Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Сигнал принят

Диджей года, польский вуду-дэнсхолл, техно, арфа и хардкор: кого слушать на Signal

Abelle
Фото: страница Abelle в Facebook

С 15 по 18 августа в парке «Угра» в деревне Никола-Ленивец Калужской области пройдет третий по счету фестиваль электронной музыки Signal. На четырех его сценах выступит более шестидесяти артистов, и большинство из них достойны специального внимания. «Лента.ру» выбрала из них десять самых интересных, а заодно объяснила, почему их нельзя пропускать.

Objekt

Житель Берлина британско-американско-филиппинского происхождения Ти Джей Хертц за свою карьеру успел пройти путь от изломанного техно до музыки, для описания которой бессмысленно использовать какие-либо жанровые тэги — все равно не помогут. На его прошлогоднем альбоме Cocoon Crush буколическое эмбиент-техно соседствует с исковерканным инопланетным хип-хопом, в котором ударные звуки плавно сменяются повторяющимися нотами фортепиано, а в самую середину пластинки запрятана композиция, использующая натуральный белый шум как отправную точку в своем разрешении. Ровно таким же стилистическим многообразием славятся и диджей-сеты Хертца, в которых он выстраивает в единый логичный нарратив треки с кардинально разными BPM и настроением; треки, которые артист редко использует в своих сетах больше одного раза. Умение удивлять слушателя и идейное отрицание конвенциональных диджейских заповедей сделали Хертца лучшим диджеем мира 2018 года по мнению Mixmag.

Lutto Lento

Польский продюсер и диджей Любомир Гржелак начинал свой творческий плюс с релизов на кассетных лейблах, но его музыка сохранила свойственную кассетной культуре странность даже после того, как музыкант полностью перешел на винил. Его собственные треки — это герметичная танцевальная музыка без конкретной жанровой привязки, в которой вся форма и действие вырастают из по первости аляповато звучащих сэмплов и полевых записей. В диджейской роли Гржелак куда более непредсказуем: в его сетах то будто совсем нет точек соприкосновения между избранными треками, то, наоборот, на протяжении нескольких часов музыка несется в едином порыве устремлений и эмоций. Часто музыкант в своих сетах обращается к дэнсхоллу — жанру, который полюбился Гржелаку благодаря неожиданному увлечению ямайским вуду.

Karenn

Karenn — дуэт двух маститых британских продюсеров, Джейми Робертса и Артура Кейзера, в мире электронной музыки известных как Blawan и Pariah соответственно. Та музыка, которую эти два человека выпускают по отдельности, пусть и разнится по многим внешним признакам, но в довольно схожем ключе отталкивается от старорежимного индустриального техно. Неисчерпаемый сосуд вдохновения индтеха явно питает и их творчество в рамках Karenn, но все-таки совместные опыты Робертса и Кейзера, основанные главным образом на импровизации, отчетливо более психоделичны, бесформенны и эфемерны, чем ожидаешь от музыки, ведущей свою родословную с экстремальных форм постпанка 80-х.

Энди Стотт

Творчество Энди Стотта может служить наглядным введением в мир Modern Love, постоянного лейбла музыканта. И хотя под этой вывеской издается музыка в диапазоне от консервативного даб-техно до работ американской академической композиторки Мэри Джейн Лич для флейты, релизы Modern Love безошибочно узнаются благодаря самобытной эстетике их фактуры. Это будто попытки нащупать давно утерянный ритм, который в итоге если и не даст о себе знать, то обязательно так или иначе прорвется сквозь отзвуки, шумы и оттенки, вместе искусно образующие плотное звуковое пространство. И если раньше в работах Стотта ритм практически неизменно оказывался центральным элементом композиций, то на последнем его альбоме Too Many Voices музыка выстраивается в единое тело из немного других элементов. Хотя, безусловно, покивать под нее головой — ну или плавно подвигаться всем телом — все еще можно сполна.

The Panacea

Немецкий ветеран электронной музыки предельно прямого действия Мотис Мунц уже много лет выпускает минималистично пустынный дарк-эмбиент под псевдонимом m2 — и совершенно противоположный по смыслу и настроению карающий хардкор и драм-н-бейс старой школы под именем The Panacea. От выступлений и диджей-сетов Мунца в последней ипостаси бессмысленно ожидать чего-то, кроме бесперебойного и беззаветного молотилова, но надо отдать должное: мало кто в мире, кроме немецкого музыканта, умеет устроить два с лишним часа того самого молотилова и при этом заставить звучать его абсолютно не монохромно. Музыка The Panacea не сливается в один огромный сгусток давящих брейкбитов, а наглядно демонстрирует многообразие экспрессивных возможностей олдскульного хардкора.

