Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«От просмотра начинает тошнить»

Эта семья дружно рыгала и толстела на потеху публике. Телешоу превратило их жизнь в кошмар

Фото: Fred Lee / East News

Еще совсем небольшая полненькая девочка размазывает слезы по лицу, жалуясь на то, что мама ушла от нее к наркоману. Сама мать при этом отказывается решать проблемы со своим ребенком, а вместо этого просаживает деньги в игровых автоматах. Такими событиями, больше смахивающими на сюжет чернушного фильма, заканчивается третий и пока последний сезон американского шоу Mama June: From Not to Hot («Мама Джун: Из дурнушки в красавицу»). Его главные герои — семья Шэннон, за повседневной жизнью которой зрители наблюдают вот уже семь лет, однако слава не пошла маргинальным «Кардашьян» на пользу. Мать четверых детей — Джун Шэннон (June Shannon) — связалась с преступником, а одна из ее дочерей и звезда семейства — Алана Томпсон (Alana Thompson) — теперь не вхожа в родительский дом. Как популярность вскружила голову бедной американской семье, представители которой превратились в знаменитостей национального масштаба, а потом разрушила их жизни — в материале «Ленты.ру».

Углеводная бомба

Мир впервые узнал об Алане Томпсон и ее матери в 2012 году, когда они появились в эфире американского телеканала TLC. Джун Шэннон с дочерью участвовали в пятом сезоне шоу Toddlers & Tiaras («Дети и короны»), где еще совсем маленькие девочки соревновались за право называться королевой красоты. Томпсон практически моментально покорила зрителей своим задорным настроем и детской непосредственностью. С экранов ТВ конкурсантка уверенно провозглашала, что победа нужна ей лишь ради денег, и только она ее и достойна. За такими фразами, странно звучащими из уст шестилетнего ребенка, обыкновенно следовал смех окружающих, которых умилял такой контраст ангельской внешности девочки и серьезный характер ее слов. А Томпсон, казалось, только этого и надо было.

Судя по видео Аланы того периода, для нее весь этот конкурс был интересной игрой, главный приз в которой — прикованное к ней внимание, которым она искренне, как и положено ребенку, наслаждалась. Она довольно быстро научилась побеждать в этой игре, усвоив главный урок большинства реалити-шоу: чем страннее и абсурднее ведет себя участник, тем больше он интересен зрителям. Алана с удовольствием носила нарядные платья, давала нанести на свое лицо яркий макияж, имитировала ужимки взрослых моделей и манерно пересчитывала долларовые купюры, готовясь к своему выходу в гримерке. Девочка даже не стеснялась показывать складки на своем животе, слишком уж большие для ребенка ее возраста. Вместо того чтобы поднять тревогу, большинство людей вокруг лишь покатывались со смеху от такой казавшейся им уморительной выходки ребенка.

Ее явно страдающая от ожирения мать — Джун — старалась не отставать от своей «принцессы» в том, что касается эксцентричности. Не сдерживая эмоций, она поддерживала ее выступления странными танцами, а в перерывах давала ей свой фирменный напиток под названием Go Go Juice — смесь энергетика Red Bull и сладкой газировки Mountain Dew. Женщину не смущало даже то, что перед этим ее дочь могла съесть за раз 15 упаковок конфет. Она считала, что такое питание придаст девочке сил, и была права: после употребления рекордной дозы сахара энергия из Аланы била фонтаном. Девочка становилась такой активной, что некоторые даже подозревали маму в добавлении в коктейль алкоголя.

Критики не сомневались: если так пойдет и дальше, будущему Аланы сложно будет позавидовать, но у продюсеров телеканала был свой взгляд на ситуацию. В семье Шэннон они увидели новых Кардашьян, только на этот раз — близких к народу, и предложили девочке и ее близким сниматься в собственном шоу.

