Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

Все бесы здесь

Суровая Россия, танцы в аду и чертов героин: главная музыка месяца

Yves Tumor
Yves Tumor
Фото: страница Yves Tumor в Facebook / Warp Records

Февраль стал продуктивным периодом для музыкальной индустрии: американский экспериментатор Yves Tymor предстал в новом видео в образе Сатаны, Билли Айлиш выпустила саундтрек к 25-му фильму о Джеймсе Бонде, диджей Etapp Kyle показал, как выглядит нелюбовь на Западной Украине, а «Хадн дадн» снова оказались самыми интересными артистами на отечественной сцене. «Лента.ру» представляет подборку главных клипов и треков февраля.

Yves Tumor — Gospel For A New Century

Выступающий под псевдонимом Yves Tymor американец Шон Боуи имеет репутацию артиста, с хрустом ломающего жанровые барьеры и в своих работах способного в момент перескакивать от изящного соула к хаотичному нойзу, что в общем-то не отменяет его умения удивлять и более цельными композициями наподобие Gospel For A New Century — главного сингла готовящегося релиза Heaven to the Tortured Mind, в котором проявляются нехарактерные для музыканта элементы фанка и рока. В свежем треке бесконечно перепридумывающего себя исполнителя отслеживается почерк продюсера Джастина Райзена, обычно работающего со звездами вроде Скай Феррейры и Эйнджел Олсен, но при этом сохраняется и присущая произведениям Yves Tumor эксцентричность. Дополняет картину снятый визажисткой Исамайей Френч видеоряд, в котором Шон Боуи предстает в образе Сатаны и устраивает настоящие пляски в аду, стильные и ужасающие.

King Krule — Stoned Again

Возвращение завязавшего с наркотиками, ставшего отцом и повеселевшего Арчи Маршалла с альбомом Man Alive! сопровождалось появлением клипов Cellular и Alone, Omen 3, на которых King Krule зазвучал почти так же сонливо и расслабленно, как и Мак Демарко практически в любой из своих композиций. На фоне этого гораздо более броским оказался другой сингл — Stoned Again. На резкий, сырой и надрывный трек, посвященный повторяющимся проблемам с марихуаной, донельзя удачно наложился грубый британский акцент Маршалла, по ходу повествования то и дело срывающегося на жутковатый вопль. Надо отметить, что слово «повествование» здесь вовсе не случайно — манера музыканта в песне действительно в большей степени напоминает читку или даже жалобный крик о помощи, чем пение, что, надо признать, вполне вписывается в безрадостную атмосферу песни. Возможно, эта контрастность объясняется тем, что Stoned Again был записан вместе с саксофонистом Игнасио Сальвадоресом еще четыре года назад — задолго до того, как King Krule познал трезвость и семейную идиллию.

Banoffee — Contagious

Австралийка Марта Браун, родившаяся в семье музыкантов, выросшая на хип-хопе и R&B 90-х, попробовавшая себя в роли участницы кавер-группы Spice Girls и экспериментального коллектива Otouto, а после переезда в США побывавшая в туре с поп-дивами Тейлор Свифт и Charli XCX, ожидаемо перешла от ролей второго плана к сольной карьере. 21 февраля Banoffee представила дебютник Look At Us Now Dad, а за 10 дней до этого на ее канале появился и клип на воздушную балладу о неразделенной любви Contagious. Среди тех, кто помогал Браун со сборником, также оказались опытные коллеги в лице американской рэперши CupcakKe и шотландской продюсерши Sophie, но именно приторный трек Contagious стал подтверждением того, что окруженная музыкальными талантами Banoffee пока еще не совсем нашла настоящую себя: как в вопросах визуальной репрезентации, так и в вопросах саунда начинающая принцесса бабл-гам-попа выглядит не слишком понятной, чтобы тягаться с самыми коммерчески успешными знаменитостями, и не слишком самобытной, чтобы метить в ряды таких чудаковатых исполнительниц, как FKA twigs, Граймс или упомянутая Sophie.

Хадн дадн — «Звезды на плечах»

Если на вопрос о том, кто из зарубежных музыкантов за 29 дней февраля сумел привлечь к себе все внимание и собрать больше упоминаний в соцсетях и СМИ, ответить достаточно сложно, то в случае с отечественной сценой главным триумфатором однозначно было трио «Хадн дадн». Вдобавок ко второму полноформатнику «Ностальгия» группа выпустила «Звезды на плечах» — наглядную и оттого тоскливую историю о российских реалиях, в которых встреча с человеком в погонах способна вызвать как преждевременный жуткий страх («Трусливо забьюсь в магазинчик с цветами, лучше бы ехал спокойно я к маме»), так и привести к более серьезным последствиям: в ролике музыканты вырываются из чьих-то рук в разодранной футболке, демонстрируют струящуюся из носа кровь и дуют на свежие ссадины, отчетливо прорисовывая дополнительный контекст для тех, кто не смог считать его при прослушивании композиции. Тем не менее в новом треке музыка «Хадн дадн» по-прежнему легка и мелодична, и, пожалуй, именно эта диаметральность простой формы и наполняющих ее безрадостных смыслов как раз и делает группу столь любопытной в сравнении с другими российскими музыкантами.

