Новости партнеров
Прослушать статью

Голодные до красоты

Наркотики, сигареты и смертельный сон: почему и как люди веками пытаются похудеть

Фото: Richard Bord / WireImage / Getty Images

Подсчет калорий, отказ от определенных «вредных» продуктов и питание по часам стали неотъемлемой частью модного культа здорового образа жизни. Современный голодающий убежден, что быть здоровым — означает непрерывно сдерживать себя в еде, и что только худощавый человек может рассчитывать на красоту и долголетие. Несмотря на то что наука давно доказала неэффективность ограничительного питания для снижения веса и его сомнительный эффект для здоровья, найти человека, который хотя бы раз не попробовал ту или иную диету, практически невозможно. В то время как жертвы индустрии верят, что диеты действительно были придуманы для продления жизни и сохранения красоты, скептики утверждают, что это всего лишь чей-то весьма прибыльный бизнес, основанный на человеческой неуверенности в себе. Откуда взялись диеты и почему они до сих пор остаются в тренде — объяснила «Ленте.ру» клинический психолог, кандидат наук, автор первой в России книги по интуитивному питанию, руководитель центра Intueat, президент ассоциации АСОРПП Светлана Бронникова.

«Телесное наслаждение может испортить человеческую душу»

Многие столетия человечество голодало. Один из четырех библейских всадников Апокалипсиса Глад восседает на черном жеребце и несет в руках весы для взвешивания хлеба. Первый «диетический» опыт был религиозным, очищающим и приближающим к богу. Голодали монахини, святые люди и кающиеся грешники, чтобы получить прощение. Считалось, что телесное наслаждение (это
касалось и сытной вкусной еды, и сексуальных удовольствий, и красивой удобной одежды) может «испортить» человеческую душу. В XIX веке верили, что обжорство — один из семи смертных грехов человечества, — вызывает снижение веса, а не наоборот: оно провоцирует несварение, и человек худеет.

Впервые ограничивать питание из соображений здоровья начали древние римляне и греки. Это был этап относительной сытости и достатка. Умеренность и баланс были возведены в ранг одного из основных моральных достоинств, и обжорство рассматривалось как нравственное падение, признак того, что еда потреблялась не для насыщения, а лишь ради удовольствия — полнота была свидетельством морального разложения.

Уже в Древней Греции ожирение понималось как болезнь, причем скорее психического свойства. Тем не менее основоположник современной медицины Гиппократ писал, что «при всех болезнях, люди, имеющие жир вокруг живота, выздоравливают лучше всего». При этом стандартом красоты у римлян и греков были по современным меркам весьма полные люди. Даже в латыни и древнегреческом языке слово «толстый» ассоциировалось с изобилием и плодородием, а «худой» — с нищетой и слабостью.

Именно благодаря древним грекам особые формы питания сегодня называются «диетой». Само понятие «диета» произошло от древнегреческого слова diaita

Гиппократ использовал этот термин для описания образа жизни пациента: его пищевых привычек, физической активности, гигиены и сексуальных практик. Одним из методов лечения была умеренность в еде и воздержание от определенной еды во имя здоровья.

Другой источник диетической культуры восходит ко временам Колумба. Колонизация испанцами Америки означала необходимость выживания в совершенно незнакомых условиях, в том числе сопротивления новым инфекциям и опасностям. Испанцы верили, что если они будут есть исключительно европейскую, «правильную» пищу, то суровые условия жизни обеих Америк их пощадят. Кроме того, они были убеждены, что такая пища помогает им сохранять физические различия с коренными жителями страны, и если они начнут есть «плохую» местную еду, то превратятся в тех, кого колонизируют, — в дикарей.

«Быть современным, а значит — худым»

Эти идеи просочились в Америку, где в XIX веке и зародилась культура худобы. Изначально стройность была признаком высокого происхождения. Мода на корсеты, распространенная среди женщин аристократических фамилий, должна была подчеркнуть тонкую талию — и тем самым отличие аристократии от плотных и ширококостных ирландок и африканок, простолюдинок, выполнявших черные работы. Корсет сдавливал внутренние органы, ломал ребра, приводил к постоянным обморокам, но подтверждал высокий социальный статус его обладательницы, и поэтому был обязательным.

Первым настоящим диетическим гуру в истории был Уильям Бантинг, похоронных дел мастер британской королевской семьи. Уйдя на пенсию, он мог жить, ни в чем себе не отказывая, но ему мешало ожирение. Бантинг посетил множество докторов, но врачи того времени не видели большой проблемы в наборе веса с возрастом и заверяли его, что это естественный процесс. Однако это шло вразрез с тем, как должен был выглядеть успешный белый мужчина. Наконец Бантинг нашел доктора, согласившегося посадить его на экспериментальную диету.

В 1864-м Бантинг выпускает книгу «Письмо о тучности, адресованное публике» — первый в истории диетический бестселлер, изданный тиражом более 100 тысяч копий. Диета Бантинга была своего рода кетодиетой алкоголика. Она состояла из мяса и жиров в сочетании с большим количеством алкоголя (чтобы справиться с запорами, неизбежными при таком питании). Поскольку диета Бантинга подразумевала постоянное взвешивание, популярность его книги способствовала возникновению массового безумия в отношении весов. В те времена весов, пригодных для домашнего использования, не было, и чтобы узнать свой вес, людям приходилось взбираться на огромные платформы для взвешивания зерна, которые выставлялись за деньги на ярмарках.

