«Гена, ты неправильный человек!»

Российский пенсионер продал квартиру и внедорожник. И построил спортзал для инвалидов

Кадр: boomstarter.ru

Российский пенсионер Геннадий Терентьев из маленького городка Советский в Ханты-Мансийском автономном округе продал квартиру и машину, чтобы построить на своем участке специализированный тренажерный зал для людей с инвалидностью. Такое решение Терентьев принял после попытки местных чиновников силой выгнать спортсменов с ограниченными физическими возможностями из городского спортзала или, по крайней мере, вынудить их платить. «Лента.ру» записала его историю.

Геннадий Терентьев — профессиональный тренер по пауэрлифтингу, массажист, специалист по моделированию фигуры и мастер на все руки. Детство он провел в татарском селе Егоркино, учился в Волгоградской академии физической культуры. Затем был переезд на Север. В ХМАО он зарабатывал грузчиком у нефтяников, потом десять лет проработал начальником цеха в «Лукойле», а для души — стал тренировать.

Классический «мужской план» на жизнь Геннадий уже перевыполнил. Он построил два дома, воспитал двоих детей. Признавая, по собственным словам, принцип «чего хочет женщина — того хочет бог», он все же умудрялся ездить и на охоту.

Однако в полной мере Терентьев нашел себя 20 лет назад, когда, осев в маленьком таежном городке Советский, стал тренировать людей с инвалидностью. А после того как его секцию попытались уничтожить, решил потратить все сбережения семьи и построить для инвалидов новый спортзал. Такой, откуда подопечных уже никто бы не смог выгнать. Вот что он рассказывает.

***

Терентьев: Сейчас строительство находится на завершающей стадии. В течение двух недель должны закончить вентиляцию. Затем будет сделано освещение, а после этого нужно подключить сигнализацию.

Есть проблемные места, которые требуют переделки. Учитывая нехватку денег, окна у меня были сделаны из сотового поликарбоната. Однако согласно нормативам для общественных спортзалов окна должны быть выполнены из стекла, соответствующего определенному ГОСТу.

К тому же оконные рамы у меня деревянные, а должны быть негорючие пластиковые. В здании 44 окна. Значит, замена обойдется мне примерно в 275 тысяч рублей.

Вода идет из пробуренной для этого на участке скважины, но меня обязали поставить специальные водоочистители. Нашел подходящие в интернете, монтировать буду сам. Это еще 140 тысяч рублей.

Само по себе здание размером 18 на 18 метров представляет собой каркасное сооружение из пеноблоков. Снаружи и внутри — сайдинг.

На первом из двух этажей, кроме собственно тренажерного зала, будут раздевалки, душевые, два туалета, один из которых специально для инвалидов, а еще детский зал с лабиринтом и батутами, кабинет администратора и комната для чаепитий. Хочется, чтобы люди с ограниченными физическими возможностями не только занимались здесь в тренажерном зале, но могли и у красивого самовара посидеть на диванчиках, пообщаться друг с другом. Хочется, чтобы это был клуб в лучшем смысле этого слова.

А замысел детской комнаты в том числе и в том, чтобы молодые родители могли туда ребят своих привести и позаниматься рядом. Многим ведь не на кого детей оставить. Мальчикам и девочкам с ограниченными возможностями, а таких у нас 200 человек, будет интересно там полазить.

На втором мансардном этаже хочу теннисные столы и аэрохоккей поставить, оборудовать тир для пулевой стрельбы из пневматического оружия. Но не для баловства только, а готовить там людей к соревнованиям. Пистолетов у меня пока нет, но я уже занимаюсь с ребятами во дворе: стреляем из рогаток.

Думал поставить лифт для инвалидов в колясках, но он больше миллиона стоит. Отказался от этой идеи. Планирую приобрести специальный подъемник отечественного производства, который монтируется на лестницу. Он стоит от 170 до 230 тысяч рублей.

Впрочем, зал ведь открывается не только для людей с инвалидностью. Во-первых, не нужно их куда-то прятать с глаз долой — они такие же, как и все. Во-вторых, в радиусе многих километров отсюда нет ни одного спортивного сооружения, вообще нет. Зато есть десятки магазинов, где торгуют спиртным. Выводы сами делайте, к чему такая «инфраструктура» ведет.

