Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Суперпровал

Противники Трампа не могут договориться. Их разногласия помогут ему снова стать президентом

Фото: Evan Vucci / AP

До новых выборов президента США, которые состоятся 3 ноября, еще целых восемь месяцев, однако предвыборная гонка уже в самом разгаре. 3 марта в стране прошел традиционный «супервторник» — самый масштабный день голосования, в который кандидаты борются за поддержку своих партий во множестве штатов одновременно. В нынешнем году он решал судьбу демократов и определял, кто станет основным соперником Дональда Трампа осенью. И теперь с уверенностью можно сказать: Демократическая партия вновь сделала ставку на умеренность, испугавшись чересчур радикальных веяний. Как развивались события американского «супервторника» и кто из претендентов на пост президента оказался в выигрыше — в материале «Ленты.ру».

К «супервторнику»-2020 американские партии подошли в совершенно разной форме. У республиканцев все очевидно: право Трампа баллотироваться во второй раз никто всерьез не оспаривает, партия буквально сплотилась вокруг действующего президента. Да, формально «красные» тоже проводят свои праймериз, но вот реальной борьбы на них нет, как не будет и во время официального выбора кандидата на съезде грядущим летом.

А вот у демократов все оказалось не так и просто: единого лидера просто-напросто не было. По сути, в партии продолжался многолетний раскол между сторонниками умеренной политики и приверженцами более радикального подхода. А поскольку голосуют в «супервторник» не обычные люди, а именно члены партии за своих же кандидатов, то процесс, который на деле способен выявить практически безоговорочного лидера, оказался крайне драматичным.

Распределяли демократы в этот раз треть (1357) всех голосов партийных выборщиков — людей, которые на национальном конвенте партии летом будут официально выбирать оппонента Трампа. Для сравнения: кандидату нужно получить для выдвижения минимум 1991 голос.

Главных кандидатов у демократов было трое. В лидерах опросов к 3 марта был сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс — социалист и сторонник радикальных преобразований. Он, в частности, предлагает прекратить военные операции за рубежом, ввести бесплатную медицину и повысить налоги для состоятельных граждан. При этом он открытым текстом говорит, что не знает, где возьмет деньги на всеобщее бесплатное здравоохранение, и все больше напоминает радикала Трампа в 2016-м, отмечает американист, эксперт Российского совета по международным делам Алексей Наумов.

На втором месте оказался бывший вице-президент Джо Байден, чье имя неоднократно звучало в прессе в связи со скандалом вокруг Трампа и Украины. Он предлагает восстановить членство США в иранской ядерной сделке, поднять минимальную зарплату и расширить полномочия профсоюзов. Изначально его называли главным соперником действующего американского лидера, но затем его позиции пошатнулись. Однако в итоге его не слишком выдающиеся результаты на праймериз в Айове, Нью-Гэмпшире и Неваде затмила сокрушительная победа в Южной Каролине, где велика доля чернокожего населения.

В его пользу сыграл и выход из гонки непосредственно перед «супервторником» сенатора Эми Клобушар, а также бывшего мэра и открытого гея Пита Буттиджича. Они призвали своих сторонников поддержать Байдена, что расценивается как призыв к умеренным демократам объединиться в противостоянии радикалу Сандерсу. «Началась борьба между двумя септуагенарианцами (люди в возрасте от 70 до 79 лет — прим. «Ленты.ру»): революция под руководством Сандерса против реставрации под руководством Байдена», — писало издание Politico.

Темной лошадкой, третьим претендентом и еще одним умеренным кандидатом был бывший мэр Нью-Йорка, миллиардер Майкл Блумберг. Он полностью пропустил первые праймериз ради «супервторника», где надеялся выстрелить. Ради этого он вложил в рекламу сотни миллионов долларов. Он тоже планировал привлечь чернокожих избирателей, однако на этом поприще его шансы ограничивал последний успех Байдена. Впрочем, вступление Блумберга в игру могло оттянуть голоса у вице-президента.