«От просмотра меня начинает тошнить»

Еще во время участия в своих первых конкурсах красоты Алана получила прозвище Милашка Бу Бу. Это случилось после того, как однажды, в порыве детского восторга, она сама прокричала это со сцены, очевидно пытаясь выговорить слово beau, в переводе с французского означающее «красивый». Прозвище за ней закрепилось и перекочевало в новую передачу — Here comes Honey Boo Boo («А вот и Милашка Бу Бу»). Если раньше зрители могли наблюдать за Аланой лишь во время ее выступлений, теперь они получили возможность следить за жизнью девочки практически круглосуточно. Сделавшие ставку на интерес к простой семье продюсеры не прогадали: премьеру шоу 8 августа 2012 года посмотрели 2,2 миллиона зрителей — на 400 тысяч больше, чем первый выпуск шоу про семейство Кардашьян. На этот раз людей приковали к экранам не роскошь и богатство, а полное их отсутствие.

Действие передачи разворачивалось в городишке Макинтайр с населением всего 600 человек, в небольшом бедно обставленном доме неподалеку от железной дороги. Именно там жила Алана со своей мамой Джун, папой Майком и тремя сводными сестрами — Лорин, Джессикой и Анной. Трое девочек были дочерьми Джун от других мужчин, причем старшую — Анну — она родила в 14 лет. Работал в семье только Майк — он шахтер. Джун занималась тем, что собирала купоны, с помощью которых затем оптом покупала в супермаркете всевозможные товары. «Для меня это как наркотик. Лучше, чем секс», — отзывалась о своем занятии женщина.

Чтобы получить представление о том, в какой атмосфере жила маленькая Алана, достаточно лишь посмотреть заставку шоу. В ней вся семья пытается сфотографироваться, и тут Джун громко выпускает газы, а потом сама же над собой смеется. Эта сценка — квинтэссенция всей передачи, являющей собой неприкрашенную демонстрацию того, как живет социальное дно США. Продюсеры не только не пытаются спрятать недостатки этих людей, они выставляют их напоказ, да и сами герои не против. Наоборот, они с гордостью называют себя «деревенщинами» и ведут себя соответствующе. Они громко рыгают прямо в камеру, ковыряются в носу и сморкаются на глазах у всех, а с выпусканием газов придумали целую игру: тот, кто это сделал при всех, должен как можно быстрее добежать до двери, а другой — ему помешать. Джун, не стесняясь, обсуждает с одной из своих дочерей, сколько раз она подмывается, и ходит по дому с корками грязи, засохшими между жировыми складками на шее.

Дети привыкли есть полуфабрикаты и сладкое, а иногда мама подает им на обед мясо животных, которых сбила машина на близлежащей дороге. Девочки боятся, что с поедания мертвых животных их мать может перейти на живых, и всерьез опасаются за жизнь свинки Глитси, которую подарили Алане. Развлечения семьи тоже нельзя назвать высококультурными: то они кидаются друг в друга мякотью тыквы, то плещутся в грязи, чтобы охладить себя в жару.

Критиков у шоу нашлось предостаточно. Многие СМИ, включая такие, как Hollywood Reporter и Guardian, обличали передачу, обвиняя руководство канала в использовании семьи и, главным образом, детей ради рейтингов. «Это фильм ужасов, позиционирующий себя как реалити-шоу», — говорилось в одной из рецензий. От критиков не отставали и обычные зрители, поражающиеся тому, как в одном шоу можно было собрать настолько большое количество примеров плохого воспитания детей. «Как это вообще разрешили показывать?» — задавались вопросом одни. «От просмотра меня начинает тошнить», — жаловались другие. Однако для продюсеров прибыль в то время была важнее, чем мнение других об их детище.

Вся семья сначала наслаждалась внезапно свалившейся на них славой. За один выпуск Милашка Бу Бу получала 50 тысяч долларов (около трех миллионов рублей по текущему курсу). «Это было весело и так сильно отличалось от нашей ежедневной рутины», — вспоминает одна из дочерей Джун, Анна. Но шли годы, а с ними — и новые сезоны популярного шоу. Некоторых членов семьи камеры начали уже раздражать, но для Аланы они, кажется, стали наркотиком, зависимость от которого разрушала ее изнутри. «Она чувствовала необходимость играть свою роль во что бы то ни стало. Я видела, как трудно ей это давалось, если у нее был плохой день, например», — говорила Анна.