Откуда я знаю, что зал так нужен людям? В цокольном этаже моего дома, который я построил сам, тоже оборудован небольшой спортивный зал. Он мой, личный, но туда постоянно просятся позаниматься мои земляки и ребята с инвалидностью, я там тоже принимаю. Они ждать не могут, пока все отстроится.

«Мы продали квартиру»

Я бы ничего не смог сделать без поддержки семьи. Я объяснил им, что рядом с нами живут люди, в особенности те, которые прикованы к коляскам, для которых спорт — это не просто досуг или развлечение, а одна из немногих возможностей вообще почувствовать себя живым, одно из немногих средств перестать быть объектом для жалости.

В 2014 году мы продали квартиру, которая осталась после смерти тещи в Волгограде, и машину мою — хороший внедорожник. Получилось пять миллионов.

Этих денег должно было хватить полностью, но расчет был сделан, исходя из того, что доллар стоит 30 рублей. А затем рубль обвалился. Вырученные мною средства обесценились почти вдвое. Работы подорожали, материалы подорожали.

Не хватило двух миллионов рублей. Сын, жена, дочь и я продолжали строить сами в свободное время, а когда удавалось скопить денег, то нанимали строителей.

«Год провел в бюрократической возне»

В 2017 году здание уже было построено, велись отделочные работы. Мне удалось попасть на встречу с губернатором Натальей Комаровой, где ей предлагались инновационные проекты. Дали высказаться под конец встречи.

«Строю спортзал. Вот фотографии. Мне не хватает двух миллионов рублей. Дайте, пожалуйста, беспроцентную ссуду! Потихонечку я рассчитаюсь», — попросил я губернатора.

Комарова удивилась, что не слышала прежде ничего об этом проекте. По ее указанию была создана дорожная карта, в которой расписали, какое ведомство и на каком этапе должно оказать мне помощь. Стал ходить по кабинетам чиновников (в соответствии с этой картой), но энтузиазма в их глазах не встречал. «Где мы деньги тебе найдем?» — слышал я там и тут.

В итоге целый год провел в бюрократической возне, то есть абсолютно зря.

Осенью 2018 года вновь попал на прием к губернатору, рассказал, что удалось сделать: за свои деньги я провел газ, отопление, электрику. Помогали работавшие в этих сферах воспитанники, а всего их у меня в районе уже, наверное, больше тысячи наберется. Они делали мне скидки, где могли.

Губернатор дала поручение районной и городской администрации запустить спортзал до нового 2019 года. Поручение это выполнить не удалось, но глава района обратился за помощью к предпринимателям.

Один из них — Александр Наврозов — выделил денег на подготовку проектной документации, которой у меня до сих пор не было. Помогли также со специальным половым покрытием.

Теперь вот через краудфандинговую площадку пытаюсь деньги собрать.

«Я сопротивлялся, как мог»

В 2007 году в районе власть сменилась. Новый глава привел своих людей. Командовать спорткомитетом поставили человека, который вообще физкультурного образования не имеет. Он какую-то секцию вел в поселке — и все. Главой профильного городского департамента — жену одного из приближенных к главе поставил, директором нашего спортцентра — дочку главы спорткомитета, заместителем — сына, главбухом — еще какого-то родственника.

Они устраивали праздничные посиделки почти каждый день, с работы уходили пьяные. На своих сотрудников — специалистов, показывавших результаты на состязаниях, — смотрели свысока.

Затем начался настоящий кошмар! У нас занимались отец с дочерью. Он — мой воспитанник — привел свою девочку в спорт, стал профессиональным тренером, а она — мастером спорта международного класса. Ситуация в нашей спортивной сфере довольно распространенная. Ничего дурного в этом нет, но нашей дирекции такой расклад не понравился, и мужчине запретили тренировать свою дочь.

Придумали брать плату со всех, кто приходит тренироваться, хотя в моем клубе «Ратибор» никто никогда не платил. Я возмутился: «Почему они должны вам платить? Люди платят налоги, которые идут на ваши зарплаты».

Но меня не слушали. «За инвалидов пускай платит общество инвалидов», — говорили они.

Я сопротивлялся, как мог, и меня уволили за то, что я в субботу отправился на соревнования со своими воспитанниками. Зачли это за прогул.

