Новости партнеров

«Включи музыку и притворись мертвой»

Москвичка провела ночь в лесу с медведем и выжила

Кадр: фильм «Выживший»

Сочи и Красная поляна — это не только гламурные курорты, казино и Формула-1. Это еще и заповедные леса, нехоженые тропы и медвежьи берлоги. Редактор «Ленты.ру» отправилась в поход по горам вокруг Красной поляны, заблудилась, опоздала на самолет, провела ночь в лесу и едва не попала в лапы к медведю.

Поход на Бзерпинский карниз — один из самых популярных маршрутов Красной поляны, местные ходят сюда на выходные с детьми, на туристической стоянке есть все необходимое, — деревянные домики для ночлега, туалет, столы и лавочки. Для начала октября здесь на удивление много народу. В компании других туристов мы с другом теснимся за столиком и готовим ужин. Ночи стали холодные, за стенками нашего укрытия завывает ветер.

Блестят консервные банки, уютно шипят газовые горелки, ребята из Ростова рассказывают, что видели по дороге сюда следы медведей. В заповеднике их много, и по словам местных егерей, в середине осени они уже запаслись едой и ищут подходящее место для зимовки.

— Медведь человека не тронет, главное еду не оставлять, — Антон задумчиво размазывает на хлеб шпротину. — Ну, если учует вкусное, может расхерачить палатку. А так — можно не париться.

Через несколько минут к нам присоединяется парень из Чехии, и все внимание переключается на него. Мы долго обсуждаем русскую природу, он хвалит русскую кухню и предлагает продегустировать консервированную оранжевую жижу, которая должна быть борщом. Мы смеемся и вежливо отказываемся. Чех интересуется, безопасно ли путешествовать по Крыму: он думает, что там война, задает нам кучу вопросов об Украине, вспоминает Прагу и 1968 год. Разговаривать здесь о политике совершенно не хочется, мы прощаемся и уходим.

Следующие два дня проходят в изучении окрестностей: палатку и вещи мы оставляем на стоянке и делаем однодневные вылазки к леднику и озерам. Гладкие на вершинах горы у основания окрашены осенними красками, тоненькие ручьи извиваются по склонам. Деревья рябины и кусты боярышника усеяны спелыми ягодами, а зеленые островки рододендронов напоминают об ушедшем лете. Погода прекрасная, мы греемся на солнце, купаемся в ледяном озере, жадно вдыхаем сладкий горный воздух и наслаждаемся тишиной.

«В конце жизненного пути ты не вспомнишь о времени, что потратил, работая в офисе или подстригая свой газон. Лезь на эту чертову гору», — Керуак, хоть и закончил плохо, а во многом был чертовски прав.

Поворот не туда.

Дорога увела нас на пик Бзерпи, мы стоим на его вершине и беспомощно топчемся. Мы торопимся спуститься, чтобы успеть на «канатку» до закрытия и потом на самолет. Я смотрю на изображенную на карте тропинку, по которой можно пройти, и вижу вместо нее крутой отвесный обрыв. Принимаем решение идти в обход вершины — где-то внизу идет тропа. Позже к вечеру мы будем вести учет неправильных решений, принятых в пути, и это — одно из них.

Мы огибаем гору. Сухая осенняя трава превращает ее склон в каток. Пару раз ноги соскальзывают вниз, и я проезжаю метр по кочкам, хватаюсь за траву и корни, острые камни царапают руки в кровь. Встаю, выдыхаю, идем дальше. Кажется, что за каждым поворотом будет наконец та самая тропа, которую мы видели с вершины. Вместо этого бесконечные склоны, сыпучие камни и чертополох. Штаны все в его иголках, руки в занозах, высокие стебли полыни хлещут по лицу.

Я пытаюсь пройти маленький отрезок по голому камню. Треккинговые палки беспомощно стучат по твердой поверхности. Один неверный шаг, и я улечу вниз. Нервы не выдерживают, я психую. На помощь приходит мой друг, страхует меня снизу и буквально ставит мою ногу на следующий камень. Новое препятствие из кустов шиповника на пути, затем очередной подъем наверх, крутой настолько, что ногу буквально некуда поставить — и нужно подтягиваться только на палках.

Спустя еще час похода, уставшие и обгоревшие на солнце, мы наконец находим тропу. Вдалеке пасутся дикие лошади, но мне наплевать и на них, и на красивые пейзажи — нужно идти дальше. Силы и вода на исходе, до канатной дороги еще четыре километра пути, а до ее закрытия два часа.

Через некоторое время мы спускаемся с горы и выходим на настоящую широкую дорогу. Вокруг восхитительные осенние пейзажи. Кажется, что самое страшное позади, я с энтузиазмом фотографирую окутанные предзакатной дымкой разноцветные деревья и искренне верю, что мы успеваем на самолет. Как ребенок радуюсь зарослям ежевики, переспелые ягоды которой брызжут на руки кроваво-алым соком. Еще немного — и мы должны выйти к подъемнику.

