Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

«Приходится держать язык за зубами»

Этот сыщик находит пропавшие сокровища по всему миру. Ему помогает мафия

Кадр: фильм «Транс»

Дело о таинственном исчезновении картины Пабло Пикассо «Бюст женщины» пытались раскрыть 20 лет. Поисками занимались лучшие следователи из полиции и частные сыщики. Однако только всемирно известному детективу Артуру Бранду удалось договориться с преступниками и вернуть полотно. Детали громкого расследования выясняла «Лента.ру».

Пропавший Пикассо

В марте 1999 года на юго-востоке Франции контрабандисты проникли на яхту члена королевской семьи Саудовской Аравии Абдуллы Мохсена Абдулмалика аль-Шейха «Коралловый остров» и похитили картину Пикассо. Бесценный холст долгое время висел на стене роскошной каюты и был жемчужиной коллекции произведений искусств плавучего музея стоимостью в сотни миллионов долларов. Выбор преступников на первый взгляд может показаться неожиданным: миллиардер тщательно скрывал шедевр от посторонних глаз. «Никто из друзей владельца, за исключением одного человека, не догадывался, что это произведение хранится у него, — рассказал анонимный источник. — В прошлом году, принимая гостей, он тщательно спрятал картину, чтобы никто о ней не узнал».

Та самая яхта «Коралловый остров» стояла у причала во французском Антибе, ее готовили к отправке на ремонт в Барселону. Тогда рабочие заявили, что «Бюст женщины» — портрет одной из муз художника Доры Маар — висевший в зоне действия первоклассной сигнализации, мешает им декорировать стены. Работу Пикассо перенесли в соседнюю каюту и заперли на замок. Взломать который было бы куда легче, чем разобраться с сигнализацией.

Для безопасной транспортировки находящихся на борту ценностей вызвали искусствоведа, долгие годы работавшего на шейха. 6 марта он завернул полотна в бумагу, в том числе и картину «Бюст женщины», и совершил роковую ошибку — оставил шедевры на полу. Спустя пять дней искусствовед вернулся на яхту, чтобы отвезти картины в банковское хранилище, но обнаружил, что одно из полотен бесследно пропало. Найти похитителей по горячим следам не удалось — камеры видеонаблюдения, установленные на причале, уже три месяца как не работали.

Незадолго до ограбления яхты в Париже произошло похожее преступление — похитили другую работу Пикассо. Власти были уверены, что в деле замешана преступная организация, и ждали очередного ее появления. Среди обеспеченных семей, владеющих дорогими полотнами, витали страхи и сомнения. Ценители таланта основоположника кубизма начали массово устанавливать первоклассные системы безопасности, дабы не попасть в преступный водоворот.

К поискам шедевра приступили лучшие частные детективы, специализирующиеся на кражах произведений искусства и ювелирных украшений. Ведущий сыщик признавался: «Это одно из самых странных похищений за всю мою практику, у нас все еще нет никаких зацепок». Шейх пообещал вознаграждение в 400 тысяч евро любому, кто найдет похищенную вещь, стоимость которой оценивалась в 25 миллионов евро.

За расследование взялась французская полиция, однако на каждом шагу следователей поджидало невезение — преступники будто испарились. Картина исчезла бесследно, заключили они и уже почти потеряли надежду найти ее. Однако в 2015 году пропавшая работа Пикассо всплыла в криминальных махинациях голландских бандитов. К делу привлекли местного детектива Артура Бранда, которого журналисты нарекли «Индианой Джонсом в мире искусства».

Свой среди чужих

Историк-искусствовед обрел мировую славу после того, как помог немецким властям найти бронзовые статуи лошадей нацистского скульптора Йозефа Торака, когда-то принадлежавшие Адольфу Гитлеру. На его счету больше 200 успешных дел, закрытых благодаря нестандартному подходу и связям в преступных кругах. «С одной стороны у тебя правоохранительные органы, страховые компании и коллекционеры, с другой — похитители произведений искусства, уголовники и мошенники. Представители этих двух миров никогда не найдут общий язык. Я же стараюсь быть связующим звеном», — объясняет 48-летний Бранд.

Карьеру сыщика он начал 17 лет назад по воле случая. Тогда он сам коллекционировал редкие и ценные произведения искусства и случайно вложил крупную сумму денег в подделки. Пытаясь разобраться в непростом мире преступников-эстетов, Бранд вышел на отъявленного контрабандиста Мишеля ван Рейна, который не гнушался вступать в сговор и с представителями Скотленд-Ярда, и с агентами ФБР, и с разносортными преступными группировками.

По всей видимости, охотнику за украденными драгоценностями удалось обаять мафиози: ему в одночасье открылся доступ к несметному количеству секретной информации, обладать которой мечтал бы каждый полицейский или детектив. «Таким образом я взобрался на вершину пирамиды», — отметил Бранд. Он выведал, что до 30 процентов работ, выставляемых на рынке произведений искусства, — жалкая фальшивка. Но это было лишь верхушкой айсберга.

«Неопытные бандиты воруют дорогие шедевры, наивно полагая, что где-то за углом их ждут обеспеченные коллекционеры, которые так и жаждут приобрести украденный оригинал. Чуда не происходит. Но можно пойти и другим путем: выручить немалые деньги за похищенную ценную вещь, занимаясь шантажом и спекуляциями. Таким образом итальянская мафия регулярно проворачивает свои сделки», — объясняет законы криминального мира Бранд.

Шедевры вернуть легко, убежден Бранд, если играть по правилам преступного мира, ступив на его территорию. «Однажды мне самому пришлось договариваться с мафиози о возврате картины. Тогда я прогорел, однако уяснил, что им бывает нужно: они просили обеспечить их сидящим в тюрьме подельникам беспрепятственный доступ к мобильному телефону таким образом, чтобы они могли как минимум час в неделю свободно созваниваться, не выходя из камеры», — вспоминает детектив.