И без того избалованная конкурсами красоты Алана стала еще более капризной и своевольной. «К 2014 году она стала такой знаменитой, что ей уже трудно было оставаться нормальным ребенком. Люди узнавали ее на улицах, подходили к ней», — признавалась сестра знаменитой девочки. Однако на пике славы Милашки Бу Бу продюсеры все-таки вынуждены были закрыть шоу. Каплей, переполнившей даже чашу их терпения, стал тот факт, что Джун бросила Майка, или Сахарного Мишку, как его называли в семье, и ушла к Марку МакДэниэлу (Mark McDaniel). Этот мужчина отсидел в тюрьме десять лет за сексуальные домогательства к дочери Джун — Анне, когда та была еще ребенком. Передача прекратила выходить в эфир, но мать Аланы была не намерена мириться с потерей славы, успевшей вскружить ей и ее дочери голову.

«Прощай, старое тело!»

В феврале 2015 года зрители вновь, впервые после долгого перерыва, увидели на экранах Алану и ее мать. Женщина с дочерью пришли в один из выпусков передачи Doctors («Врачи»), где обсуждалось здоровье теперь уже девятилетней девочки, весившей на тот момент 56 килограммов при росте всего 130 сантиметров. Ярко накрашенная Алана зашла в студию с видом чрезвычайно известной дивы, которая прекрасно осознает свою популярность. Хорошо отработанным жестом она помахала залу, а потом немного усталым голосом начала отвечать ведущему. Было видно, что детская непосредственность «милашки» в ней все больше вытесняется имитацией взрослых манер.

Девочка, не стесняясь, говорила, что обожает еду, жаренную в большом количестве масла, она с придыханием говорила и о сосисках в тесте, картошке фри и наггетсах с майонезом. Мама утверждала, что не видит в этом ничего плохого, а в полноте дочери винила стероиды, которые Алане приходится принимать из-за астмы.

Создатели передачи составили для девочки план питания, которому она должна была следовать, однако судя по выпущенному Милашкой Бу Бу спустя несколько месяцев видео, ее диета не сильно изменилась. На этот раз по-прежнему полная Алана лихо танцевала под собственную песню Movin Up, представлявшую собой смесь популярных в то время битов и речитатива самой Томпсон.

C музыкальной карьерой у Аланы не задалось, зато уже спустя год ей представился шанс снова стать звездой реалити-шоу, только на этот раз центром внимания стала ее мать, внезапно решившая избавиться от лишнего веса. Причиной такого решения стало то, что Джун изменил ее партнер Майк. Потрясенная случившимся, она решила порвать не только с ним, но и со всем своим прошлым образом жизни. Деталями своей чудо-трансформации она была намерена поделиться с многомиллионной зрительской аудиторией в новом шоу Mama June: From Not to Hot.

Судя по трейлеру программы, женщина должна была из гадкого утенка превратиться в белого лебедя. «Прощай, старая жизнь! Прощай, мужчины, которые плохо ко мне относились! Прощай, старое тело!» — заявляла Джун. Свое путешествие в новый мир красоты и здоровья она начала с резекции желудка. Лежа в больничной палате перед операцией, героиня шоу признавалась, что боится, и лила слезы вместе с дочерью Лорин. Ее образ был человечен и привлекателен, как никогда: женщина с трудной судьбой наконец-то осознала свои ошибки и твердо намерена их исправить.

За первый сезон шоу, который вышел в 2017 году, Джун действительно сильно изменилась. Вместе с двумя дочерями она переехала в новый красивый просторный дом, сбросила около 140 килограммов, начала питаться здоровой едой и предприняла попытки заниматься спортом, причем перед Аланой, подавая той хороший пример. У Джун появился новый возлюбленный — ландшафтный дизайнер по имени Джино Доук (Geno Doak). Мужчина пришелся по нраву не только самой Джун, но и детям.