Через 300 метров после этого дорога обрывается. Строго следуя указанием стрелки навигатора, мы забредаем в чащу леса.
Новый кошмар начинается сразу же — на земле отчетливо видны медвежьи следы. Огромный глубокий, свежий след медведя не перепутаешь ни с чем. Каждый шорох вызывает у нас дрожь, и мы торопимся скорее выбраться отсюда.

Однако выясняется, что впереди — обрыв и горная река, которую надо перейти. По щекам хлещут еловые ветки, огромные валуны, растревоженные нашим вторжением, срываются под ногами вниз — идти лучше на приличном расстоянии друг от друга. Ноги дрожат от перенапряжения, я запутываюсь в папоротнике и расшибаю колено о корягу. Хочется бросить чертов рюкзак, лечь плашмя на мягкий мох и плакать.

Ночь в медвежьем лесу

Когда мы наконец спускаемся к реке, я понимаю, что мы не успеваем ни на подъемник, ни на самолет. Начинает темнеть.
Что было дальше, вспоминается с трудом. Сил уже нет, я изо всех сил цепляюсь за корни деревьев, ноги висят на склоне, треккинговая палка — где-то на плече, перехват, подтягивание. Следующий корень вырывается, бросаю его, цепляюсь за ветки рододендрона, они опасно натягиваются под весом меня и рюкзака, вздох, бросок. Конец подъема, темный лес, поваленные деревья, белый кружок налобного фонаря, неизвестность и отчаяние. Мы понимаем, что дальше идти нельзя.

С рекордной скоростью ставим палатку и готовимся к долгой бессонной ночи. Ужина нет, еду нельзя открывать, чтобы не привлечь медведя. Включаем музыку на телефоне, надеясь что она отпугнет зверя — человеческий голос один из самых непривычных звуков в дикой природе. Мой друг от усталости отрубается, едва коснувшись надувной подушки, я же стараюсь не поддаваться панике, гуглю телефоны МЧС, вспоминаю все приемы против медведя и кляну себя, что не взяла фальшфейер.

Под рукой наготове лежит пончо от дождя — медведь боится объектов, которые резко меняют свой размер. Я готовлю убедительную речь с отборным русским матом на случай визита незваного гостя — именно это помогло однажды моей подруге на Камчатке. Зловеще шелестит сухая листва. Тент палатки трепещет на ветру. Мозг фонтанирует идеями, одна нелепей другой: нужно было повесить веревку на дерево, чтобы если что на него забраться.

В аптечке есть глицин, может выпить три таблетки, резко поумнеть и найти выход? Нужно найти камень, чтобы проломить череп медведю. Прикинуться мертвым, затаиться с ножиком в руке и потом резко напасть, метя куда-нибудь в глаз. Сломать или вывихнуть сейчас себе ногу, чтобы позвонить в МЧС и пусть присылают вертолет.

На следующий день все тело ноет от перенапряжения, однако оно цело, а это главное. Из еды осталось одно печенье на двоих и две ложки арахисовой пасты. Я проверяю, не поседела ли я за ночь. Дальше идем на автомате, подчиняясь предательской карте, которая обещает еще две реки на нашем пути. После пары часов наших мытарств и очередных спуска и подъема мы видим свежие следы от вездехода, они кажутся миражом. Дорога выводит нас к подъемнику.

Солнце на Красной Поляне ласковое, жаркое. Вершины заповедника, откуда мы спустились, окутаны тучами и густым туманом.
— Ох, оголодали там наверху небось! Ночи, поди, сейчас холодные? Мишка не тревожил вас? — румяная продавщица участливо смотрит на наши помятые лица и заботливо выбирает пирожки побольше. — Медведи у нас на всех страх наводят, иногда бывает, и сюда — в Поляну спускаются. В прошлом году двоих вот отряд поисковый нашел — отклонились от маршрута, да и наткнулись на семейство. Слава те, Господи, все живы остались.

Мы благодарим судьбу, что не услышали этот монолог перед поездкой, забираем пирожки и бежим на автобус до аэропорта.

Как добраться

Если не отклоняться от популярных маршрутов, то поход на Бзерпинский карниз и окрестности — прекрасный вариант как для однодневной прогулки, так и для полноценного путешествия. Москвичам можно ощутимо сэкономить на перелете — в Сочи ежедневно летает лоукостер «Победа». Из аэропорта нужно добраться до Розы Хутор, подняться на подъемнике на высоту 1 тысяча 600 метров и следовать указателям на маршруте.

Поход не требует специальной физической подготовки, а снаряжение необходимо только в низкий сезон — в начале и конце лета пригодится непромокаемая треккинговая обувь и теплый спальник. Все необходимое можно взять в аренду в магазинах спортивных товаров в Розе Хутор и там же купить пропуск в заповедник. Последним желательно не пренебрегать — в горах документы могут проверить егеря и выписать штраф.