Новости партнеров

«Сын перестал ходить, и только тогда его госпитализировали»

Семилетнего Захара спасет только протонная терапия. Нужна ваша помощь

Захар Гуров
Захар Гуров
Фото: Русфонд

Захар Гуров живет в Краснодаре с мамой, папой и старшим братом Никитой. Родился он здоровым, рос активным, веселым, способным: в три года научился читать, выучил наизусть песни группы «Кино», которые пел, подыгрывая себе на игрушечной гитаре. Счастливое и беззаботное время семьи Гуровых закончилось два года назад, когда у Захара обнаружили злокачественную опухоль спинного мозга. С тех пор были операции и химиотерапия, но улучшение оказалось временным. Болезнь возвращалась и атаковала малыша с новой силой. Сейчас единственным шансом на спасение для Захара остается протонная терапия, но это лечение стоит около трех миллионов рублей. Для семьи сумма неподъемная.

Захар похож на маму, такой же рыжий, с кудрявой ярко-огненной шевелюрой. Но сейчас об этом трудно догадаться — волосы выпали после первого курса химиотерапии.

— Сейчас к этому он уже спокойно относится, – рассказывает Алла, мама мальчика. — А два года назад, когда все это случилось, отказывался выходить из дома.

В июле 2018 года у Захара неожиданно разболелась правая рука. Да так сильно, что он не мог играть на своей гитаре. Время шло, боли не проходили, и Захара отвели к детскому врачу.

В поликлинике сделали рентген, но никакой патологии не обнаружили. Невролог поставил диагноз «невропатия правого локтевого сустава» и назначил физиопроцедуры. Чтобы закрепить результат, в сентябре того же года мальчика направили в Краснодарский детский лечебно-реабилитационный центр.

— Целый месяц Захару ставили магниты, делали прогревания и кучу других процедур, которые только способствовали росту опухоли, — рассказывает мама. — Но мы об этом не догадывались...

На время боль ушла, а затем рука стала болеть сильнее, чем прежде, и Захара положили на обследование в детскую больницу в Краснодаре. Папа принес в больницу маленькую гитару, но Захар не мог даже удержать ее в руке. Он и с постели уже поднимался с трудом.

В конце концов сделали МРТ спинного мозга и обнаружили опухоль в грудном отделе позвоночника.

«Скорее всего, она доброкачественная, — успокоил хирург. — Мы ее уберем, и все будет хорошо. Рыжим всегда везет, верно?»

Но все оказалось значительно серьезнее. Пока Захара готовили к операции, у него отказали ноги.

В ноябре мальчика прооперировали, но часть опухоли в шейно-грудном отделе пришлось оставить, чтобы не повредить спинной мозг. А гистология показала, что опухоль злокачественная, редкая и крайне агрессивная.

После этого Захара ждали изнуряющие курсы химиотерапии в Краснодаре и два месяца лучевой терапии в московской клинике.

Чтобы химия беспрепятственно поступала в центральную нервную систему, мальчику провели еще две операции: установили под кожу головы специальный резервуар и катетер — порт для введения лекарственных препаратов напрямую в мозг.

В пять лет малышу пришлось учился ходить заново. Чем увереннее Захар стоял на ногах, тем сильнее крепла надежда у его близких. Мальчик снова улыбался. А уж когда Захар начал петь, все подумали, что все страшное позади, ребенок выздоровел.

Результаты обследования тоже внушали надежду: опухоль никак себя не обнаруживала, наступила долгожданная ремиссия. Захар, прихрамывая, стал выходить на улицу. Лишь иногда жаловался на странные ощущения в ногах.

— В больницу мы снова попали перед новым 2020 годом, — вспоминает Алла. — В начале декабря у сына вдруг подскочила температура до 40, но врачи, несмотря на мои просьбы сделать МРТ, лечили его от простуды. Потом у Захара заболел живот, а за день до Нового года сын перестал ходить, и только тогда его госпитализировали. Праздник мы встретили в больничной палате. Единственным нашим желанием было — что угодно, только не рак.

4 января Захару сделали КТ и ужаснулись: опухоль разрослась, метастазы проникли в спинной и головной мозг.

«Опять химия будет? — спросил Захар. — Ну, давайте, я же рыжий, мне повезет».

В Краснодаре, а затем в Москве мальчик вновь прошел несколько курсов химиотерапии. Метастазы уменьшились, но лишь частично.

— 19 марта сын потихоньку начал ходить, держась за стенку, — говорит Алла. — Он еще очень слабый и хромает, но готовится к решающему бою с опухолью. Онколог сказал, что теперь поможет только протонная терапия, иначе рак вернется.

В апреле Захар с мамой приехали в Петербург. Здесь в Центре протонной терапии Медицинского института имени Березина Сергея мальчику готовы провести курс протонного облучения. Но это лечение платное и очень дорогое. У родителей Захара таких денег нет. Зато можем помочь мы с вами. Пусть рыжему Захару наконец-то повезет по-настоящему.

Заведующий отделением радиационной терапии Центра протонной терапии Медицинского института имени Березина Сергея Николай Воробьев (Санкт-Петербург): «У Захара злокачественное новообразование — атипичная тератоидно-рабдоидная опухоль спинного мозга. Интенсивное лечение поначалу помогало, на некоторое время удалось вывести мальчика в ремиссию, но четыре месяца назад случился рецидив, опухоль разрослась и дала метастазы. Захару срочно требуется протонная терапия, которая позволит прицельно разрушить опухолевые клетки, не повреждая при этом окружающие здоровые ткани. Данный метод лечения является наиболее эффективным и щадящим для ребенка».

Стоимость протонной терапии — 2 850 624 рублей.
На 17:00 (14.05.2020) 150 читателей «Ленты.ру» собрали 177 871 рубль.
788 947 рублей собрали читатели rbc.ru и rusfond.ru

Не хватает 1 883 806 рублей.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Захару Гурову, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

ПОМОЧЬ ЗАХАРУ

Для тех, кто мало знаком с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, «Лента.ру», в эфире Первого канала и на радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 147 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и СМС-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 14,461 млрд руб. В 2020 году (на 7 мая) собрано 415 063 748 руб., помощь получили 372 ребенка.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В 2019 году Русфонд выиграл президентский грант на проект «Совпадение. Экспедиция доноров костного мозга», а его Национальный РДКМ — президентский грант на проект «Академия донорства костного мозга», грант мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга» и грант Департамента труда и соцзащиты населения Москвы на проект «Столица близнецов». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Дополнительная информация о Русфонде и отчет о пожертвованиях Русфонда.

Адрес фонда: 125315, Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru
Приложения для iPhone и Android — rusfond.ru/app
Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00.

Россия00:0227 мая

«Ситуация шока прошла»

Чему самоизоляция научит россиян и какой будет страна после коронавируса. Объясняет психолог