В 1910 году появляется «маленькое черное платье» Коко Шанель, которое полностью перечеркивает моду на зауженную с помощью корсета талию. Меняется эпоха: на сцене джаз, сигареты вместо трубок и сигар, сексуальная свобода и, превыше всего, молодость. Образ зрелой полнотелой женщины более неактуален. Коко шьет платье, чтобы выглядеть «как девочка»: талия опускается ниже, а подол становится короче, открывая ноги. Корсет не поможет влезть в такое платье — теперь женщинам нужен не внешний, а «внутренний корсет» — физическое истощение. И хотя по нынешним временам женщины той эпохи обладали вполне обычным телом, тогда для достижения такой фигуры нужно было предпринимать большие усилия.

Коко искренне хотела освободить женщин от корсетной тюрьмы, но невольно поспособствовала созданию новой — диетической

Второе десятилетие XX века приносит женщинам Америки огромное количество прав и свобод, и главное из них — право голосовать на выборах, полученное с принятием Девятнадцатой поправки к Конституции США. Но и диетическая культура в этот период набирает обороты как никогда: корсеты почти исчезают с рынка, их заменяют продукты для «внутреннего корсета» — напольные весы, слабительные пилюли и жиросжигающее мыло, которое якобы «смывает излишний жир». Активно развивается и рынок ограничительных диет.

Новая эра должна была принести женщинам освобождение от удушающего корсета и тирании мужчин, но вместе со свободным стилем одежды и более активной жизнью в их привычный уклад пришло новое ограничение — оставаться стройной во что бы то ни стало. Как считает известная феминистская писательница Наоми Вульф, это не было случайностью. Периоды в истории, когда женщины отвоевывали себе значительные свободы — право голоса, право носить брюки, право работать вне дома, репродуктивное право — всегда совпадали с ужесточением стандартов красоты. Именно в эти периоды от женщин требовалось становиться значительно стройнее, чем прежде, и давление на них возрастало.

Рынок диет набирает обороты: женщины хотят быть современными, а значит — худыми. Появляется все больше новых способов снижения веса, всякий раз увеличивающих продажи того или иного товара.

«Не тянись за конфеткой — возьми сигаретку!»

Компания Lucky Strike положила начало сигаретной диете под девизом: «Не тянись за конфеткой — возьми сигаретку!» В 1920-х годах женщины становятся целевой аудиторией для рекламы табачных компаний: им внушают, что курение помогает контролировать вес. Примечательно, что и в наши дни 40-50 процентов женщин курят из диетических соображений.

Уже в следующем десятилетии появляется первая жидкая диета, которая выходит на промышленный уровень. В салонах красоты стали продавать «Диетическое средство доктора Штолля» — порошковый заменитель пищи. Смесь состояла из чайной ложки молочного шоколада, крахмала, цельнозерновой пшеничной муки и отрубей. Порошок заливали одной чашкой воды.

К середине прошлого века придумывают диету на капусте: можно есть неограниченное количество низкокалорийного капустного супа. Это одна из старейших модных диет, которая популярна и по сей день. В это же время появляется грация из эластичной ткани — нижнее белье, которое заменило корсет и впоследствии стало очень популярным.

Таким образом индустрии моды, косметики и диет, ориентированные на женскую аудиторию, становятся мегаиндустриями. Если до этого момента основным двигателем продаж была мотивация обладания чем-то («Купи это, потому что это уже есть у твоего соседа!»), то теперь стратегия меняется: важнее становится то, что ты собой представляешь и как выглядишь. Посеянное в женщинах зерно неуверенности в себе и сомнений, что с ее телом «все так», заставляет их скупать все, что угодно, — от крема для гладкости пяток до гигантского и бессмысленного пылесоса «Кирби».

Идеальная внешность перестает быть вопросом генетического везения. Теперь ее можно купить — путем приобретения диетических продуктов или услуг пластических хирургов. Как пишет Сюзи Орбах в книге «Жир — феминистская тема», женщинам внушают страх предъявлять себя в мир «такой, как есть». Миру можно показывать только вымытое специальными средствами, гладко выбритое, смазанное кремами, украшенное макияжем и утянутое в специальное белье тело. Стоит ли удивляться, что так много женщин уверены, что окружающие разбегутся с криками, если они выйдут на улицу ненакрашенными и без укладки. Ощущение своей хронической «нетаковости» — самый лучший двигатель продаж.

Как известно, спрос рождает предложение. Диетическая индустрия объединяется с фармакологической — на рынке появляются таблетки для похудения. Наступает эпоха снижения веса любой ценой — даже самой катастрофической. В 1959 году управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США дает разрешение на использование первого препарата для подавления аппетита под названием «Фентермин». В его состав входят амфетамины, вызывающие наркотическую зависимость. Вскоре обнаруживается, что эти таблетки опасны для здоровья. Но к этому моменту уже тысячи женщин становятся наркозависимыми и худыми.

