Первый россиянин заразился смертельным коронавирусом
Новости партнеров

«Рекламировать Россию только из-за ее близости неоправданно»

Проводник финских денег в Россию — об отношениях двух стран в эпоху санкций и кризисов

Фото: Павел Кассин / «Коммерсантъ»

Финляндия — ближайший сосед России в Европе. Между нашими странами курсируют скоростные поезда, а жители регулярно ездят через границу за покупками или развлечениями. Исторически финны смотрят на россиян с благодарностью, ведь именно Россия два века назад освободила их из-под шведского гнета и предоставила широкую автономию. В честь этого на центральной площади Хельсинки стоит памятник императору Александру II, а один из главных храмов столицы — православный. Тем не менее политические и финансовые потрясения последних лет не могли не сказаться на двусторонних связях и настроениях финского бизнеса, который по-прежнему вкладывается в российскую экономику активнее, чем российские компании — в финскую. В интервью «Ленте.ру» глава Финско-Российской торговой палаты Яна Реколайнен рассказала о том, что помогает и мешает строить добрососедские отношения, о роли санкций и пользе от импортозамещения.

«Лента.ру»: Вы возглавляете Финско-Российскую торговую палату. В чем заключается ее работа?

Яна Реколайнен: Если говорить кратко, то Финско-Российская торговая палата открывает возможности российского рынка для финского бизнеса. То есть мы соединяем финские ноу-хау с возможностями российского рынка. И в этой связи мы, конечно, соединяем финский бизнес с российским и их представителей между собой.

У нас два направления деятельности. Во-первых, мы работаем в составе Team Finland (сеть некоммерческих организаций, оказывающих поддержку финским предприятиям за рубежом) и в этой роли помогаем финским компаниям бесплатно: консультируем, помогаем искать новых партнеров, организуем бизнес-миссии в различные российские регионы. Эти услуги финансируются правительством Финляндии. Во-вторых, мы оказываем услуги для компаний-членов нашей палаты. Ими могут стать российские компании или дочерние структуры финских предприятий в России. Такие услуги финансируются членскими взносами. Членство в Финско-Российской торговой палате — это активная площадка для делового общения и обмена опытом, получения полезных знаний и ценных рекомендаций, площадка, где находят надежных деловых партнеров и решают актуальные бизнес-задачи. На сегодняшний день у нас зарегистрировано около 700 членов.

Как вы можете оценить состояние, в котором сейчас находится российско-финская торговля? Как за последние годы меняется товарооборот между нашими странами?

Если смотреть динамику за последние 10 лет, мы увидим один явный провал в 2014-15 годах — в период явных сложностей в российской экономике. Финский экспорт в Россию тогда сократился наполовину, хотя такая тенденция началась еще в 2012-13 годах. Сейчас он снова постепенно растет. Полной статистики за прошлый год пока нет, но в первом полугодии он вырос на 10 процентов. В 2018 году Россия импортировала финских товаров и услуг на 3,3 миллиарда евро, а экспортировала в Финляндию на 9,3 миллиарда евро. Так что у нас есть достаточно большой дисбаланс в пользу России.

Можно ли связать провал 2014-2015 годов, о котором вы сказали, с введением в России продовольственного эмбарго, которое стало ответом на санкции со стороны западных стран?

Нет, я бы сказала, что самыми главными факторами тогда стали замедление экономического роста в России, падение курса рубля, колебания цены на нефть. И, конечно, санкции тоже сыграли свою роль. Прямой эффект от них оценить очень сложно, но их введение определенно создает неуверенность на рынке. А бизнес ее не любит.

Какие отрасли в российской экономике больше всего привлекают финских инвесторов и наоборот?

Традиционно многие финские компании работают в строительстве. Также существенную роль играет технологическое оборудование. Финляндия — экспортер инвестиционных товаров. Можно выделить горнодобывающую промышленность, лесной сектор. Много новых возможностей открывается в сфере обращения с отходами. Но надо помнить, что существенную роль играют еще и услуги, а среди них лидирует туризм, который планомерно растет с обеих сторон. Из России в Финляндию экспортируется, в основном, нефть, газ, сырьевые материалы.

Российских компаний, которые по-настоящему инвестируют в финскую экономику, создают производство, сейчас, к сожалению, очень мало. Есть отдельные хорошие примеры, но это пока единичные случаи. То есть несмотря на то что российский экспорт в Финляндию почти втрое превышает импорт, он гораздо менее технологичен и создает гораздо меньше добавленной стоимости.

Сейчас в России работают около 600 финских компаний, но большинство из них — представители крупного бизнеса, уже заработавшие себе имя. Новые игроки почти не приходят в нашу страну. С чем, по-вашему, это связано и стали ли бы вы советовать компаниям из Финляндии, в том числе малым, активнее выходить на российский рынок?

Я думаю, тут важно, чтобы каждая компания принимала решения самостоятельно, исходя из собственной стратегии и положения дел. Все подобные решения — об увеличении инвестиций или выходе на новый рынок — должны приниматься исключительно по объективным соображениям. Бизнес должен изучать новую для себя страну: есть ли там спрос на его товар, как устроен рынок, высока ли конкуренция, каков разброс цен. Я бы посоветовала всем уделять пристальное внимание бизнес-анализу и действовать только исходя из его результатов. Мы со своей стороны готовы всячески помогать в процессе таких исследований, и уж тем более после выхода на рынок. Но советовать финскому бизнесу Россию, рекламировать ее только из-за географии, из-за близости, я считаю неоправданным. Конечно, после выхода на рынок географическая близость является преимуществом.