Efdemin

Если вам кажется бессмысленной затея в 2019 году делать нешуточно искреннее минималистичное техно, в котором, как в классических образцах жанра, композиционная форма жертвуется ради последовательного изучения отношений между ритмом и палитрой хрупких однотонных звуков, то вы наверняка не слышали New Atlantis — последний на данный момент альбом Efdemin, в миру — Филлипа Золлманна. В отличие от расхожего звукового редукционизма под техно-бит, музыка Efdemin поражает своей осмысленностью: каждый возникающий и вскоре исчезающий элемент ее небогатого саунда, будь то переливы струн электрогитары, медлительные пастушьи напевы или трель колесной лиры, настолько четко проартикулирован, что необходимость в нем кажется сама собой разумеющейся. Прослушивание New Atlantis сравнимо с удовольствием наблюдать за работой мастера кабуки, предельной экономичностью своих жестов заставляющего каждый из них как можно сильнее отпечатываться в памяти.

Феннеш

Уже двадцать с лишним лет в своем сольном творчестве австрийский гитарист и композитор Кристиан Феннеш исследует мир различных шумов, шорохов, шепотов, глитчей и отзвуков, заставляя их превращаться из источников раздражения в составные элементы призрачной и часто какой-то щемяще грустной музыки. На вышедшем в этом году альбоме Agora метод Феннеша достигает формального совершенства: его длинные композиции одновременно и с головой погружают в свой плотный звук, и в нужный момент драматическими сменами настроения дают сигналы вынырнуть обратно. Концерты музыканта часто совсем не похожи на его записи, но гипнотическая сила музыки Феннеша и в формате живых выступлений способна проявить себя на полную.

Мэри Латтимор

Мэри Лэттимор — неожиданная фигура в контексте остального лайнапа Signal. Она — вовсе не эмбиент-композитор, техно-диджей или автор мудреных треков на стыке дабстепа и хауса, а профессиональная арфистка, исполняющая музыку сугубо акустическую и предельно мелодическую. Причем мелодии у Лэттимор не служат инструментом для связи между разными частями композиций, а отчетливо выполняют роль фундамента, на котором держатся вариации и импровизации арфистки. За ходом мысли Лэттимор, впрочем, не всегда легко уследить — сбивают с толку своей сладостной медитативностью переливы струн ее прекрасного инструмента, заставляя внимание чуть рассеиваться, а сердце — биться немного отчетливей и слышней.

Мария Теряева

Мария Теряева впервые заявила о себе как о музыкантке в начале десятых, играя на гитаре в инди-поп-группе InWhite. Потом была должность гитаристки в Nadya, еще одном альтернативном независимом ансамбле, а параллельно с ней — сольный проект аскетичных инструментальных зарисовок «Дуб и просто дерево». Вся эта деятельность, впрочем, не имела ничего общего со следующим карьерным шагом Теряевой, которая вскоре после ухода из Nadya сменила гитару на модульный синтезатор. В лайнапе Signal ее появление на фестивале объявлено как Maria Teriaeva with band — а это значит, что, по-видимому, круг замкнулся, и наша героиня снова вернулась к игре в ансамбле. Но если раньше она была ведомой, то теперь будет ведущей, задавая звуками своего синтезатора направление музыки и очерчивая ее контуры.

Мира Каликс

По меткому выражению издания The Quietus, Мира Каликс — это скульптор звука. В ее случае и правда слова «музыкант» или «композитор» действительно неловко употреблять: помимо долгого сотрудничества с лейблом Warp, на котором Каликс выпускает свои альбомы отстраненного одомашненного IDM, артистка известна еще и как автор музыки к многочисленным видеоработам, театральным постановкам и инсталляциям. В ее мире музыка — это далеко не конечный результат творческой деятельности сам по себе, но еще и часто способ обогащения другого искусства посредством интеграции в его суть. Каликс, как и положено скульптору, создает не просто структуры — пусть в ее случае и абстрактные, — а новые смыслы.

Фестиваль Signal пройдет в Никола-Ленивце на территории Национального парка «Угра» с 15 по 18 августа. Купить билет можно на официальном сайте фестиваля

Культура00:03Сегодня

Телесный контакт

Танцовщицы, молодые отцы и секс в лучших романах недели
КультураПартнерский материал

Арт-обстрел

Как не сойти с ума от современного искусства и начать его ценить
23:0819 сентября