Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

И грянул гром

Киргизы вновь громят дом правительства и тюрьмы. Почему выборы в стране заканчиваются революциями?

Фото: Абылай Саралаев / ТАСС

В Киргизии под давлением протестующих сменили премьер-министра. Президент и депутаты парламента приняли такое решение на экстренном заседании под гул собравшейся на улице толпы. Обсуждать столь важный вопрос им пришлось в одном из отелей Бишкека, поскольку минувшей ночью толпа разгромила резиденцию главы государства, а также дом правительства, мэрию и еще несколько зданий госорганов. Противники действующей власти выпустили из тюрьмы экс-президента Атамбаева и потребовали передать власть кандидатам от народа. Беспорядки охватили Киргизию на следующий день после парламентских выборов, хотя избирательная кампания прошла достаточно спокойно. Однако корреспондент «Ленты.ру», лично наблюдавший за голосованием в Бишкеке, выяснил, что за этим спокойствием скрывались давно наболевшие проблемы и острые противоречия. О том, почему демократические процедуры в Киргизии вновь спровоцировали народные волнения, — в материале «Ленты.ру».

Последние капли

Еще вечером 4 октября, когда закончились выборы в парламент, Бишкек не выглядел как место, где вскоре под разрывы светошумовых гранат толпа протестующих пойдет на штурм правительственных зданий. Сразу же после объявления предварительных результатов голосования в центре столицы Киргизии собрался небольшой митинг, но уже через полчаса завершился.

На площади Ала-Тоо, которая спустя сутки станет эпицентром жестоких столкновений протестующих с силовиками, собрались несколько сот сторонников партии «Социал-демократы», возглавляемой Сеидбеком Атамбаевым, сыном сидящего в СИЗО по тяжким обвинениям экс-президента Алмазбека Атамбаева. Закончился митинг так же спонтанно, как и начался — и вскоре прогуливающиеся горожане и играющие в мяч школьники даже не могли бы догадаться, что здесь кто-то выражал недовольство властью. И тем неожиданнее, казалось бы, стали события последующего дня.

686
человек
пострадали в столкновениях с милицией во время беспорядков в Бишкеке

Предвыборная Киргизия производила двоякое впечатление. Чувствовалась сильная политизированность общества — практически каждый прохожий был готов поделиться своими электоральными предпочтениями и взглядами. Столичная молодежь высказывалась преимущественно за оппозицию, люди старшего возраста — в поддержку партии «Биримдик» («Единство»), которая считается пропрезидентской, или же против всех политических сил.

Однако при такой заинтересованности политикой в людях не чувствовалось ожесточения. Скорее общая усталость и недоверие к системе. С последним власти как раз и пытались бороться — эти выборы в Киргизии прошли с применением новейших высоких технологий. Для идентификации избирателей использовали биометрические системы, что, по словам главы ЦИК Нуржан Шайлдабековой, должно было исключить вероятность многократного голосования, уменьшить число нарушений и убедить население в честности подсчета голосов. Правда, люди на улицах, в автобусах и очередях переживали скорее не за честность подсчета, а за отсутствие новых лиц. 103 из 120 депутатов прошлого созыва парламента снова пошли на выборы, хотя и в составе новых партий.

Еще одной острой предвыборной темой стал подкуп избирателей. Дело в том, что для попадания в парламент партиям надо преодолеть барьер в семь процентов голосов не только по всей стране, но и по каждой из областей. Поэтому ряд политических сил занимается перемещением своего «ядерного» электората в те регионы, где их позиции были не так сильны, — прием уже ни для кого не является секретом.

Для этого избирателю, готовому участвовать в подобных махинациях, требовалось заполнить так называемую «форму два» о смене своего избирательного участка. По данным правоохранителей, за это полагалась оплата в среднем около тысячи сомов (чуть более тысячи рублей). Такие голосующие в Киргизии получили прозвище «кузнечики». Эдиль, сотрудник крупной некоммерческой организации, о таких соотечественниках говорит с плохо скрываемым презрением. Он считает, что его точку зрения разделяет большинство образованной молодежи в крупных городах.

Это серьезные проблемы, но, конечно, ни одна из них не могла привести к социальному взрыву. Ключевые причины социального взрыва в Киргизии более глобальны.

Перемена мест слагаемых

В ходе этого электорального цикла партийная система Киргизии полностью изменилась. Социал-демократическая партия страны (СДПК) имела статус правящей политической силы в последние десять лет. Именно на нее опирался бывший президент Алмазбек Атамбаев и его преемник Сооронбай Жээнбеков.

