Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Они чувствуют себя супергероями»

Жертвоприношение и адская работа. Как выжить в кратере действующего вулкана

Фото: Ulet Ifansasti / Getty Images

Каждый год остров Бали посещают более 5 миллионов иностранных туристов. Некогда загадочный и экзотичный остров стремительно превращается в конвейер туристического обслуживания, а толпы народа и жуткие пробки могут испортить впечатления после самой умиротворяющей прогулки по рисовым плантациям. Тем временем в тени знаменитого брата прячется остров Ява, которому есть чем удивить даже опытных путешественников. Корреспондент «Ленты.ру» в поисках приключений изучила это направление и осталась в восторге.

Задобрить великана

«Местные говорят, что вулкану нужно приносить в жертву то, чем ты занимаешься. Если ты фермер — принеси курицу или козу, делаешь обувь — неси ботинки. Ну, а если ты водишь туристов...» — наш гид Николас делает шутливую попытку столкнуть меня в кратер. Смех прерывается приступом кашля — нас накрывает очередное облако серного дыма, мы кутаемся в шарфы и опускаемся на корточки — так легче дышать и глаза не щиплет.

Мы встречаем рассвет на вершине Бромо — одного их самых популярных действующих вулканов Индонезии. Его высота достигает 2392 метров, а диаметр кратера — около 600 метров. Последние 30 лет вулкан проявляет активность, в течение 20 лет она не прекращается ни на минуту. Периодически происходят извержения. Последнее — в 2016 году.

Фото опубликовано @indotravelteam

В сезон дождей кратер дымится больше обычного, а ветер меняет направление каждую минуту. Вместо лунных пейзажей и пиков близлежащих вулканов — только серое и ужасно вонючее облако. Николас переживает из-за плохой погоды и бормочет какие-то молитвы. Слова теряются в мощном рокоте вулкана — здесь — он всемогущий бог.

Чтобы избежать его гнева и обрести благополучие, каждый год местные жители устраивают паломничество и обряд жертвоприношения. Фестиваль Ядная Касада проходит в конце лета — начале осени и длится около месяца.

Цветы, рис, овощи и фрукты, козы и курицы летят в гигантскую пасть ненасытного вулкана. А по другую сторону — на скользком склоне кратера — стоят мусульмане с сачками и платками и, сами рискуя стать частью ритуала, стараются поймать подношения. Живут на Яве бедно, и пойманная коза хоть и не пригодится в хозяйстве — животных часто обкалывают снотворным и во время падения они травмируются, зато мясо вполне сойдет на шашлык.

«Однажды мы наблюдали потрясающую картину, курица, которой посчастливилось не разбиться о камни, выбралась из кратера. C одной стороны ее преследовали мусульмане, а с другой — пытались спихнуть обратно индуисты».

Николас работает гидом меньше года, а веселых историй у него накопилось масса. Он один из участников туристической команды Indotravelteam. Ее основатель Пьерик здесь что-то вроде легенды. В свои 57 он неутомимо покоряет новые вершины, исследует вулканы и заражает своей страстью остальных. С дотошностью настоящего француза инспектирует отели и кафе, в которые отвозят туристов во время экскурсий, и лично экзаменует своих гидов и водителей.

Поход по вулканам — довольно опасное мероприятие, в 2004 году во время извержения Бромо погибли двое туристов, и с тех пор на вершину пускают только в сопровождении гидов. Николас возится с нами как нянька: канадцы, вместо того чтобы слушать о мерах безопасности, сидят в телефонах и как школьники придуриваются и ржут над всем подряд, ребята из Белоруссии убежали вперед, чтобы поснимать вулкан на коптер, американец стоит на опасном выступе и пытается поймать интернет для прямого эфира в Instagram.

Пока мы ждем восхода солнца к вулкану, один за одним прибывают джипы с новыми группами — большинство местных предпочитают водить туристов после рассвета. Дым наконец рассеялся, внизу простирается черное песчаное море, блестят на солнце застывшие дюны вулканического пепла, потухший много веков назад вулкан Баток, поросший вечнозелеными деревьями, ярко выделяется на фоне безжизненных склонов Бромо. Экскурсия сюда — легкая разминка перед настоящим приключением. На следующий день нас ждет легендарный Иджен.

Серная лихорадка

«Шахтер идет, в сторону, в сторону!» — мы замираем в ожидании. Пожилой мужчина медленно ступает на камни, сгорбленная тень скользит по валунам. На плечах — две корзины, доверху нагруженные серой. Проходя мимо нас, останавливается и оглядывается по сторонам. Щурит глаза от света фонарей и вспышек. Во взгляде отрешенность и пустота, и кажется, он вовсе не замечает нас. Отдышавшись, продолжает свою дорогу, а мы спускаемся глубже в кратер вулкана Иджен, где расположено крупнейшее в мире кислотное озеро и месторождение природной серы.

Серу добывают вручную. По металлическим трубам, вкопанным в кратер, вытекает жидкая красноватая сера, которая при соприкосновении с воздухом постепенно желтеет и становится твердой. Горняки лопатами и арматурой разбивают ее на нее куски, потом грузят в корзины. Носильщики преодолевают крутой подъем из кратера и спуск с вулкана с грузом около 80 килограммов на плечах.

На пунктах приема серу взвешивают и платят за каждый килограмм. За ночь удается совершить две-три ходки — в среднем выходит десять долларов за смену. После работы некоторые не возвращаются домой в деревню и отдыхают тут же, на деревянных настилах в шатре. Всего на шахте работает около 300 человек.

«Только не давайте им денег из жалости, здесь на это очень обижаются. Рабочие любят свой труд, считают его благородным и полезным», — наш гид Ари тоже когда-то работал на добыче серы, но полученная травма не позволяет носить тяжести. Оставшись без работы, Ари выучил английский и стал искать работу в туризме. Теперь он один из лучших проводников на вулкане Иджен.

«Шахтеры любят внимание туристов. Понимаете, белые люди приходят сюда посмотреть на них, снимают их на камеру, удивляются их силе. Они чувствуют себя супергероями. Тут шутят, что через несколько часов после рассвета, когда туристы уходят, корзины становятся намного тяжелее!» — Ари смеется и закуривает очередную сигарету. Курение в Индонезии —
одна из серьезных бед, реклама табака на каждом шагу, население свято верит, что сигарета придает сил во время работы, да и образ крутого парня с билбордов не дает покоя.

Мы приближаемся к эпицентру добычи, пора надевать маску. Окруженный тремя желтыми столбами дыма, прикрывая тонким платком лицо, работник голыми руками складывает куски серы в корзины. В другой стороне туристы, полностью упакованные в респираторы, перчатки и шапки, лезут ближе к фумаролам и фотографируются в героических позах. Я чувствую себя в центре Мордора. Глаза слезятся, горло першит, воздуха не хватает. Кажется невозможным, что к этому запаху у кого-то получается привыкнуть.

«Мисс, пойдемте скорее смотреть на синий огонь!» — Ари тянет меня вверх по склону, я еле поспеваю за ним по скользким камням. Каждую ночь все пришедшие сюда туристы ждут главного зрелища — горящего синим пламенем сернистого газа. Это явление можно наблюдать только в темноте. Огненные потоки похожи на стекающую лаву и иногда достигают несколько метров в высоту.

«Каждый раз вулкан разный. Никогда не бывает одинаковых впечатлений, — шепчет Николас. — Такая работа не может надоесть».

Приближается рассвет — и мы уже различаем бирюзовые воды самого большого кислотного озера в мире. Около километра в диаметре, озеро наполнено смесью серной и соляной кислоты, что и придает ему насыщенный цвет. Мы сидим на камнях и наблюдаем за неугомонными китайцами, которые носятся по периметру и делают тысяча первое селфи.

«Однажды мы проводили экскурсию и увидели женщину лет пятидесяти, которая начала раздеваться и складывать одежду на берегу озера. На ней был купальник. Слава богу, мы успели до того, как она окунулась. Видимо, пришла сюда в одиночку, никто не рассказал ей о мерах безопасности. Потрогать воду можно, но купаться здесь — смертельно опасно».

После рассвета мы возвращаемся в деревню, где нас ждет пиршество в доме местных фермеров. Все овощи и фрукты — только что с грядки, вулканический пепел богат микроэлементами, поэтому почва здесь очень плодородна. Помимо традиционного жаренного риса и лапши, в меню суп из джекфрута на кокосовом молоке и исконное яванское блюдо гадо-гадо — смесь сырых или вареных овощей, темпе и тофу под сладким арахисовым соусом. На десерт хозяева угощают нас домашним медом c кофейных плантаций и убегают трудиться.

Через пару часов машина возвращает нас на Бали, откуда началась наша экскурсия. Ноги гудят от усталости, а от одежды и волос доносится легкий запах серы. Самое время отдохнуть и попробовать знаменитый балийский массаж.

Фото опубликовано @indotravelteam

Путешествия16:26 8 июля

Ничего не жалко

Чудо света, пляжи и крупнейшие тусовки: чем заняться на самом дорогом курорте Турции