Скрытая война

Интернет помог этой стране свергнуть вождя. Он же стал причиной массовых убийств

Фото: Andrew Winning / Reuters

В 2011 году социальная сеть Facebook помогла ливийцам объединиться, чтобы свергнуть многолетний режим Муаммара Каддафи. С тех пор в стране бушует гражданская война. Интернет стал одним из основных ее инструментов: его используют для того, чтобы координировать нападения, покушения и изнасилования и продавать огнестрельное оружие. Как виртуальный мир стал врагом населения Ливии и почему крупнейшая в мире соцсеть поддерживает это беззаконие — в материале «Ленты.ру».

Произошедшая в стране революция освободила ливийцев. Но свалившиеся из ниоткуда права вскружили им голову: они ополчились против врагов переворота, яростно вычисляя в соцсетях сторонников павшего диктатора. Из-за растущей ненависти бежавшие из страны несколько лет назад все еще вынуждены ютиться в палаточных лагерях: их не пускают обратно ни власти, ни рядовые граждане.

Facebook стал вредной привычкой ливийцев: они перестали доверять телевидению, радио и газетам. Большинство СМИ транслируют мысли разных групп, борющихся за власть. Помимо информационной войны они ведут бои и в реальной жизни. Сейчас, когда выходить на улицы крупных городов попросту опасно, население узнает о событиях в стране только через соцсети. Правда, там же, на страницах Facebook, ведется своя война.

Опасное разрешение

Многолетние вооруженные столкновения и атмосфера беззакония разрушили многие здания и инфраструктуру. Еще одной их жертвой стало зародившееся в начале 2010-х гражданское общество. В городах, где по 12 часов в сутки не бывает электричества, испуганные местные жители укрываются в своих жилищах и просматривают ленты Facebook.

«Телефон может быть единственным работающим устройством. Люди сыты по горло годами фальшивых новостей, созданных при Каддафи. Они жаждут истины», — заявляет аналитик из компании North Africa Risk Consulting Джалель Харчауи. Согласно статистике Facebook, общая аудитория соцсети на Ближнем Востоке и в Северной Африке составляет более 180 миллионов человек. Различные группировки не упустили такую возможность для пропаганды своих идей.

Организация «Специальные силы сдерживания RADA», боевое подразделение под началом Абдул-Рауфа Кары, буквально патрулирует соцсеть, ревностно защищая ценности ислама. Сам Кара несколько лет назад признал, что среди его спецназовцев встречаются представители различных групп боевиков, в том числе экстремистских и ультраэкстремистских. Однако, уверяет он, все эти люди являются ярыми противниками представителей «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России).

Его полуторатысячная армия в Триполи на 70 процентов состоит из полицейских, присягнувших на верность Каддафи еще до 2011 года. Сторонники Кары известны разорением алкогольных магазинов, а также жестокими нападениями на одиноких женщин (перемещающихся без мужского сопровождения). В 2012 году батальон уличили в похищении группы людей — спецназовцы решили, что они похожи на гомосексуалов. Линчеватели жестоко избили жертв, а затем опубликовали их фотографии в Facebook. Комментаторы тогда поддержали их, призвав к кровопролитию. Обычно строгая даже к нецензурным выражениям соцсеть смотрит на это сквозь пальцы.

Еще одним резонансным нападением отрядов RADA стал рейд на фестивале Comic Con в Ливии. Спецназовцы арестовали более 20 человек, среди которых были организаторы мероприятия, участники и рядовые посетители. Вооруженные солдаты хватали всех, у кого на груди был приколот фирменный значок. Сотрудники «Специальных сил сдерживания» заявили, что обвиняют любителей комиксов в преступлениях против общественной морали и ислама. Среди них: агностицизм, атеизм, поддержка масонских идей, вера в Хэллоуин, призывы к насилию через художественные произведения и куфр (отказ от ислама и его норм). Последний считается страшнейшим грехом. Несколько выставленных на экспозиции работ были изъяты.

Обо всех своих геройствах RADA сообщает на официальной странице в Facebook. На нее подписано почти 400 тысяч человек, примерно столько же обозначили сообщество как «понравившееся». «Силы сдерживания» не несут никакой ответственности за свои действия, так как формально лояльны к Правительству национального единства, поддерживаемому ООН.

Верховный главнокомандующий вооруженными силами Халифа Белкасим Хафтар тоже не упускает возможности найти инакомыслящих в сети. Сообщается, что в его Ливийской национальной армии есть целый онлайн-отдел, базирующийся в Бенгази. Сотрудники тщательно мониторят социальные платформы, выискивая «врагов». Это подразделение играет немалую роль в операции «Достоинство Ливии», объявленной в мае 2014 года. Целью спецкампании стало вытеснение сторонников радикального ислама. Подозреваемые в поддержке экстремистов или заговоре отправляются в тюрьму. Некоторым удается сбежать до поимки.

Клавиаторские бои

Смута, царящая в Ливии, является «заслугой» не только координируемых группировками подразделений, но и интернет-партизан. Общая раздробленность ливийского народа и огромное количество мелких вооруженных объединений, борющихся за господство в умах и смартфонах, поддерживается ими в Facebook. Помимо фейковых сообщений, в ход идут настоящие ориентировки на людей и военные базы.

