Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Мечтаю, чтобы он ел и ему не было больно»

Чтобы выжить, этому малышу необходимо специальное питание

Гере Прохорову немногим больше года, но страданий на его долю уже выпало больше, чем иному человеку за всю жизнь
Фото: Русфонд

Мальчику Гере из Ростова-на-Дону год и три месяца. У него врожденная аномалия развития кишечника — атрезия, вызвавшая непроходимость тонкой кишки. Больше года Гера Прохоров провел в больницах Ростова, Краснодара и Москвы, перенес уже шесть операций, ему удалили пораженные участки тонкой кишки. В результате обычную еду организм ребенка пока не усваивает. Чтобы выжить, Гере необходимо специальное питание, которое вводят внутривенно. Мама одна ухаживает за больным ребенком. Денег на дорогое питание у нее нет.

Первый свой день рождения Гера отметил в Москве, в Российской детской клинической больнице (РДКБ). В его палату пришли дети со всего отделения. Анжела, мама мальчика, торжественно внесла торт, украшенный ягодами, выключила свет и зажгла одну свечку.

— Дуй, Гера! — сказала она.

— А мне нельзя торт, у меня скоро операция на печени, — расстроилась подружка Геры, пятилетняя Маргоша. — Но так и быть, за здоровье Геры я съем маленький кусочек.

Сам именинник ни разу в жизни торт не пробовал.
— А если он съест маленький кусочек — он умрет? — спросила Маргоша.
— Нет, но ему будет очень-очень плохо, — ответила Анжела.

В московской больнице Гера оказался год назад в тяжелейшем состоянии.
О том, что у сына серьезные проблемы с кишечником, Анжела узнала на 30-й неделе беременности, когда делала плановое УЗИ. Будущей маме сказали, что у ребенка расширены петли кишечника.

— Вы только не волнуйтесь, — успокоила ее врач. — С такой патологией, как непроходимость кишечника, сейчас даже в Москву ехать необязательно. В нашей больнице есть хирургическое отделение — там малышам делают такие операции.

Сына Анжела решила назвать Георгием — в честь Георгия Победоносца. Малыш родился со вздутым животиком. Его сразу увезли, пообещав вернуть маме на кормление. Однако ни вечером, ни утром Анжела своего ребенка не увидела. Только после настоятельных требований ей наконец разрешили на него посмотреть. Малыш лежал, опутанный трубками, кормить его и брать на руки маме запретили. А на следующее утро Гере сделали операцию.

— Меня никто даже не предупредил, — рассказывает Анжела. — Я перевернула всю больницу, чтобы найти сына, пока мне не сказали, что он в реанимации. Когда я его увидела, чуть не упала в обморок: вдоль животика свежий шов, а возле пупка — отверстие. Уже потом мне объяснили, что это илеостома для выведения переработанной организмом пищи.

Следующим этапом было восстановление непрерывности кишечника и закрытие илеостомы. Врачи обещали, что после этой операции Геру отпустят домой, но у мальчика опять вздулся живот, поднялась температура, появились признаки кишечной непроходимости.

Илеостому пришлось выводить снова, а через два дня ребенку провели операцию по ее пластике.

Свежие раны малышу обработали едким раствором и сожгли кожу, началось нагноение, было подозрение на сепсис. Врачи, которые обещали быстрый результат, теперь были в растерянности.

— Толстый кишечник у вашего сына — бесполезная трубочка, — заявил однажды хирург. — Надо ее отрезать, она все равно не работает.

Анжела в отчаянии написала письмо в Минздрав с просьбой перевести их в Краснодар. За полтора месяца в больнице Гера стал похож на скелетик. Он едва двигался и почти все время плакал. Анжела растирала ему ручки и ножки, чтобы малыш знал, что мама рядом.

— Ты же Георгий Победоносец, — шептала она. — Мы с тобой победим!

В Краснодаре мальчику провели биопсию кишечника и сказали, что удалять ничего не надо, подобрали лечение от инфекций, но наладить работу кишечника не смогли. Четыре раза Геру готовили к операции — и каждый раз ее откладывали из-за плохих анализов.

— Вашего ребенка спасет только чудо, — сказал наконец краснодарский хирург.

Геру отправили обратно в Ростов-на-Дону. Состояние ребенка ухудшалось с каждым днем. У него были увеличены все внутренние органы, плохо работали почки, замедлилось сердцебиение, мальчик еле дышал. В реанимации у Геры случилось кровоизлияние в мозг. Хирург предложил вскрыть ребенку голову.

— Я не спала несколько суток, — вспоминает Анжела. — Когда вдруг отключилась на пару минут, мне приснилось, что я, как в сказке, нашла сосуд, а там внутри был золотой человек. Я проснулась от того, что мне пришло на телефон сообщение: знакомая прислала номер московского хирурга из РДКБ Юлии Аверьяновой. Она-то и оказалась тем золотым человеком, который спас моего сына.

20 февраля Анжела привезла Геру в Москву. Здесь мальчику сделали еще две операции: удалили спайки кишечника и установили гастростому.

Мальчик ожил. Начал лепетать на своем языке, пытался перебирать ножками в ходунках, играть с детьми.

После всех операций у Геры осталось 65 сантиметров тонкой кишки и удалось сохранить толстую. Доктор говорит, что у мальчика есть все шансы со временем перейти на обычную детскую еду. А пока этого не случилось, необходимы дорогие смеси для внутривенного введения — без них Гера не выживет. В больнице он получает внутривенное питание бесплатно, а после выписки мама должна будет покупать его за свой счет. Для нее это немыслимая сумма.

— Гера перевернул мою жизнь, — говорит Анжела. — Я всегда мечтала, что мой ребенок будет великим ученым или выдающимся спортсменом. Но сейчас мечтаю только о том, чтобы он ел, играл и радовался жизни и чтобы ему больше не было больно.

Детский хирург РДКБ Юлия Аверьянова (Москва): «У мальчика врожденная атрезия (недоразвитие) кишечника. Он перенес несколько операций до того, как попал к нам в клинику для завершающего этапа хирургического лечения. После всех операций длина тонкой кишки у Геры составляет 65 сантиметров, такая короткая кишка пока неспособна усваивать необходимый объем питательных веществ. Кишечник будет расти и со временем адаптируется к обычной пище, но пока мальчику жизненно необходимо внутривенное питание».

Стоимость внутривенного питания на полгода — 1 369 760 рублей.

406 читателей «Ленты.ру» собрали 536 711 рублей.

82 136 рублей собрали телезрители ГТРК «Дон-ТР» 37 670 рублей собрано на благотворительной новогодней ярмарке в «ДонЭкспоцентре» (г. Ростов-на-Дону)
855 151 рубль собрали читатели rbc.ru, vesti.ru и rusfond.ru

Всего собрано 1 511 668 рублей.

СБОР ДЕНЕГ ОКОНЧЕН

Друзья, вместе мы сделали доброе дело. Всем спасибо!

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», интернет-газете «Лента.ру», эфире Первого канала, социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

Всего частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 12,442 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 20 тысячам детей. В 2018 году (на 13 декабря) собрано 1 508 164 451 рубль, помощь получили 2267 детей. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО – исполнителей общественно полезных услуг и получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность. В ноябре 2018 года Русфонд выиграл президентский грант на издание интернет-журнала для потенциальных доноров костного мозга «Кровь5». Президент Русфонда Лев Амбиндер – лауреат Государственной премии РФ.

Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, а также детдомам, школам-интернатам и больницам России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительная информация о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда.