Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

«Это пауки, затягивающие в свои цифровые сети»

Власть над интернетом захватили компании с миллиардами доходов. Чем это грозит миру?

Фото: Yves Herman / Reuters

Крупнейшие технологические компании владеют данными миллиардов людей по всему миру. Они знают о каждом пользователе больше, чем его родственники и друзья. А если что-то ускользает от их зорких глаз, они всегда готовы исправить ситуацию: поглотить стартап, который собирает данные о прослушивании музыки, или приобрести за крупную сумму сервис, предлагающий доставку продуктов и блюд из ресторанов. Доля IT-гигантов на виртуальном рынке стремительно растет, и пока Apple, Google, Facebook и Amazon крепчают, диктуя миру свои правила, менее влиятельным региональным компаниям остается лишь два пути — разориться или слиться со «старшими братьями». Американские и европейские чиновники пытаются с этим бороться: в последние годы огромные корпорации все чаще становятся фигурантами антимонопольных разбирательств и вынуждены платить гигантские штрафы либо менять принципы работы. Изменится ли в ближайшее время ситуация на рынке и удастся ли менее известным игрокам потеснить технологических исполинов, разбиралась «Лента.ру».

Золотая жила

В начале июня глава компаний SpaceX и Tesla Илон Маск заявил: «Настало время разбить Amazon. Монополии — это неправильно!» Так он отреагировал на отказ сервиса электронных книг Amazon Kindle Direct Publishing опубликовать труд бывшего репортера The New York Times Алекса Беренсона, где тот излагал сомнительные и конспирологические теории о COVID-19. Беренсон опубликовал в Twitter скриншот письма, которое, по его словам, он получил от Amazon: по его словам, компания подвергла творение цензуре. В тексте послания сообщалось, что книга не удовлетворяет положенным требованиям. Маск грубо назвал ситуацию «безумной» и даже отметил в публикации главу Amazon Джеффа Безоса. Вероятно, в этом случае Маск чувствовал личную заинтересованность: ранее он неоднократно высказывал схожие с точкой зрения Беренсона взгляды на пандемию. Однако большинство пользователей сети тогда поразила избирательность Amazon: ранее там неоднократно публиковали сомнительные и даже антинаучные труды, однако их никто не запрещал. Позднее сотрудники компании сообщили журналистам Business Insider, что книга репортера удалена по ошибке и будет восстановлена.

Несмотря на описанные обстоятельства, многие юзеры в первую очередь обратили внимание на слова Маска о монополиях. Действительно, эта проблема в последние годы обострилась: о привилегиях крупных компаний и злоупотреблениях властью говорят не только конкуренты или общественные организации, но и рядовые пользователи. Их силы и могущество обыгрываются даже в массовой культуре: так, герои американского сериала «Кремниевая долина» на протяжении нескольких сезонов пытаются уберечь разработанные технологии от кражи и избежать поглощения их стартапа крупной корпорацией. Как только они добиваются небольших успехов, целью алчных конкурентов становятся базы данных их пользователей.

Согласно исследованию американского издания Morningstar, в руках компании Google оказалось 90 процентов всего глобального онлайн-поиска и более 40 процентов мирового рынка онлайн-рекламы. В сфере социальных сетей первенство принадлежит Facebook — доля компании достигла 59 процентов. Анализ также подтвердил лидирующие позиции корпораций Apple и Amazon на рынке мобильных программ и виртуальной торговли. Такое могущество не могло остаться незамеченным американскими властями, теперь крупным игрокам технологического рынка грозит крупное антимонопольное разбирательство. Многие связывают такой шаг чиновников с грядущими президентскими выборами в США. Сейчас IT-компании атакуют со всех сторон: республиканец Тед Круз призывает расследовать деятельность Facebook и Google, демократка Эми Клобушар требовала, чтобы антимонопольная служба провела проверку Uber (корпорация планировала приобрести сервис доставки GrubHub, однако в середине июня стало известно, что ее опередила голландская компания Just Eat Takeaway). Тем не менее цифровые гиганты имеют столь большую долю рынка, что пристальное внимание к ним считают оправданным.

Конфронтацию усиливает и противостояние администраций некоторых социальных сетей и действующего американского президента Дональда Трампа. К примеру, недавно сотрудники Twitter пометили твит главы государства как поддерживающий насилие (тот более чем прозрачно намекнул, что власть может применить силу к протестующим в Миннеаполисе). Это стало последней каплей в многолетнем конфликте, и администрация Трампа явно настроена решительно: президент уже обвинил Twitter в подавлении свободы слова и заявил, что не допустит бесконтрольной работы социальных сетей. В личном аккаунте он беспрестанно ругал площадку, которой сам активно пользуется: «Twitter ничего не делает со всей этой ложью и пропагандой, распространяемой Китаем или радикальной левой Демократической партией. Они нацелились на республиканцев, консерваторов и президента Соединенных Штатов. Раздел 230 должен быть отменен Конгрессом», — написал он.

Трамп не в первый раз посягает на основной принцип работы интернета, согласно которому IT-компании не несут ответственность за контент, размещенный пользователями на платформе. Двумя годами ранее он уже был готов изменить уклад, сложившийся в середине 1990-х, ради закона SESTA-FOSTA — тогда, по его словам, цензура в сети была необходима ради противодействия проституции и торговле детьми, однако из-за расплывчатых формулировок документ был воспринят многими как ограничение свободы слова. В конце мая 2020-го, сразу после конфликта с Twitter, Трамп подписал указ, согласно которому в отношении интернет-платформ, замеченных в политической цензуре, будут вводиться жесткие санкции. «По сути этот спор связан с тем, имеет ли Twitter право не соглашаться или критиковать президента», — заявил Джамиль Джаффер, исполнительный директор Института первой поправки к Конституции США имени Найтов при Колумбийском университете.

Ранее крупные IT-компании активно занимались продвижением собственных интересов и тратили огромные средства на их лоббирование на Капитолийском холме, — по данным издания The Washington Post, за последние десять лет общая совокупная сумма достигла полумиллиарда долларов. К примеру, в 2019 году бюджет Google в этой сфере составил 12 миллионов долларов, а Facebook понадобилось на пять миллионов больше. Вероятно, эти вложения окупятся, когда начнется новый виток антимонопольных разбирательств: сейчас министерство юстиции США планирует изучить поведение Google, чтобы убедиться в добросовестности конкуренции, а почти 50 американских штатов ведут расследование в отношении Facebook — их интересует цена на рекламу. Нередко вспоминают и о покупке социальной платформой важных активов — мессенджера WhatsApp и сети Instagram. Обстоятельства этих сделок пристально рассматривает Федеральная торговая комиссия США (в Евросоюзе же одну из этих сделок уже признали недобросовестной).

Вскоре завершится общее разбирательство в отношении Google, Apple, Facebook, и Amazon: один из комитетов палаты представителей в течение года изучал возможные нарушения антимонопольного законодательства этими компаниями. Американские эксперты предполагают, что после публикации результатов на компании может обрушиться множество исков. По мнению директора Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ Анны Дупан, обилие таких разбирательств свидетельствует о том, что США включились в общемировой тренд использования антимонопольного законодательства для точечного решения проблем во взаимоотношениях с цифровыми гигантами.

«До этого США занимали по факту протекционистские позиции, ограждая свои компании от любых притязаний иностранных судов и при этом применяя антимонопольное законодательство для того, чтобы ограничить рост и развитие чужих компаний. Поэтому данный сигнал властей США может означать, что цифровые гиганты будут вынуждены играть по общим правилам. Хотя это может значить и то, что США решат свою внутреннюю проблему в сфере воздействия на социальные платформы, и никаких последствий в виде выработки общих мировых подходов не будет», — пояснила она.

Руководитель института права и развития ВШЭ — Сколково, директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС Алексей Иванов в разговоре с «Лентой.ру» вспомнил слова астрофизика Стивена Хокинга, который высказывал некоторые опасения, связанные с технологическим развитием общества. По словам ученого, все зависит от распределения благ: если владельцы ресурсов или машин будут защищать лишь свои интересы, большинство людей окажутся нищими. Об этих опасностях монополий говорилось и на Петербургском международном экономическом форуме в 2019 году.

Иванов отмечает, что конкурентное право предоставляет даже небольшим экономикам возможность оказывать влияние на глобальные процессы экономической жизни в новом технологическом укладе.

Ранее в Morningstar предположили, что жесткое регулирование и штрафы существенно уменьшат объемы IT-корпораций: так, капитализация холдинга Alphabet Inc., владеющего Google, может сократиться на 150 миллиардов долларов, а Facebook — на 70 миллиардов (это связано с тем, что оценка компаний упадет на 15 и 11 процентов соответственно). По их прогнозам, взыскания могут быть немаленькими — к примеру, все вероятные нарушения Google обойдутся компании в 13 миллиардов.

Однако директор Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ заметила, что вряд ли в современных условиях, когда все большее число жителей планеты включается в цифровые отношения, положение гигантов пошатнется. «Да, они будут перераспределять получаемый доход более активно, причем не только в США, но наверняка постараются получить за это определенные преференции (в виде доступа к новым видам данных и тому подобного)», — заключила она. При этом Дупан отметила, что именно антимонопольное, а не налоговое законодательство в Евросоюзе используется для перераспределения в пользу бюджета Евросоюза полученной цифровыми гигантами прибыли (они уже выплачивали огромные штрафы).

Долгая дорога

Евросоюз действительно уже много лет успешно ведет разбирательства против IT-гигантов, пытаясь добиться равных условий для участников рынка технологий. В 2017 году антимонопольное ведомство ЕС оштрафовало Facebook на 110 миллионов евро (122 миллиона долларов) за ложные заявления при покупке WhatsApp: по словам комиссара по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер, представители соцсети сообщили, что не будут объединять базы данных пользователей мессенджера с собственными. Тем не менее в 2016-м администрация Facebook заявила обратное. Это позволило бы компании получить несправедливое преимущество перед конкурентами, в первую очередь в области онлайн-рекламы.

При этом ранее некоторые страны уже выступали против Facebook: представители Франции и Нидерландов заявляли, что соцсеть тайно собирала цифровую информацию об их гражданах, в том числе об их деятельности на сторонних сайтах.

Несоблюдение французских законов в области защиты данных обошлось американскому гиганту в 150 тысяч евро (164 тысячи долларов по тогдашнему курсу).

Похожее дело ранее рассматривалось и в Бельгии, однако соцсети удалось выиграть апелляцию. Некоторые правительства давно готовы вводить серьезные штрафы против американских компаний: к примеру, власти Германии уже много лет воюют с Twitter и Facebook, которые, по их мнению, никак не контролируют распространение фейковых новостей, пропаганду терроризма и разжигание ненависти на своих площадках.

Ветераном антимонопольной войны с Евросоюзом считается компания Microsoft: 12 лет назад европейские власти штрафовали ее за нарушения в этой сфере. Дело длилось почти целое десятилетие (включая апелляции), а обвинение было выдвинуто еще в 2004-м. Тогда Microsoft обвинили в том, что корпорация отказывалась передать определенную информацию конкурентам с 1998-го до 2004 года. Такое поведение не позволило продукции конкурентов работать с серверным программным обеспечением Windows. Microsoft предписали предоставлять информацию на «разумных и недискриминационных условиях», а также выписали штраф — почти полмиллиарда евро (около 620 миллионов долларов). В 2006 году члены Еврокомиссии сообщили, что компания недостаточно оперативно выполнила предписания, а за доступ к их информации взимаются огромные деньги. Тогда Microsoft получила еще один штраф — более 280 миллионов евро (350 миллионов долларов).

Следующий штраф в 2008 году составил 899 миллионов евро (1,12 миллиарда долларов). Компания обжаловала последнее решение, и суд сократил выплату почти на 50 миллионов долларов. Европейское антимонопольное дело обошлось Microsoft более чем в два миллиарда. В последние годы фигурантом идентичных антимонопольных дел нередко становится Google — европейские власти уже взыскали с компании около девяти миллиардов долларов. В основном иски связаны с недобросовестной рекламой: по мнению европейских властей, IT-гигант ограничивает деятельность конкурентов. Менее крупные компании вряд ли повлияют на статус и благополучие крупных корпораций, однако сейчас многие из них фактически не могут даже выйти на рынок.

«Российским компаниям нужно выходить на международный рынок»

В России зарубежные компании также занимают лидирующие позиции. Согласно аналитическому исследованию StatCounter, в мае 2020 года доля поисковика Google составила на отечественном рынке почти 53 процента, в то время как «Яндекс» уступает ему более чем на 12 процентов с показателем 42,5. В сегменте социальных сетей лидирует российский «ВКонтакте» — у компании почти 28 процентов. Ближайшие конкуренты — Pinterest (24,5) и YouTube (18.4), следом идут Facebook (14), Twitter (6.5) и Instagram (4,8). При этом в России в сфере IT громких антимонопольных мер пока не применялось.

Директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС Алексей Иванов отметил, что для развивающихся стран, в том числе на постсоветском пространстве, неизбежный переход к цифровой экономике означает, что нынешнее чрезвычайное экономическое неравенство наложится на серьезные социальные трансформации, которые были вызваны очередной фазой промышленной революции. Еще большее усиление неравенства может иметь масштабные по своему характеру и во многом непредсказуемые последствия для развития общества и государства.

Увеличение доступа к знаниям и технологиям, особенно в развивающихся странах, — мощный инструмент преодоления неравенства, считает Иванов. Это, соответственно, и важнейшая цель для адаптации правовых норм к нуждам цифровой экономики. В практической реализации такой задачи особое место принадлежит антимонопольному регулированию: такое законодательство призвано снять барьеры входа на новые рынки и обеспечить более широкий доступ к ключевым технологиям и знаниям. По оценке Иванова, российское антимонопольное регулирование оказалось очень сильно ограничено: к примеру, в 2006 году были введены так называемые «антимонопольные иммунитеты» для интеллектуальной собственности: эксперт уверен, что в этом в значительной степени проявляется влияние глобального бизнеса, который не готов отказаться от монопольных прибылей на российском рынке.

Тем не менее в течение последних лет активно обсуждается так называемый пятый антимонопольный пакет, который предполагает значительные поправки в соответствующее законодательство. В нем оговаривались, к примеру, возможности крупных компаний влиять на цены определенных товаров с помощью имеющихся у них огромных баз данных. Крупные игроки неоднократно критиковали проект: к примеру, ранее гендиректор Mail.Ru Group заявлял, что с его помощью ФАС «продвигают интересы отдельной незначительной части интернет-бизнеса», а также уточнял, что крупным компаниям будет сложно вести бизнес. Тогда Минэкономразвития также выступило против поправок. Алексей Иванов, соруководитель рабочей группы по подготовке документа, уверен, что эти поправки позволят более активно реагировать на вызовы цифровой экономики: «В частности, один из таких вызовов — текущая монополизация за счет скупки компаний глобальными игроками. Посмотрите на Alphabet, посмотрите на Facebook, которые скупают всех подряд. Проблема скупки в цифровой экономике воспринимается очень остро — антимонопольные ведомства по всему миру меняют модели контроля экономической концентрации: и наши партнеры в БРИКС, и американцы это делают — все». По словам Иванова, лучшие практики в этой сфере были предложены еще в 2018 году, однако инициатива не была принята.

Но не все эксперты безоговорочно разделяют эту точку зрения. Среди них и руководитель направления «Правовое развитие» Центра стратегических разработок (ЦСР) Максим Башкатов: «Безусловно, существует определенный пробел в регулировании, который особенно ощущается в настоящий момент, — в период пандемии экономическая деятельность цифровых платформ еще больше увеличилась». Однако Башкатов отметил, что существующий пакет поправок вызывает ряд вопросов. Наиболее острый, по его мнению, — отсутствие объективного критерия, по которому определяется доминирующее положение компании на рынке, то есть на основании чего антимонопольный орган приходит к выводу, что так называемые сетевые эффекты (влияние площадки) дают ей возможность менять ситуацию на рынке. Башкатов уверен, что такое положение дел может стать коррупциогенным фактором и отразиться на стабильности правового регулирования.

У Башкатова есть вопросы и к внедрению института «доверенных лиц», позволяющего привлекать независимых экспертов для мониторинга и помощи в исполнении предписаний антимонопольного органа. «В целом принятие антимонопольного пакета за счет новых вводимых институтов и механизмов — в частности, таких как "сетевые эффекты", "цифровая платформа", предварительное согласие антимонопольного органа на совершение сделок, цена которых превышает семь миллиардов рублей, возможность антимонопольного органа обратиться в суд с требованием о выдаче принудительной лицензии — может привести к тому, что все возникающие издержки будут закладываться в цену товаров, работ и услуг, что негативно отразится как на спросе потребителя, так и на всем отечественном рынке», — заключил он.

Директор Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ Анны Дупан настроена более оптимистично. В беседе с «Лентой.ру» она отметила, что иностранные государства всегда защищают свои IT-гиганты.

Эксперт отметила, что пятый антимонопольный пакет разрабатывается уже не первый год, и самым острым вопросом в его обсуждении стало включение интеллектуальной собственности в сферу регулирования законодательства о защите конкуренции. «Все остальные вопросы — в том числе определение сетевых эффектов и так далее, — тоже очень важны для решения на уровне закона, но не вызывают столько споров, как предыдущий вопрос», —пояснила она.

Пока неясно, как будут развиваться события и включится ли Россия в общемировую тенденцию антимонопольных разбирательств. Однако за рубежом уверены: крупные игроки становятся только сильнее, охраняя свою вотчину от конкурентов. Власти многих стран пытаются обуздать их с помощью штрафов и судебных предписаний в надежде, что это поможет их разработчикам выйти на мировой рынок. Подточит ли это положение IT-гигантов — покажет время.

Интернет и СМИ00:03Сегодня

Темный лорд

Русскоязычный хакер держит в страхе весь мир и зарабатывает миллионы. Кто он и как это ему удается?