Однако социальная сеть не только отражает ливийскую ситуацию беззакония и разрухи, но и становится ее множителем. Интернет-критики определенных группировок или их лидеров в реальной жизни расплачиваются за свои слова свободой или жизнью, многие вынуждены бежать. В сеть часто сливаются официальные документы и компромат. Нередко имеющие определенную власть главари банд хвастаются учиненным насилием, сея страх и вызывая споры.

На обложке страницы некоего Махмуда аль-Варфали из Бенгази установлено изображение человека в камуфляжных брюках, стреляющего в лежащее ничком тело. Одна из публикаций — фотография мужчины (предположительно, аль-Варфали), указывающего рукой на убитую жертву. В подписи к снимку сообщается, что некоторых людей ослепляет зло и обольщает дьявол. Публикация набрала 60 лайков и несколько репостов. В комментариях подписчики называли ливийца настоящим мужчиной, а также желали помощи и защиты высших сил. Всего один пользователь назвал героя снимка преступником.

Своим местом работы аль-Варфали указал некий спецназ Thunderbolt (место учебы — одноименная школа). Судя по странице организации, это объединение насчитывает несколько сотен поклонников. В профиле аль-Варфали не так много публикаций (либо большинство из них доступны не всем), однако число его «друзей» достигает полутора тысяч. Среди них — Сабрата Алкрама, автор поста, сообщающего, что необходимо заставить людей «преклонить колени любыми способами». Такие публикации, безусловно, устрашат любого пользователя, не настроенного милитаристски.

При этом сотрудники социальной сети утверждают, что делают все возможное, чтобы оградить пользователей от негативной среды. Нормы и стандарты сообщества, описанные на сайте, не допускают проявлений террористических настроений, организованной преступности или массового проявления ненависти. Именно эту позицию в начале сентября 2018 года защищали представители Facebook на слушаниях в комитете Сената США по разведке. Внимание к соцсети приковано не только из-за Ливии, но и по причине ужасных событий в ряде азиатских стран (Индия, Мьянма, Шри-Ланка), где дезинформирующие сообщения в соцсетях привели к конфликтам и убийствам на почве этнической ненависти.

Очевидно, за всеми уследить у соцсети не выходит. На модерацию ливийского сегмента Facebook выделены десятки аналитиков, многие из которых владеют арабским языком. Они планируют совместную работу с местными правозащитниками и разрабатывают механизмы искусственного интеллекта, способные вовремя удалять запрещенный контент. Некоторые страницы и публикации блокируются после многочисленных жалоб, однако это происходит нечасто.

Сами нарушители правил тоже научились обходить запреты. К примеру, блокируемые посты с «запрещенными» словами распространяются позднее в виде скриншотов — их соцсеть воспринимает как изображения, а не потенциально считываемый текст.

Здравствуй, оружие

Помимо страшных сообщений о насилии и фотографий убитых, вооруженные ливийские банды не стесняются обсуждать в Facebook свои будущие планы. Там же развернулся черный рынок оружия: недавно издание The New York Times обнаружило публикацию с предложением о продаже пулемета. Она содержала не только описание товара, но и его фотографию. Позднее социальная сеть удалила этот пост, однако исключительно из-за многочисленных жалоб. «Мы проводим расследование, чтобы понять, почему мы не предприняли никаких действий раньше», — сообщил изданию представитель Facebook.

Кроме пулемета на странице «Рынок оружия Ливии» можно приобрести практически любое оружие и снаряды для него. Незаконный оборот реализуется не в единственной группе. Все это идет вразрез с запретом Facebook: согласно правилам, соцсеть не разрешает обмениваться даже устройствами для игры в пейнтбол, макетами, сувенирным и неработающим оружием. Однако в закрытых группах, как правило, состоят лишь заинтересованные пользователи, которые не будут жаловаться на преступные предложения. Поэтому сообщества «для своих» продолжают процветать.

Нынешний технический арсенал платформы способен идентифицировать 85 процентов контента, содержащего сцены насилия. За первые три месяца 2018 года модераторы продемонстрировали именно такие показатели. Однако нерешенными остаются и другие проблемы: к примеру, угрозы или призывы к убийствам и беззаконию. Они часто встречаются в ливийском сегменте Facebook: за последние годы несколько жертв травли уехали из страны, опасаясь за свою жизнь. Двум из них спастись не удалось. Имена убийц остаются невыясненными.

Ливийцы, жадно потребляющие любую информацию уже несколько лет после революции, превратили свободу в Facebook в проблему государственного масштаба. Отключения или даже небольшие сбои в работе соцсети приводят население страны в ужас.

После недавней временной блокировки сервиса в начале сентября начался активный поиск виноватых. Национальный фонд демократии назвал этот инцидент «фашистской мерой» властей, оскорбляющей свободу и права человека. Тем временем в корпорации Facebook уже несколько лет звучит идея закрыть соцсеть для ливийцев хотя бы на один день — тогда, полагают они, половина проблем в стране решится сама собой.