости мальчика, а дефект закрыли металлической пластиной.

Через полторы недели мальчика выписали домой. Ребенок заново учился ходить. Ему было трудно, он уставал, но терпел, а когда родители привезли его в больницу снимать швы, самостоятельно вошел в кабинет. Врачи ахнули: такого успеха они не ожидали. А Вова с гордостью заявил: «Я десантник, как папа!».

Мальчик стремительно восстанавливался, и год спустя врачи уже разрешили ему легкие физические нагрузки. Вова ходил в обычный детский сад. Потом родители переехали на заработки в Пермь, там Вова пошел в школу. Но из-за постоянных простуд ему приходилось часто пропускать занятия.

— А в феврале этого года сын пожаловался на сильную головную боль, — рассказывает Евгения. — Мы сразу побежали в поликлинику, врач осмотрел Вову и поставил предварительный диагноз «фолликулит». Но компьютерная томография показала, что все намного хуже: произошло отторжение пластины, которую сыну установили после травмы, и воспалительный процесс перешел на кость.

Пермские врачи направили мальчика в Екатеринбург, в ту же больницу, где его оперировали. Там Вове удалили часть пораженной кости.

— Первое время после операции было видно, как под тонкой кожей пульсирует мозг. Сейчас волосы отросли и закрыли уязвимое место. Он у нас теперь как хрустальный, — вздыхает Евгения. — Мне пришлось уволиться с работы, чтобы постоянно быть рядом с сыном. В последнее время Вова ослабел, быстро устает, ложится отдохнуть. При перепадах погоды у него сильно болит голова. Но он терпит, никогда не плачет. Сейчас врачи запретили сыну любые физические нагрузки. Вова знает, что ему нельзя ни бегать, ни прыгать, ни наклоняться, ни качаться на качелях. Иногда он забывается и несется по дорожке, а я бегу за ним с криком: «Вова, тебе нельзя!» Страшно, что он упадет и ударится беззащитной головой.

Врачи настаивают на срочной операции, потому что жить с незащищенным участком мозга смертельно опасно, но денег на дорогой имплант у родителей нет.

Заведующий отделением травматологии Детской городской клинической больницы №9 Араик Петросян (Екатеринбург): «Мальчику необходима реконструктивная операция на черепе в самое ближайшее время. Мы планируем удалить ранее наложенную пластину и пораженные участки кости ввиду их отторжения и начавшегося воспалительного процесса. В ходе операции также закроем дефект черепа и незащищенный участок твердой мозговой оболочки. Поскольку в данном случае не подходят жесткие пластины и импланты, так как жесткая фиксация на фоне растущего черепа может привести к вторичным деформациям костей свода, мы установим Вове имплант Custombone производства Finceramica из керамического биоматериала. Он обладает полной биологической совместимостью, его химический состав аналогичен минеральному компоненту человеческой кости и сводит риск заражения к минимуму».

Стоимость биоимпланта Custombone 954 800 рублей.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», интернет-газете «Лента.ру», эфире Первого канала, социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

Всего частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 11,975 миллиарда рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 20 тысячам детей. В 2018 году (на 30 августа) собрано 1 040 996 904 рубля, помощь получили 1476 детей. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг, получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность и президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга.

Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, а также детдомам, школам-интернатам и больницам России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительная информация о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда.