Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

«Ты пробовал пользоваться миксером вместо ершика?»

Эти рэперы нарушают правила и пишут самый необычный хип-хоп в стране

Фото: предоставлено группой

В эпоху засилья хип-хопа новой школы и вырождения трэп-музыки, как и во время всякого кризиса, появляются коллективы, которые отходят от общих правил игры и создают ни на что не похожий контент. Одна из таких групп — «555ТРАКС555», ребята из Москвы, которые записывают песни в стиле классиков старой школы. Их по праву можно назвать уникальной рэп-формацией, поскольку тексты их композиций, звук и стиль не похожи ни на что из того, что сейчас царствует в мэйнстримной музыке. «Лента.ру» поговорила с участниками группы Никитой, Магомедом, Сергеем и Матвеем о прошлом, настоящем и будущем русского хип-хопа. Другие члены коллектива — Паша, Гриша, Петя и, возможно, еще некоторое количество людей («555ТРАКС555» — это не группа с устоявшимся составом, а бесконечная рэп-формация, продолжающая традиции старой школы) — не смогли принять участие в интервью после изматывающего четырехчасового выступления.

«Лента.ру»: Кто вы такие? Как собрались?

Магомед: Однажды кто-то в душе уронил микрофон, мне пришлось за ним наклониться… и все! С того момента я и стал рэпером. Вот какая история у других ребят — я не знаю. Ладно, по правде: я как-то укусил себя в шею. Матвей сказал: «Это невозможно!», а я ему говорю: «Подержи мое пиво, я сейчас все в тексте расскажу, поехали!»

Никита: На самом деле мы все знакомы с детства, а когда начали подрастать, то поняли, что невозможно просто так собираться вместе и ничего не делать.

Магомед: Вообще, генезис рэпа — когда Никита Копытин жил в Берлине, потом вернулся в Москву и такой: «А что мы рэп не читаем? Мы же хотим рэпчик!»

Сергей: В смысле? Генезис рэпа — это я, чувак!

Магомед: Ладно, если уж к истокам идти — да, Сережа записывал треки, и мы с Петей записывали треки очень давно и все время мечтали о том, что у нас появится какая-то рэп-формация. Полноценной группой она ***** [совсем] не была до того момента, пока без объявления войны вот этот парень (показывает на Никиту) просто вторгся на территорию Российской Федерации. И начался рэп!

Сергей: Его не удалось остановить.

Никита: Мы очень долго слушали рэп, и почему-то никому не приходила в голову даже мысль стать рэперами.

Матвей: В том-то и дело, у всех была такая мысль, все на самом деле с детства мечтают быть рэперами!

Магомед: Это ***** [вранье], я никогда не хотел быть рэпером, я реально думал, что это постыдная тема.

Сергей: Я до сих пор не хочу, если честно.

Магомед: Я все еще не хочу называть нас рэперами. В первую очередь потому, что Никита правильно сказал: мы слушали рэпчик и хотели его записывать, потому что это клево, но в то же время есть огромное количество разных музыкальных жанров и направлений, которыми мы вдохновлялись. Потому что мы поняли, что ***** [ничего] другого не умеем — ни на гитаре играть, ни в трубу дудеть. Вот Матвей умеет, так что он скоро уходит из «555ТРАКС555». (Смеется)

Сергей: На самом деле, мне кажется, тема в том, что все независимо друг от друга в один момент решили, что вместо того, чтобы слушать говняную новую русскую волну, надо слушать русский хип-хоп! А потом и делать его самому.

Вы учитесь или отучились уже?

Матвей: Побросали все ради рэпа.

Магомед: Нет ни одной группы людей, в которой столько брошенных универов, как в нашей компании. У каждого на счету парочка.

Никита: Их примерно столько же, сколько и нереализованных идей — пальцев не хватит перечислять.

Матвей: Ни у кого в итоге высшего образования нет.

Сергей: У меня есть, но оно какое-то странное. У Никиты еще есть шанс получить диплом.

Никита: Я учусь, но у меня свободное посещение, а сейчас нет времени вообще. Вот Матвей — архитектор, например, Мага учился в Институте стран Азии и Африки...

Матвей: В качестве экспоната. (Смеется)

Работаете?

Магомед: Работаем, конечно, периодически, а что еще делать, надо же на что-то питаться. У всех очень много разных работ, тоже можно пальцы загибать. Работа — деньги — алкоголь, и так по новой. Ну, это я говорю за себя.

А как появилось название группы?

(Все смеются)

Магомед: История максимально проста. Когда мы записали первый трек, сказали: «Пожалуйста, Петь, сохрани его». Он просто по клавиатуре постучал и получилось такое название! Заметил, у нас нет псевдонимов рэперских?

Сергей: Почему, у меня есть.

Магомед: Кроме Сережи!

Сергей: Я Серый Сильный!

Матвей: Короче, это как заводишь собаку и даешь ей какое-то имя, думаешь: «Какое дурацкое имя, не могу ничего придумать нового». А потом привыкаешь.

Сергей: Да-да, это именно так.

Никита: Мы даже не знаем, что такое «тракс». Предполагают, что это музыкальные треки, грузовики или подвеска для скейтборда.

Магомед: Я слышал, что Тракс — это один из потерянных Романовых. (Смеется)

Матвей: Он был японцем и много улыбался. А так название само по себе звучное, симметричное, хорошо выглядит.

Никита: Симметричное — это главное.

Сергей: Сейчас в моде асимметрия, но мы идем против моды.

«Отчим» — первый ваш трек?

Никита: Да. Это в принципе самый первый трек наш.

Сергей: Мы забухали на даче, записали «Отчима», приехали в Москву, продолжили бухать и записали три-четыре трека за ночь — «Палмолив», «Духов»... Это был такой момент, как будто ты просто понимаешь, что можешь дышать, разговаривать. У нас такое было, когда мы поняли, что можем писать рэп. Нас несло! Мы писали трэп, олдскул, абстракцию — крутили барабан жанра.

Магомед: По итогу мы уже записали тысячу треков!

Никита: Их свет никогда не увидит, скорее всего.

Сергей: Увидит.

Магомед: Я хочу, чтобы они вышли. Чтобы не заниматься компоновкой этих треков, надо просто выпустить их как «неизданное». Не нужно заниматься мастерингом, все в сыром виде.

Матвей: Когда-нибудь, когда наша эра пройдет, ее назовут золотой эрой хип-хопа.

Сергей: Последний, кто из нас живой останется, будет на Avito продавать их.

О чем ваши треки? Для тех, кто вообще вас не слушали.

Никита: Мы меняемся, постоянно меняем свои амплуа, иногда выдаем себя за кого-то, моделируем ситуации.

Матвей: У нас нет никакой философии — это просто процесс, на самом деле.

Никита: Если быть честным, все это можно назвать абстрактным рэпом.

Матвей: Он не абстрактный, он спонтанный.

Магомед: Если обратиться к генезису нашей формации, там есть ответ на все это: рэп был создан как «вот мы угораем, а давайте теперь это записывать».

Никита: Мне кажется, мы еще не задумывались, поймет нас слушатель или типа того.

Магомед: Это протаптывание тропы.

Никита: Мы в новом альбоме решили писать про нас. Мы не пытались писать про нас так, чтобы кому-то было понятно. Мы не презентуем себя, мы реально просто транслируем то, что у нас в голове — пока. Может быть, это и проигрышный вариант, но я так не считаю, нам всем нравится.

Сергей: Я хочу в своих треках рассказать про боль, смерть и отчуждение.

Матвей: Всех нас очень много, у всех разные стили, если кто-то сходится в желании донести что-то, то сразу появляется трек.

Сергей: Все это хаос стопроцентный вообще!

Магомед: Это хаос-мьюзик! За себя скажу, что лично для меня это просто ***** [чертова] сублимация, ничего высокого. Рэп-поллюция! Выдавать то, что накопилось.

Поток сознания?

Магомед: Да, тупо поток сознания, конечно. Я же ни разу не рэпер, о чем вы?

Никита: Мы стараемся структурировать этот поток сознания в рамках различных поджанров, будь то «подъездный рэп», «фанки-рэпчик» или «сука-трэп» — не важно.

Как вы пришли к своему стилю? Чем вдохновлялись?

Сергей: Меня вот на написание текстов больше всего вдохновляет группа «Соломенные еноты»!

Магомед: Борис Усов!

Сергей: Я полтора года слушаю только группу «Соломенные еноты». Боре Усову светлая память!

Никита: Мы больше по олдскульному хип-хопу. Звуком вдохновлялись у Tribe Called Quest, De La Soul, плюс у всего русского рэпа с конца 1990-х и начала 2000-х: «Рабы лампы», Bad B. А потом началась лефортовская тема: «Черная экономика», «Полумягкие», Kunteynir — все это дерьмо. Все в нас перемешалось, и мы выдаем то, что получилось!