Конечно, продюсеры понимали, что мало кто будет смотреть шоу, где все счастливы, поэтому выпуски не обходились без ругани и вульгарности, а в эфире часто решали свои проблемы уже не относящиеся к семье Джун персонажи — ее бывший бойфренд Майк и его новая, 200-килограммовая невеста Дженнифер. Операторы любили подолгу задерживать камеру на их лицах во время поцелуев, у многих зрителей и критиков вызывавших отвращение, но куда более смелыми были публичные проявления любви Джун и Доука. Перед съемкой главной героини шоу в нижнем белье мужчина не постеснялся при всех побрить ей интимные места, которые от взора остальных заслонял лишь подлокотник кресла.

Жизнь Аланы отошла на второй план, однако она не планировала оставаться в тени своей матери и в 2018 году объявила, что будет участвовать в танцевальном шоу Dancing With The Stars: Juniors («Танцы со звездами: Подростки»). В паре с профессиональным танцором Тристаном Ианьеро (Tristan Ianiero) она исполняла и фокстрот, и сальсу, и ча-ча-ча. Многие фанаты Аланы были в восторге от ее выступлений: хотя девочке трудно давались танцевальные движения, она не стеснялась выходить на сцену и полностью отдаваться музыке. Однако, к сожалению многих зрителей, Алана достаточно быстро выбыла из шоу. Именно этому периоду в жизни девочки был посвящен первый выпуск третьего сезона From Not to Hot. Но уже в следующих сериях подростку пришлось столкнуться с совсем не детскими проблемами.

Шоу, которое зашло слишком далеко

В начале третьего сезона шоу во всех отношениях приятный отчим Аланы — Джино Доук — начал превращение из любимого и уважаемого всеми мужчины в нечто совершенно противоположное. Правда, многие участники передачи не считали это превращением. В частности, дочь Джун — Лорин — была уверена, что Доук устал притворяться и просто-напросто показал свою истинную сущность.

Сперва Доука арестовали за нарушение порядка во время его условного срока за вождение в пьяном виде. Когда он вернулся из тюрьмы к своей возлюбленной Джун, то горячо убеждал ее, что такого в его жизни больше не повторится. Однако судя по рассказам родных и близких Джун, Доук был далек от исправления. Он писал сообщения другим женщинам чуть ли не на глазах у своей возлюбленной, которая сидела в одной с ним комнате, и предлагал некоторым из них деньги за сексуальные услуги. Родственники Джун пытались убедить ее бросить резко изменившегося Доука, но все было напрасно. Героиня шоу отказывалась верить в то, что ей говорили, снова начала набирать вес, вместе с которым вернулись и проблемы со здоровьем.

Устав от происходящего, семья Шэннон пошла на отчаянный шаг и решилась вмешаться в дело и поговорить с Джун. Когда, казалось бы, весь лимит их слов был исчерпан, эмоционального накала сцене прибавила Алана (к этому времени она жила не с матерью, а у своей сестры Анны). Некогда беззаботная и разбитная девочка сидела на диване и, утирая обильно текущие слезы, буквально кричала: «Я бы хотела быть дома, рассказывать тебе о своем дне, но я боюсь. Я боюсь быть у тебя дома». Рыдающая Алана утверждала, что мама вынудила ее переехать к сестре, но Джун была неприступна. Не выдержав происходящего, она выбежала из дома и повалилась на асфальт, заставив ахнуть не только зрителей, но и самих продюсеров передачи, кинувшихся ей на помощь.

«Я думала, она никогда этого не сделает. Мама всегда говорила, что дети для нее на первом месте, а теперь… — всхлипывая, размышляла вслух покинутая матерью Алана. — У меня никогда не было отца, а теперь моя мать — это моя сестра». В это же время снаружи психиатр и продюсеры шоу пытались остановить Джун, но та отказывалась вступать в диалог и выяснять отношения перед камерами. «Я ненавижу себя. Я хочу убить того человека, кем являюсь сейчас. Я больше не знаю, кто я», — такое признание удалось в конце концов вытянуть из женщины наседавшим на нее продюсерам. Шоу было задумано как демонстрация сильных, живых и порой грубых эмоций, но в этот момент даже его участники почувствовали, что происходящее переходит грань разумного и дозволенного. После встречи с родными Джун все-таки согласилась отправиться в реабилитационный центр и пройти лечение, но уже вечером этого же дня ее оттуда забрал Доук. Еще спустя несколько дней Джун снова оказалась в заголовках всех таблоидов, только на этот раз причиной стала не ее очередная выходка на съемках, а реальные проблемы с полицией.