Именно так в 2016 году он нашел картины Сальвадора Дали и Тамары де Лемпицки, которые, как предполагалось, навсегда затерялись в бандитских кругах. Казалось, уникальные шедевры сами приходят в руки Бранда: некие люди передают ему ценнейшие полотна, предварительно завернув в потрепанные старые простыни. Но как ему удается убедить их сделать это? Дело в том, что банды контрабандистов сами не заинтересованы в хранении ворованных шедевров.

Черный рынок

На черном рынке краденые картины и антикварные реликвии играют роль разменных монет. «Их меняют на партию наркотиков или оружия», — уточняет Бранд. Иногда, как в случае с картинами Дали и Лемпицки, мафиози получают уникальные творения вместо денег и, не в силах их перепродать, теряют к ним интерес. Голландский сыщик прекрасно понимает преступную кухню и при помощи подставных лиц заключает сделки, в результате которых бандиты передают ему работы мастеров без лишних вопросов и последствий.

Лишь малая доля похищенных произведений искусства возвращается к своим законным владельцам. Расследования подобных пропаж требуют скрупулезных и тщательно выверенных действий, поскольку любой неверный шаг способен спугнуть правонарушителей. Как только в криминальный мир просачивается информация, что полицейские сели владельцу картины на хвост, украденная вещь, как и возможные улики, немедленно уничтожается. В отличие от уголовных преступлений, таких как, к примеру, убийство, шансы вычислить преступника стремятся к нулю.

Из-за этого чаще всего возникают конфликты между полицейскими следователями и частными сыщиками, которые на свой страх и риск вступают в опасные игры. С одной стороны, мафиози необходимо ловить и наказывать, но куда более важное и трудоемкое дело — выловить попавший на черный рынок антиквариат. Шедевр передается из рук в руки как обычная купюра, поэтому, как правило, последний хозяин картины понятия не имеет, как именно и кто его украл.

Продуманные вплоть до каждого слова переговоры с продавцами и перекупщиками черного рынка ведутся на протяжении нескольких лет. Бранд потратил два года только на то, чтобы удостовериться, что пропавшее с яхты миллиардера полотно — действительно портрет Доры Маар. Редчайшее изображение возлюбленной Пабло Пикассо, которая вошла в творчество художника как «женщина со слезами на глазах».

Картина «Бюст женщины», написанная в 1938 году, представляла особую ценность для испанского мастера: она висела в доме художника до последних дней его жизни. Неуравновешенная особа привносила в жизнь Пикассо бурную смесь из женских истерик, интеллектуальных встреч, приливов вдохновения и страсти. Их роман длиной в семь лет стал легендой в истории искусства. В 1973 году, сразу после смерти творца, полотно передали в нью-йоркскую галерею Пейс, откуда позже в 80-х годах саудовский бизнесмен и приобрел шедевр за четыре миллиона евро.

Ночное возвращение

Действовать приходилось осторожно. Артур Бранд снова обратился за помощью к криминальным кругам, пытаясь вычислить потенциального покупателя, который в последний раз мог видеть картину. «Все вокруг были убеждены в том, что она уже давно уничтожена, поскольку именно такая судьба ожидает около 90 процентов шедевров, оказавшихся у контрабандистов. Просто потому, что их нельзя обменять на деньги», — напоминает нидерландский Индиана Джонс.

Опытный сыщик был не намерен отступать, и, как вскоре выяснилось, чутье его не подвело. В марте 2019 года он наконец-то увидел плоды своих трудов: с ним по собственной инициативе связались люди, работающие на некоего голландского бизнесмена. Они сообщили, что именно в его руках находится разыскиваемая картина. Реагировать на поступившую информацию нужно было оперативно. Новоявленный владелец в любой момент мог испугаться и залечь на дно. Позже стало известно, что покупателя ввели в заблуждение: все это время ему казалось, что он приобрел полотно совершенно легально.

Бранд был почти убежден, что от прежнего облика картины уже ничего не осталось. Медлить было нельзя. Он договорился о встрече, обещая подельникам полную анонимность, и в считанные дни представители бизнесмена появились на пороге его амстердамской квартиры. В руках они держали огромный предмет, обернутый в бумагу и несколько мусорных пакетов. Детектив снял упаковку и увидел перед собой ту самую картину. «В ту ночь я повесил Пикассо на стену, — с улыбкой вспоминает он. — И моя квартира на некоторое время стала одной из самых дорогих в Амстердаме».

На следующий день на место прибыли эксперты нью-йоркского музея Пейс, чтобы убедиться в подлинности полотна. «Нет и малейшего сомнения, что это та самая похищенная работа Пикассо», — заключили они. Картину передали представителям страховой компании, которым предстоит определить ее дальнейшую судьбу. Полиция Франции и Нидерландов, закрыв дело, пообещала не привлекать последнего владельца портрета Доры Маар к уголовной ответственности.

Ловкий сыщик, для которого будто не существует неразрешимых задач, не считает свою работу героической. Он уверяет, что выполняет простую миссию: прокладывает мост между мирами правосудия и криминала. Однако выстраивая доверительные отношения с преступниками, нужно четко понимать, с кем имеешь дело. «Как только начинаешь поглубже во все вникать, ты ясно видишь, — перед тобой не серийные убийцы. Это не те люди, что слоняются по ночам в поисках очередной жертвы, — объясняет Бранд. — Они убивают преднамеренно и только в том случае, если им грозит опасность. Так что, разумеется, приходится держать язык за зубами. В противном случае можно попасть в серьезную передрягу».