Однако между Жээнбековым и Атамбаевым произошел конфликт, который вылился в штурм резиденции бывшего президента в августе прошлого года и тюремный срок сразу по нескольким тяжким обвинениям: в организации захвата власти, коррупции и незаконном обогащении, в убийстве его сторонниками спецназовца в ходе штурма, а также в незаконном освобождении криминального авторитета Азиза Батукаева.

Сразу же после этого депутаты от СДПК и партийные функционеры поспешили примкнуть к другим политическим силам, усилилось и давление властей. Кроме того, у социал-демократов больше не было харизматичного лидера. Партия, по сути, распалась на несколько более мелких, эксперты оценивали электоральные перспективы осколков СДПК как крайне низкие. Никто из них в парламент в итоге не прошел.

16
партий
участвовали в парламентских выборах. Из их в парламент прошли только 4 политические силы, связанные с властью.

Согласно первым результатам, проходной барьер преодолели четыре политические силы, связанные с действующей властью. Партия «Биримдик» получила 46 депутатских мандатов из 120, «Мекеним Кыргызстан» — 45, «Кыргызстан» — 16 и «Бутун Кыргызстан» — 13. Они вынуждены объединиться в коалицию, поскольку конституционного большинства не получил никто.

Пока бывшие соратники искали себе политическое пристанище, Жээнбеков занимался созданием новой опоры в парламенте. Ей стала партия «Биримдик», которая принимала участие в выборах впервые, однако заняла первое место по итогам кампании, набрав 24 процента голосов избирателей. В ее списке — бывшие функционеры СДПК и представители клана Жээнбекова, в том числе и брат главы государства Асылбек. Основа идеологии партии — евразийское единство и развитие экономических связей с Россией.

Со схожих позиций выступает «Мекеним Кыргызстан» («Моя Родина — Кыргызстан»), занявшая по итогам голосования второе место с 23 процентами. Ее финансирует Раимбек Матраимов, бывший глава таможни республики. По данным независимых журналистских расследований, он причастен к нелегальному вывозу из страны товаров почти на миллиард долларов. Эти две партии и должны были стать основой парламентской коалиции сторонников Жээнбекова, однако их перспективы на повторных выборах туманны. Все зависит от того, смогут ли действующие власти удержать контроль над административным ресурсом.

Девять процентов набрала партия «Кыргызстан». Она также считается провластной, в ее состав входит спикер прошлого созыва парламента Дастан Джуманбеков и многие киргизские олигархи. Четвертой партией, которая преодолела проходной барьер, стала «Бутун Кыргызстан» («Единый Кыргызстан»). Она объединила многих бывших чиновников времен Атамбаева. Также в политических кулуарах республики говорят, что партию финансирует бывший президент Курманбек Бакиев, который сейчас находится за границей.

Однако ни одна из оппозиционных сил в парламент не попала. Часть из них действительно являются достаточно мелкими партиями, но часть готова бросить вызов своим провластным конкурентам. Это партии «Реформа», «Бир Бол» и «Ата-Мекен», консолидировавшие в своем составе сотрудников НПО, выпускников американских и европейских учебных заведений и образовательных программ.

6
партий
образовали Координационный совет оппозиции по передаче власти. В него вошли бывшая партия власти СДПК, поддерживающая Атамбаева, а также «Реформа», «Ата Мекен», «Бутун Кыргызстан», «Бир Бол» и «Замандаш»

В него вошли бывшая партия власти СДПК, «Реформа», «Ата Мекен», «Бутун Кыргызстан», «Бир Бол» и «Замандаш». Их лидеры собирались назначить свое правительство и провести новые выборы без участия трех главных провластных партий. «Реформа» пользуется активной поддержкой городской молодежи, что для Киргизии нехарактерно и ново: участие в массовых акциях традиционно считается уделом выходцев из бедной глубинки. Прошлой зимой политсила выводила свой молодой электорат на улицы с целью подчеркнуть критичность экономической ситуации в стране. Организаторы митингов особенно подчеркивали, что падение уровня жизни затронуло уже даже жителей крупных и богатых городов, то есть, в сознании обывателя, ниже падать некуда.

Не стоит сбрасывать со счетов и Атамбаева, который на фоне протестов был освобожден из СИЗО и перемещен под домашний арест вместе с рядом ключевых соратников. Сейчас у социал-демократов вновь появится харизматичный лидер. Бывший президент вполне может мобилизовать сторонников и вернуться в большую политику на фоне протестов.

Три фактора

Именно социальные проблемы стали одним из трех главных факторов, запустивших протест, считает политолог, глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович. В беседе с «Лентой.ру» он подчеркнул, что уровень жизни в республике сильно упал после пандемии коронавируса. «Произошел медицинский кризис, система здравоохранения не справлялась, была буквально парализована, ситуацию пришлось спасать "десантом" российских врачей», — отметил он.