Rhys Langston — Nebbish Frederick Douglass

Проживающий в Лос-Анджелесе Рис Лэнгстон еще не успел заработать себе громкое имя на американской сцене, но имеющийся у него небольшой арсенал релизов уже сейчас намекает, что в мире хип-хопа артист будет стоять где-то особняком, причем не как изгой, а как чудаковатый экспериментатор. Родившийся от чернокожей матери и отца-еврея Лэнгстон обращается с рэпом сугубо как с инструментом, пренебрегая любой атрибутикой жанра и модными внутренними течениями. Это свойство его творчества хорошо обнажается в сингле Nebbish Frederick Douglass, в котором исполнитель иронично сравнивает себя с известным аболиционистом Фредериком Дугласом и объявляет себя поэтом-лауреатом собственной гостиной, в то время как в видеоряде к песне хасиды и «Черные пантеры» собираются за одним столом на Шаббат. По крайней мере, так интерпретирует происходящее в кадре сам Лэнгстон, заявляющий, что если с чем-то тут и стоит проводить параллели, так это с треками Busdriver.

Alanis Morissette — Smiling

Легендарная Аланис Морисетт в каком-то смысле кажется заложницей выпущенной 25 лет пластинки Jagged Little Pill, в свое время возглавившей чарты 13 стран и проданной тиражом в 33 миллиона копий, и подтверждение тому можно найти в новостях: летом семикратная обладательница «Грэмми» вновь вспомнит старые хиты с того самого альбома, отправившись в юбилейный тур. Несмотря на это, Морисетт рано списывать со счетов. Исполнительница занялась работой над девятым альбомом Such Pretty Forks in the Road, выпустив оттуда два сингла в преддверии запланированной на 1 мая премьеры. И пока первая композиция Reasons I Drink слегка занудно раскрывает тему алкогольной зависимости и с трудом откладывается в памяти, Smile, старомодная и духоподъемная баллада об умении сохранять улыбку при любых тяготах жизни, производит впечатление эталонного образца творчества Морисетт, осторожно, но умело играющего на чувстве ностальгии.

Moses Sumney — Cut Me

За последний месяц американский исполнитель с ганскими корнями Мозес Самни сделал практически все, чтобы стать одним из главных героев 2020-го. Музыкант, чье имя часто соседствует с ярлыком «мрачное R&B» (хотя сам Самни вовсе не рад такому определению), пообещал представить в мае масштабную пластинку græ, первая часть которой уже вышла 21 февраля, а также поделился клипом на Cut Me — бархатистую и исполненную завораживающим фальцетом песню, в которой плавное звучание, обеспеченное голосом артиста и мягким саксофоном, вступает в диссонанс с болезненной, доходящей до мазохизма лирикой. В четвертом сингле с græ Самни поет о боли как единственном способе вновь ощутить себя живым, тем самым вновь превращая отрешенность в центральную тему своего творчества, как это было в 2017-м: тогда состоялся релиз Aromanticism, первого лонгплея певца, в котором тот рассказывал о невозможности испытать романтическую привязанность. Aromanticism практически моментально попал в списки лучших альбомов года, а где-то — целого десятилетия, и, наблюдая за ажиотажем вокруг новинок Самни, можно предположить, что похожая судьба ждет и состоящий из двух десятков треков græ.

Perfume Genius — Describe

В феврале Майк Адреас, он же Perfume Genius, объявил, что вместе с продюсером и своим постоянным напарником Блейком Миллсом готовит пятый по счету лонгплей Set My Heart on Fire Immediately, который одновременно станет как образцом «типично американской музыкальной ДНК», так и попыткой разрушить концепции маскулинности и традиционных ролей в обществе. Новость о релизе сопровождалась выходом Describe — томной баллады, состоящей из блюзовых гитар и мягко перетекающего пышного рока в некое подобие почти беззвучного эмбиента. Печальную и медленно затухающую композицию Адреас снабдил весьма странным клипом, в котором, по его словам, изображен конец света — момент, когда стерлись все границы, все установки и все правила, так или иначе регулирующие отношения между людьми. На фоне этого надвигающегося апокалипсиса Perfume Genius бесконечно танцует, воюет, а с наступлением темноты страстно сливается с толпой окружающих, вызывая очевидные ассоциации с «Парфюмером» Патрика Зюскинда.

Against All Logic — Deeeeeeefers

Продюсер Николас Джаар вернулся к своем альтернативному амплуа Against All Logic, представив с начала 2020-го и EP, и микс, и лонгплей. В свежих релизах музыкант перешел к более агрессивному звучанию и смелому обращению со структурой всего альбома и его отдельных составляющих, что, впрочем, улавливается не сразу. Открывая релиз треком Fantasy, в котором используется сэмпл с вокалом Бейонсе, Джаар будто бы сбивает слушателя с пути, настраивая его на более мелодичную электронику, но эта иллюзия быстро исчезает, так как с каждым последующим треком артист все больше погружается в визгливые и хаотичные интонации, доходя до пика на Deeeeeeefers — самой броской части альбома, одновременно обладающей и безудержной танцевальной энергетикой, и менее очевидными деталями, раскрывающимися при более вдумчивом прослушивании.