Выделялась среди кандидатов и сенатор от штата Массачуссетс Элизабет Уоррен. В целом ее взгляды схожи с позицией Сандерса, однако она старалась предстать менее радикальным политиком. Ее ставка во время февральских праймериз не оправдалась, однако до «супервторника» свою кандидатуру снимать она не стала, понадеявшись на победу в родном штате. Пятый претендент, конгрессвумен от штата Гавайи Тулси Габбард, в принципе не имела шансов на победу.

«Давайте победим во вторник, выдвинемся от Демократической партии, победим Трампа и преобразуем страну!» — говорил Сандерс после разгрома в Южной Каролине. По итогу 3 марта он мог вырваться в почти безоговорочные лидеры, однако нежелание демократов поддерживать его сильно левые и социалистические взгляды все-таки дало о себе знать.

Кто кого

В нынешний «супервторник» голосование прошло в 14 штатах и на территории Американского Самоа. В общей сложности это около 130 миллионов граждан — в десять раз больше, чем в четырех регионах, где праймериз и кокусы прошли еще в феврале. При этом штаты «супервторника» более разнородны по расовому составу населения: в них 53 процента белого населения против 64 в тех, где праймериз пройдут позже.

Самое серьезное изменение нынешнего года — перенос голосования в Калифорнии, самом густонаселенном штате. Обычно там оно проходило в июне, когда результаты были более-менее ясны. Именно на Калифорнию Сандерс делал серьезную ставку (в 2016-м он разгромно проиграл там Хиллари Клинтон). По опросам, он был единственным, кто мог преодолеть отметку в 15 процентов поддерживающих его демократов по всему штату. Подобная победа стала бы огромным стимулом для его кампании.

Пока результаты по штату предварительные, но победит там, судя по всему, действительно Сандерс. Однако такой результат принесет ему мало плюсов: в общей сложности он занимает первое место еще лишь в трех штатах — в родном Вермонте, Колорадо и Юте.

Пока борьба продолжается и в Техасе, на который делали ставку все кандидаты. Однако и здесь Сандерс, похоже, уступит Байдену. На этом штате хотел подняться и Блумберг, однако его кампания, несмотря на вложенные средства, вообще оказалась полным провалом: победить он смог лишь на Американском Самоа и почти нигде даже близко не подобрался не то что к первому, но и ко второму месту. Как отмечает Алексей Наумов, на Блумберга шло давление из партии, которая хотела бы вынудить его сняться с гонки: его вход в игру мог лишь еще больше распылить голоса умеренного крыла.

Сенатор Уоррен, надеявшаяся победить хотя бы в Массачусетсе, который представляет уже восемь лет, не смогла сделать и этого. Ее обогнали и Байден, и Сандерс, что показывает потерю поддержки среди основных ее сторонников — женщин, белых избирателей с высшим образованием и либералов.

Безусловным триумфатором «супервторника» оказался Байден с победой в десяти штатах: похоже, тактика умеренных демократов сплотиться вокруг него дала свои плоды

Подобный расклад стал серьезным провалом для Сандерса, ведь ему прочили более половины всех голосов — около 700 из 1357. Теперь же на стороне «демократического социалиста» окажется всего около 500 голосующих — меньше, чем у Байдена. Таким образом становится ясно, что однозначного лидера для противостояния Трампу демократы в «супервторник» выбрать так и не смогли.

Как отмечает Алексей Наумов, демократические политики олицетворяют раскол, который наметился в партии еще в 2016 году. Партийные элиты хотят победы Байдена или Блумберга: они считают, что идеи Сандерса слишком радикальны, и потому не найдут поддержки избирателей.

Умеренные демократы надеются, что он не наберет 1991 голос делегатов, и будет применено так называемое голосование по второму списку. В ходе этой процедуры делегаты освобождаются от привязки к кандидатам и вольны голосовать, как им заблагорассудится, а кандидату нужно набрать уже 2375,5 голоса. При этом участвуют в голосовании и так называемые «суперделегаты» — 771 представитель партийных элит. В таком случае они, вероятно, сплотятся вокруг кандидата истеблишмента и обеспечат ему победу. И, судя по всему, такой вариант развития событий все более реален.

При этом в Республиканской партии считают, что затяжная борьба в рядах демократов пойдет в итоге на пользу Трампу. Тут разница налицо: пока республиканцы единым фронтом стоят за действующего президента, их противники продолжают внутреннюю борьбу и не могут определиться с общим курсом, лишь усиливая недоверие избирателей.

Откуда вообще взялся «супервторник»?

Как рассказали The Washington Post эксперты, традиция проводить выборы во множестве регионов в одно время зародилась в 1980-х годах, после того, как в 1984-м республиканец Рональд Рейган разгромил кандидата от Демпартии Уолтера Мондейла. В результате демократы решили проводить праймериз в южных штатах раньше, чтобы попытаться привлечь более консервативно настроенное крыло и таким образом усилить поддержку более умеренного кандидата.

Постепенно «супервторник» стал более разнообразным в географическом плане. В ходе голосования штаты теперь скорее хотят не повлиять на выборы, а высказаться раньше, опасаясь, что иначе их оставят за бортом при принятии решений. И поскольку одновременно голосование проходит в большом числе штатов, «супервторники» могут либо оказаться для кандидатов решающими, либо накалить борьбу.

Что происходит после праймериз? По их итогам партии на летних съездах выбирают кандидатов, которые будут бороться непосредственно на выборах. Выдвигаться параллельно могут и независимые претенденты — им нужно собирать подписи в штатах и платить пошлины в установленные сроки.

Всенародное голосование по итоговому списку претендентов на высший пост проходит в ноябре: в первый вторник, следующий за первым понедельником. Однако из-за двухступенчатой системы победителя сразу не объявляют, сначала формируется коллегия выборщиков. И только их голосование, проводящееся на 41-й день после всенародного, окончательно выявляет нового президента.

Устаревшая система

В целом систему выборов в США уже многие годы считают неактуальной. Порядок избрания американского президента не напрямую, а с помощью выборщиков был утвержден в 1787 году. Тогда США еще не пережили гражданскую войну, и важным социальным фактором было рабство. Поскольку у негров по большей части не было права голоса, огромное число жителей страны никак не влияло на избирательный процесс. Назначение выборщиков сгладило эту проблему.

Кроме того, подобная система не дает самым густонаселенным штатам отвлекать на себя внимание кандидатов. При прямых выборах претенденту было бы необходимо заручиться поддержкой примерно десятка штатов, в которых сосредоточено более половины всего населения.

В настоящее время выборщиков 538 человек, и по штатам они распределены неравномерно. Каждый штат имеет столько выборщиков, сколько у него мест в обеих палатах Конгресса. Причем в сенате (верхняя палата) всегда по два представителя, в палате представителей (нижняя) число зависит от величины населения штата. В итоге получается, что один выборщик в разных штатах представляет разное число жителей, и голоса выборщиков от малонаселенных штатов более ценны.

Все это, вкупе с устоявшимися электоральными предпочтениями штатов (а они фактически делятся на демократические «голубые» и республиканские «красные»), позволяет кандидатам фокусировать внимание на «колеблющихся» регионах, где результат заранее не известен. Может получиться и так, что набравший большинство голосов американцев кандидат не становится президентом, поскольку другой обходит его по числу выборщиков. Стоит отметить, что выборщики могут проголосовать иначе, чем их уполномочил народ, однако подобных случаев за всю историю было не так и много, и на результат они не повлияли.

Мир00:04Сегодня

Поправить по вкусу

Китайские законы, бегство населения и упадок. Что ждет Гонконг после потери автономии?
Мир00:36 1 июля

Дракон подкрался незаметно

Китай годами добивался лояльности Европы. Пандемия коронавируса показала его истинное лицо