Кроме того, очень сильно возмущает жителей Киргизии сотрудничество пропрезидентской партии «Биримдик» с «Мекеним Кыргызстан», чье руководство для народа фактически признанные коррупционеры. «В республике открыто говорят о массовой контрабанде из Китая в обход налогов, которую контролирует клан Матраимовых», — пояснил Мендкович.

Вторым фактором формирования кризиса власти стало четкое региональное разделение Кыргызстана на два социокультурных полюса. Еще с советских времен в местной политике конкурировали более консервативный, аграрный и религиозный юг и более урбанизированный, промышленный и светский север. Во времена СССР местные секретари компартии всегда чередовались по принципу южанин-северянин. В годы независимости это никуда не делось. «Северянина» Аскара Акаева сменил «южанин» Курманбек Бакиев, после которого президентом стал «северянин» Атамбаев.

«Действующий президент Жээнбеков — "южанин". В рамках кадровой политики он много привлекал земляков, в том числе для того, чтобы преодолеть влияние своего предшественника-"северянина" Атамбаева на жизнь страны. И тем самым он настроил против себя север, где территориально находится Бишкек», — объясняет эксперт.

Наконец, собеседник «Ленты.ру» предлагает присмотреться к возможному иностранному следу в киргизских протестах, указывая на связь оппозиционных сил с западными странами. «Ни для кого не секрет, что в ходе предвыборной кампании послы США и Великобритании встречались с лидерами протеста и призывали объединяться против власти. Сейчас отношения Бишкека и Вашингтона на нижней точке, поэтому в смене власти Америка заинтересована», — считает Мендкович.

Политолог подчеркнул, что такие же встречи проводились в прошлом году как раз накануне столкновений сторонников бывшего и действующего президентов в ходе штурма резиденции Атамбаева. Однако, по его словам, этой весной из-за коронавируса большая часть штата посольства была эвакуирована из Кыргызстана, поэтому, если США и играли какую-то роль в нынешних протестах, то она была весьма ограниченной. «Судя по вчерашнему заявлению посольства США, они до последнего момента сомневались в шансах оппозиции реально чего-то достичь», — отмечает эксперт.

Мендкович уверен, что смена власти в Киргизии неизбежна, однако говорить о том, «кого вынесет наверх революционная волна» и как России дальше взаимодействовать со своим среднеазиатским партнером, пока рано.

Дубль два

За первые же дни протестующим удалось добиться значительных успехов. Ряды элит пошатнулись. Из солидарности с протестующими уходят в отставку губернаторы, мэр Бишкека подчинился требованиям погромщиков, захвативших его резиденцию, покинуть пост.

Так же поступил и премьер-министр страны Кубатбек Боронов. Новым премьером стал Садыр Жапаров, бывший депутат парламента, ранее осужденный на 11 лет тюрьмы за организацию массовых беспорядков — его освободили в ходе ночных столкновений и предложили в качестве нового, «народного» главы правительства оппозиционеры. Власти согласились.

Президент Сооронбай Жээнбеков оперативно отреагировал на штурм Белого дома. Еще в разгар столкновений он объявил, что готов пересмотреть итоги выборов, выразил согласие на переговоры с оппозицией и созвал все партии на встречу. ЦИК провел проверку в кратчайшие сроки и уже днем 6 октября действительно аннулировал результаты голосования, назначив повторное в течение двух недель. Пропрезидентская партия «Биримдик» поспешила присоединиться к заявлениям Жээнбекова, согласившись на переговоры с оппозицией и новое голосование.

Но, похоже, несмотря на оперативные меры, республику все равно ждут серьезные потрясения. Нынешние акции протеста являются уже третьей киргизской революцией, и, как и в прошлые разы, политический раскол снова продолжается по линии «север-юг» — и усугубляется. Повторные выборы явно пройдут с большим накалом. Киргизия все еще остается самой демократичной страной Средней Азии, несмотря на некоторое ужесточение режима при Жээнбекове, что дает ей шанс на мирные перемены. Однако никакие усовершенствования избирательного процесса и открытости подсчета голосов не помогут, когда в основе политики лежит феодальная клановость.

Бывший СССР00:0124 октября

Пан или провал

США взялись за решение карабахского вопроса. Способен ли Трамп остановить войну на Кавказе?
Бывший СССР00:0321 октября

Революция по-быстрому

Киргизы сменили власть за десять дней. Почему в республике так легко совершить переворот?