Billie Eilish — No Time To Die

За последний год Билли Айлиш с таким упорством штурмовала любые вершины, что новость о том, что 18-летней певице доверили написать заглавную песню для новой части фильма о Джеймсе Бонде «Не время умирать», кажется, не спровоцировала серьезного удивления. Более того, не вызвал особых сомнений и тот факт, что Айлиш, традиционно заручившаяся поддержкой своего не менее одаренного в музыкальных вопросах брата Финнеаса О'Коннелла, справится с задачей как минимум хорошо. 13 февраля любимица американских тинейджеров представила эпическую композицию No Time To Die, имеющую мало общего и с ее готичными треками в духе bury a friend, и с хулиганскими хитами типа bad guy, что, однако не дает никаких оснований критиковать исполнительницу: песня получилась не только по-настоящему отвечающей стилистике бондианы, но и доказала критикам Айлиш, что ее вокальные способности не ограничиваются зловещим шепотом.

Etapp Kyle — Nolove

Резидент берлинского Berghain, в своей работе отдающий предпочтение строгому и минималистичному саунду без излишней динамичности, всегда был фигурой слегка загадочной, как и многие другие известные диджеи, старающиеся фокусироваться не столько на личных переживаниях, сколько на коллективных. А после того как в 2017 году Etapp Kyle был подписан на немецкий лейбл Ostgut Ton и встал в один ряд с музыкантами уровня Люка Слейтера и Марселя Деттмана, продюсер окончательно начал восприниматься как техно-звезда международного уровня, а не как представитель украинской сцены. В новом клипе Nolove, опубликованном в преддверии мартовского EP, Etapp Kyle возвращается к корням и наконец рассказывает о личном. В видеоработе, сопровождающейся медленным и монотонным музыкальным фоном, диджей показывает Западную Украину, а если точнее, то Каменец-Подольский и Черновцы, где он провел детство. На экране унылые пейзажи с панельными домами сменяются заснеженными полями, а пожилые люди на фоне церквей и настенных ковров — молодежью в татуировках и граффитчиками. Сам Etapp Kyle отмечает, что показанные в клипе края — это место нелюбви, в котором, несмотря на гнетущую атмосферу кадров, можно обнаружить и человеческий дух, и невероятную красоту.

Grimes — Delete Forever

Недавно увидевший свет сборник Miss Anthropocene инопланетной возлюбленной Илона Маска вызвал неоднозначные отклики, причем ругают и хвалят пластинку примерно за одно и то же: за чересчур многослойный и неживой звук, который одним кажется интересным полем для изучения, другим — ненужным усложнением. Чем дальше в Miss Anthropocene разрастается это жанровое и звуковое нагромождение, тем больше в глаза бросается сингл Delete Forever, будто бы совершенно не вписывающийся в альбом и исполненный под незамысловатый аккомпанемент акустической гитары. По ходу прослушивания то и дело возникает ожидание, что в композиции прорвется что-то неживое, резкое, роботизированное и шумное, но вместо этого чистый голос Клэр Буше произносит строки о «чертовом героине» и чувстве утраты, родившемся 15 ноября — в день, когда Lil Peep скончался от передозировки. Год спустя опиоиды унесли жизнь другого артиста — Juice WRLD, и исполнительница призналась, что смерть музыкантов, столь точно говоривших о проблемах психического здоровья, вызывает в ней чувство странного отчаяния, нашедшее свое отражение в Delete Forever.

Victoria Monét — Moment

Вслед за Banoffee еще одна исполнительница дала понять, что больше не планирует находиться в тени. Американка Виктория Моне, помогавшая в создании треков таких артистов, как Lupe Fiasco, Nas, Крис Браун и придумавшая внушительную часть хитов Арианы Гранде, анонсировала полноформатный альбом Jaguar, сравнив себя со зверем, которому давно нужно было перестать маскироваться и уже наконец показать свою хищную натуру. Демонстрацию эту Моне провокационно начала с пронизанной сексуальным напряжением R&B-песни Moment, собранной с помощью мастера подобных мотивов D’Mile (продюсер сотрудничал с Бейонсе и Snoh Aalegra). В работе восходящей звезды время будто бы растягивается, и эта плавность и неспешность в сочетании с гладким вокалом придают композиции максимальный уровень чувственности. Клип на Moment тоже переполнен эротичными кадрами, запечатленными на фоне пейзажей Южной Африки, и это, разумеется, тот случай, когда лучше один раз увидеть (и, возможно, десятки раз пересмотреть).


Культура21:2329 марта

Гуманист и коммунист

Умер писатель-фронтовик Юрий Бондарев. Он понимал солдат и их окопную правду