В 1970-х, заботясь исключительно о собственных интересах, Сахарная ассоциация США (Sugar Association) запускает рекламную кампанию, в которой сахар преподносится как полезный диетический продукт, подавляющий аппетит и дающий энергию. В рекламе говорится, что «если не хватает силы воли, чтобы есть меньше, — ее может заменить сахар» и «если сахар вреден для фигуры, откуда столько худых детей?»

Тогда же появляется так называемая «диета Спящей красавицы»: человек принимает снотворное и на несколько дней погружается в сон, во время которого и происходит снижение веса. Элвис Пресли был большим поклонником такой диеты

Десятилетие спустя программа тренировок Джейн Фонды, телезвезды, всю жизнь страдавшей нервной анорексией, становится самым продаваемым видеопродуктом того времени. 17 миллионов копий расходятся по всему миру, планету охватывает фитнес-лихорадка. Культовые гетры Фонды и яркие трико до сих пор остаются популярными атрибутами фитнеса.

Между тем, несмотря ни на что, «Фентермин» продолжает пользоваться спросом. Сам по себе он не слишком эффективен, но его по-прежнему преподносят как «волшебное лекарство», которое необходимо принимать в комбинации с «Пондумином». С 1997 года после сообщений о заболевании сердечного клапана и легочной гипертензии препарат был отозван с фармацевтического рынка США. В то же время срок действия патента на «Пондумин» истекает, и на рынке появляется еще одно средство для похудения — «Редуксин».

Препарат появляется на обложке журнала Time, на рекламную кампанию тратится 52 миллиона долларов: каждую неделю врачи выписывают 85 тысяч рецептов на «Редуксин»

Тут же журнал Time называет доктора медицины Роберта Аткинса, создателя низкоуглеводной диеты Аткинса, одним из 10 наиболее влиятельных людей года. Популярность низкоуглеводных диет росла, однако Американская ассоциация кардиологов предупреждала, что потеря веса на такой диете будет кратковременной и что диеты с пониженным содержанием углеводов чреваты заболеваниями сердечно-сосудистой системы.

С 2004 года на канале NBC стартует цикл передач «Потерявший больше всех»: похудение превращается в шоу и соревнование. В нем участвуют люди с ожирением или избыточным весом, они борются за денежный приз, который присуждают тому, кто похудеет сильнее по сравнению с первоначальным весом. Методы похудения включают жесткое ограничение калорий и физические упражнения, которым отводится до шести часов в день. Фитнес-тренер телешоу Джиллиан Майклс унижает и высмеивает участников, чтобы мотивировать их продолжать.

Дальнейшие исследования показывают, что после шоу все участники снова набрали вес, некоторые из них преждевременно умерли

Буквально десять лет трендом становятся белковые диеты. Появляется множество книг, которые восхваляют разновидности диеты эпохи палеолита. Палеодиета одобряет все виды красного мяса. Фрукты и прочие углеводы можно употреблять с ограничениями. Затем наступает эпоха кетодиеты: кофе со сливочным маслом на завтрак, то есть одни жиры и ни грамма углеводов. Кетодиета провоцирует ряд осложнений для здоровья.

В наши дни модным становится интервальное голодание, и никого не смущает, что успех этого метода пока подтвержден только на мышах. Выходит клиническое исследование Университета Калифорнии, констатирующее, что интервальное голодание не приводит к стабильному снижению веса у людей с ожирением, что оно вызывает большую потерю мышечной массы, чем другие диеты. Автор исследования кардиолог Этан Вейсс подвергается преследованию в интернете и вынужден отключить на несколько дней социальные сети из-за обвинений в ангажированности.

Горькая правда

Научные данные, анализирующие эффективность диет, категоричны. От 95 до 98 процентов людей, использующих диеты для снижения веса, набирают обратно все сброшенное, многие — с прибавкой. Часть тех, кто похудеет и удержит вес, — разовьют расстройства пищевого поведения. Диетическое поведение способно всерьез разрушить здоровье — колебания веса являются одним из основных управляемых факторов риска для развития диабета второго типа.

Несмотря на это, люди изо всех сил стремятся сбросить вес, и это не может не радовать тех, кто владеет миллионными бизнесами по производству диетической продукции — таблеток для похудения, низкокалорийных продуктов, заменителей еды, планов питания и приложений для контроля количества калорий.

Положительный эффект от снижения веса наблюдается при некоторых тяжелых заболеваниях, но наступает он уже при снижении веса на 5-10 процентов. Дальнейшие усилия обычно приводят к срывам, развитию приступов переедания, ненависти к себе и отчаянию

Вместе с очередным диетическим продуктом клиент покупает мечты о всеобщей симпатии, об успехе, о вечных молодости и красоте. Человечество заставили поверить, что необходимо выглядеть иначе, чем предопределено генетикой, и добиться этого можно лишь ценой неимоверных усилий и немалых денег. В мире постоянного взаимного осуждения физическая худоба представляется и нравственной ценностью, и единственным рецептом здоровья.