Матвей: Я все слушал. И Kunteynir-ов и Young Thug’ов, русских рэперов из новой школы — тоже.

Магомед: Я бы сказал, что мы всеядные говноеды.

Никита: Мы — как миксеры. Знаешь, миксеры разных фирм по-разному размешивают.

Магомед: Миксер, который мешает говно. Ты когда-нибудь пробовал пользоваться миксером вместо ершика? Вот это «555ТРАКС555»!

(Все смеются)

Магомед: Я всегда так делаю. Мама говорит: «М-да-а-а»... (Качает головой).

Вы намеренно противопоставляете себя новой школе?

Никита: Не, новая школа — супер, мы не противопоставляем себя никому. Это странно — отрицать какие-то тренды, странно придерживаться чего-то конкретного. Чем шире у тебя кругозор — тем интереснее впитывать все, что вокруг тебя.

Матвей: Если бы мы презирали новую школу, можно было бы смело назвать нас старперами. Мы пока со школьниками на одной волне и понимаем, о чем они говорят.

По поводу вашего состава — возможны ли какие-то прибавления в уже и так большой группе?

Матвей: Да все что угодно возможно: и прибавления, и, к сожалению, убавления, мы все очень нестабильные — каждый день кто-то пытается уйти или умереть. (Смеется)

Никита: Скорее всего, «555ТРАКС555» как группа будет иметь постоянные показатели, но у нас есть «Радонеж Beatz» — лейбл, на котором мы готовы выпускать наших корешей, если они хотят читать рэпчик. Сейчас мы немножко себя презентовали, выпустили первый альбом, и можно чуть-чуть осадить. Хотим сейчас записать нашу подругу,
МС Лингвистические Визуалы, — у нее жесткий женский рэп.

Есть мнение, что в рэп-тусовку девочкам сложно попасть, мол, их никто не пускает в исключительно мужской клуб.

Никита: Если девочка хочет читать, и у нее есть к этому способности, то мы, конечно, даем такую возможность.

Матвей: Как бы сексистски это ни звучало, есть просто такие вещи — рэп, скейтбординг — в них чаще всего, для того чтобы кататься стильно или круто читать рэп, девушка должна быть немного пацанкой.

Сергей: Да, это правда.

Тогда такой вопрос: возможно ли появление девчонок в составе вашей группы?

Сергей: Да, все возможно, и не только девчонок — трансгендеров, например.

Никита: Может, полукиборгов — технологический прогресс все-таки идет. Мага постоянно текст забывает, мы думаем его на киборга заменить.

Сергей: Причем он тоже будет на водке работать, но будет ее более экономно потреблять.

Топоним «Радонеж» фигурирует в названии вашего лейбла «Радонеж Beatz» и в вашем альбоме «Москва — Радонеж». Почему?

Никита: У Пети и Сергея, наших ребят, есть дача рядом со станцией «Радонеж». Там все началось, мы туда выезжаем при каждой возможности, это наше сакральное место.

Матвей: Ну и слово хорошее.

Какая публика на ваших концертах?

Никита: Друзья и фанатки.

Матвей: Интересуют нас больше из них всех именно друзья.

Сергей: Не хочу обидеть наших фанаток, но когда я вижу своих друзей, мне этого уже достаточно.

Последний вопрос: если не хип-хоп, то чем бы вы занимались?

Никита: Работали бы и учились.

Матвей: Всякой ***** [ерундой]. И думали бы: эх, ***** [круто] было бы быть рэпером!

Сергей: Я кино еще хочу снимать.

Магомед: Максимально оригинально я сделаю вот как: какое-то время буду читать рэп, получу фидбэк, начну продавать травку, сяду в тюрьму, потом выйду спустя шесть лет, подсяду жестко на «Ксанакс» и буду ходить на разные YouTube-шоу. Надену маску еще. Я уже долго выбираю между маской кенгуру и гориллы — что-то такое планирую.

Сергей: Горилла занята уже.

Никита: А псевдоним придумал себе?

Магомед: Я всегда хотел, чтобы меня родители назвали Пашей… А так псевдоним: Мага Слесарь, Мага Байконур, Мага Студент Филологического — что-то такое.

20 апреля «555ТРАКС555» выпустили свой дебютный альбом. В июне они выступят на московском фестивале уличной культуры Faces&Laces 2019

Культура00:0521 октября

Непростые движения

Крамп, би-боинг и пластичность змеи: что происходит с уличными танцами в России и мире