Решил устроиться на другую работу и продолжать занятия уже на добровольных началах как волонтер. Ведь я видел, что ребята, которым выпало столкнуться с серьезными проблемами со здоровьем, смотрят на меня, как на бога. Я даю им глоток свежего воздуха. Тем, кто большую часть времени, большую часть жизни вынужден просто сидеть дома.

Дирекция не унималась. Сперва закрыли комнату, где инвалиды собирались после тренировок, чтобы чаю попить и пообщаться друг с другом. Затем уже без стыда и совести стали выгонять их из спортзала: «Уходите! Вы не имеете права тут находиться! Вашего тренера уволили!»

Одна из спортсменок, чемпионка России, подошла к этим чиновникам и сказала: «Выйдите, пожалуйста, за дверь! Не мешайте заниматься». Дверью хлопнули так, что она ударила девушку по голове. Удар был такой сильный, что спортсменка упала на пол и потеряла сознание. Пришлось скорую вызывать, уголовное дело возбудили.

Тогда я и понял, что хочу построить тренажерный зал, откуда никто не сможет этих людей выгонять.

Может кто скажет, что ничего дурного в действиях дирекции не было: просто оптимизировали расходы, а инвалиды попали под горячую руку. Но нет же! Речь еще и о чудовищном непрофессионализме!

Перед увольнением я написал директору служебную записку о необходимости установить стойки для жима штанги со страховкой. Она ответила мне с улыбочкой, что еще никто не умер, но через некоторое время в зале погиб человек. Мужчина выронил штангу весом 90 килограммов, и она упала ему на шею. Человек этот скончался на месте. Дело каким-то образом замяли.

Позднее администрацию учреждения сменили полностью и позволили мне вернуться на работу, но проблемы оставались.

«Молния ударила, и перекосило всего»

Двадцать лет назад, еще задолго до истории со спортзалом, ко мне приходил заниматься нынешний сенатор Совета Федерации от ХМАО Эдуард Исаков — мастер спорта международного класса по пауэрлифтингу, многократный чемпион России, Европы и мира. Я не считаю, что был прямо его тренером, но работал с ним какое-то время.

Однажды, когда Эдуард работал с весом 340 килограммов, я подал ему штангу, он ее опустил, а поднять не смог. Его придавило. В зале находились только мы двое. Пришлось мне ее поднимать одному. Я это сделал, но меня как будто молния ударила, и перекосило всего.

Поехал в Екатеринбург на обследование. Оказалось, что у меня позвоночный диск один полностью рассыпался. Положили в больницу. Там мне отрезали кусок тазовой кости и поставили вместо диска. Полгода я лежал, мне нельзя было сидеть. Это был 2002 год.

От инвалидности я отказался. Сказал, что поставлю себя на ноги. Укрепил мышцы спины и полностью восстановился. Хотя полностью или нет — не знаю. Лет пять назад я оказался на народном празднике, где люди тягали гири, а я этим занимался активно в молодости. Подошел, взял две гири по 24 килограмма и толкнул около 40 раз, на радостях. А потом еще погулял и поехал домой. И тут мне звонят: «Геннадий Владимирович, вы где? Мы вас наградить хотели за второе место».

Исакову я остался благодарен, ведь именно от него я узнал, что люди с инвалидностью тоже проявляют интерес к пауэрлифтингу. Он организовывал для них первое соревнование. Я помогал. Потом набрал свою группу из 20 человек. Начали заниматься. Несколько человек стали призерами, одна — чемпионкой России. Некоторые из учениц в возрасте под 60 лет выступали и рекорды ставили на соревнованиях.

Продолжал тренировать здоровых парней и девушек. Подготовил 12 мастеров спорта по пауэрлифтингу, четырех мастеров спорта международного класса, больше 30 призеров и чемпионов России.

Один раз моя женская команда поехала на первенство России — там были сразу шесть мастеров спорта. И я с этой командой городской выиграл этот чемпионат.

***

Я не из гордости какой-то решил этой самодеятельностью заняться. Много раз к чиновникам обращался, пытался им объяснить, что это району нужно, а не мне одному, но на меня смотрели, как на дурачка.

Один из таких — человек из областной администрации — пришел на стройку, посмотрел и сказал: «Гена, ты — неправильный человек! Мог построить хороший магазин и бар открыть еще. Был бы при деньгах».

Вот что такому человеку ответить? Мне 60 лет. Скоро умирать придется. И про что я апостолу Петру расскажу? Про хороший магазин?