Сотрудников правопорядка вызвали очевидцы ссоры Джун и Доука, которая произошла 13 марта 2019 года на заправке в Алабаме. Приехавшие на место полицейские нашли у пары крэк-кокаин и трубку для него. Шэннон и ее бойфренда отпустили под залог, и они тут же снова пустились во все тяжкие. Пара переехала жить в отель при местном казино, где папарацци не раз заставали их за игровыми автоматами. По словам Лорин, мать практически перестала выходить с ней на связь. Наглядное подтверждение тому, насколько глубоко Джун с Доуком погрязли в пучине наркотиков и алкоголизма, появилось спустя три месяца после ее ареста. Соседи Шэннонов сняли на видео, как Доук на машине врезался в гараж дома своей возлюбленной. Мужчина был настолько пьян, что еле-еле выбрался из автомобиля, а потом шатающейся походкой дошел до двери, даже не пытаясь придерживать спадающие с него штаны. Джун вышла ему навстречу, но лишь спокойно наблюдала за трудно дающимися ему попытками делать шаги по направлению к дому.

Пока Джун продолжала появляться в заголовках СМИ, о ее дочери Алане было слышно немного. Журналисты писали, что девочка живет вместе со своей сестрой Лорин, ее мужем и их ребенком, и надеялись, что у подростка наконец появился шанс на нормальную жизнь. Фанаты не могли сдержать радости за Милашку Бу Бу, ведь Лорин казалась им идеальным опекуном: у девушки уже есть своя семья, в которой, судя по всему, знают, что такое любовь и уважение. Правда, радость поклонников омрачило видео, которое появилось в сети в начале августа. Алана отвечала на вопросы подписчиков в прямом эфире и притворилась, что употребляет кокаин. За кадром тут же послышался строгий голос Лорин, осадившей сестру за такой жест. Подобную выходку девушки фанаты списали на то, что все происходящее с Джун сильно травмировало ее еще детскую психику.

Между тем мать девочки не очень взволнована тем, что происходит с ее дочерью. По крайней мере, на это указывают последние новости о происходящем в жизни телезвезды. Папарацци удалось запечатлеть ее и Доука на выходе из ресторана, и эти снимки нельзя назвать обнадеживающими. Располневшая Джун с растрепанными волосами и в майке без бюстгальтера следует за своим бойфрендом, демонстрируя гнилые зубы во рту. Кажется, дела у пары идут все хуже и хуже, поскольку они решились распродать немалую часть своего имущества, включая мебель и электронику. На снятых внутри их дома кадрах видны пустые комнаты, а очевидцы утверждают, что замечали разбросанные по углам шприцы.

Источники репортеров сообщают, что продюсеры From Not To Hot не готовы терпеть такое поведение Джун и уже подумывают о закрытии шоу. Они заверяют, что неоднократно предлагали женщине помощь, но она от нее отказалась. Многие фанаты готовы смириться с мыслью о прекращении передачи, но не хотят ухода с ТВ Милашки Бу Бу. На основании ее последних постов в Instagram они даже выдвинули теорию о том, что Алана снимается в новом шоу вместе со своей сестрой Лорин. Никто из представителей семьи пока никак не комментирует эти слухи, но другая сестра Милашки, Анна, очень надеется, что этого не произойдет. «Я просто хочу, чтобы она была счастливой. Я знаю, что ей нравятся слава и внимание, но думаю, передышка от камер принесет ей только хорошее», — надеется она наперекор желанию жаждущих хлеба и зрелищ зрителей.

Интернет и СМИ00:0216 сентября

«Я породил монстра»

Как юный романтик хотел свободы слова, а создал «самое отвратительное место в интернете»
Интернет и СМИ00:0311 сентября

«Сделал мое детство и деградировал»

«Ералаш» стал культовым для нескольких поколений. Но что с ним стало сейчас?