В приграничных с Россией областях Финляндии есть несколько магазинов беспошлинной торговли — дьюти-фри, в которые россияне специально ездят за продуктами. Зачастую это оказывается дешевле даже с учетом затрат на дорогу. Многие ездят за покупками в Хельсинки и другие крупные города, даже отдаленные от границы. Может быть, стоит подумать о создании некоего подобия зон свободной торговли в обеих странах?

Я думаю, гораздо важнее снять или хотя бы снизить те барьеры для бизнеса, которые уже существуют. Я говорю о политике импортозамещения, о протекционизме, который практикуют российские власти. Чем меньше будет препятствий для сотрудничества бизнеса наших стран, чем более свободной станет торговля, тем лучше будет и для России, и для Финляндии. И тогда потребности в таких зонах, о которых вы сказали, не будет. Мне кажется, это довольно искусственная идея.

То есть импортозамещение и протекционизм сильно мешают развитию торговых связей с Финляндией?

К сожалению, да, достаточно сильно. И не всегда понятно, какие требования предъявляются иностранному бизнесу и как они развиваются.

В последние годы в России усилилось давление правоохранительных органов на бизнес — как крупный, так и малый. Уголовные дела заводят в том числе и на иностранцев, пользующихся уважением на рынке. Самый громкий пример — Майкл Калви. Влияет ли это на настроения ваших соотечественников, которые уже работают в России или только рассматривают такую возможность? Беспокоятся ли они за свой бизнес?

Конечно, все эти случаи не добавляют доверия к российской правовой системе, к судам, что очень важно для бизнеса. Но у финских бизнесменов, насколько мне известно, все же нет какой-то повышенной тревоги.

В Финляндии уже некоторое время обсуждается проект строительства высокоскоростной магистрали в Россию. Когда можно ждать его реализации?

Этот вопрос находится в компетенции правительства. Я знаю, что сейчас рассматриваются сразу несколько альтернативных вариантов по строительству трасс в разных направлениях. Пока говорить о конкретных сроках и других деталях рано, но интерес к теме, безусловно, есть.

Россия и Финляндия имеют выход к Арктике. Как они пользуются этим в совместной работе, может ли это помочь в развитии двусторонней торговли?

Арктика действительно одна из площадок для взаимодействия и использования возможностей. Особую роль играют так называемые чистые технологии. Мы можем совместно бороться с изменениями климата, с глобальным потеплением, начав с этого региона. Еще есть различные логистические проекты. Очень важно найти такие точки соприкосновения и использовать их по максимуму.

В Финляндии недавно был принят закон, запрещающий иностранцам, не резидентам Евросоюза приобретать недвижимость в стране без специального разрешения от министерства обороны. Многие связали его со скандалом 2018 года, когда российскую компанию Airiston Helmi заподозрили в покупке земельных участков и недвижимости для отмывания денег, а также с некими «военными целями». Как, по-вашему, такая мера скажется на деловых отношениях двух стран? Ведь россияне традиционно рассматривают Финляндию как одно из направлений для покупки квартиры или дома в качестве инвестиции?

Этот новый закон на самом деле ничего не запрещает — он просто создает дополнительную процедуру. Надо всего лишь получить разрешение. Конечно, это увеличивает бюрократическую нагрузку, но особых препятствий и сложностей лично я не вижу. Думаю, все будет более или менее как прежде.

Вернемся к санкциям. Некоторые страны Европы все чаще говорят об их отмене или хотя бы смягчении — этого хочет бизнес и в некоторых случаях даже власти. Активнее всего такие процессы идут в Италии, где против антироссийских санкций голосуют парламенты отдельных регионов. Существуют ли похожие инициативы в Финляндии?

Я могу говорить только от лица финского бизнеса. Он хорошо понимает те причины, из-за которых санкции были введены. Более актуально сейчас говорить о том, как мы можем решить те проблемы, которые как раз и стали причинами для их введения.

Финляндия была одной из стран, выдавших разрешение на строительство газопровода «Северный поток-2». Ваша страна рассматривает его в большей степени как экономический или политический проект? Какую выгоду он может ей принести?

Выдавая разрешение на прокладку трубопровода, финские власти прежде всего смотрели на то, как он повлияет на экологию. Не думаю, что в Финляндии кто-то сильно задумывался о выгоде и об экономическом эффекте. В первую очередь все думали об окружающей среде.

С 1 января начал работать газопровод Balticconnector, по которому природный газ из хранилищ в Латвии поставляется в Финляндию. Как это скажется на потребности Финляндии в российском газе?

Финляндия всячески старается придерживаться принципов открытой и свободной экономики. Мы не любим создавать барьеры и препятствия, мы приветствуем конкуренцию. Строительство этого газопровода, как мне представляется, станет еще одним шагом на пути к конкурентному газовому рынку. В целом можно говорить о том, что потребление природного газа в Финляндии постепенно снижается. Его доля среди всех источников энергии составляет всего восемь процентов. У нас сейчас уделяется очень много внимания тому, как избавиться от ископаемого топлива. Так что не надо преувеличивать значение Balticconnector.

В завершение — как вы можете оценить будущее торговых взаимоотношений России и Финляндии? Оптимистично ли оно?

Я полагаю, есть все возможности для успешного взаимодействия представителей бизнеса наших стран. Как уже говорила, надо помнить, что огромную роль в нем играют не только товары, но и услуги, а также инвестиции обеих стран в экономику друг друга, новые формы сотрудничества. Международная торговля в принципе приобретает все новые и новые формы, и наши страны не должны быть исключениями.