Новости партнеров
Прослушать статью

«Дальше будет еще труднее»

Илья Лагутенко о выживании в пандемию, любви к русскому рэпу и победе над ленью

Фото: Алексей Смагин / «Коммерсантъ»

17 апреля после почти полуторагодичного перерыва, вызванного пандемией, к живым гастролям возвращается популярнейшая российская группа «Мумий Тролль». Первый концерт пройдет на московской площадке Music Media Dome. Все необходимые предписания и ограничения, спровоцированные пандемией, будут соблюдены, поэтому попасть на долгожданное шоу смогут только самые расторопные. Накануне долгожданного возвращения «Лента.ру» беседовала с главным «мумийтроллем» всех времен и народов Ильей Лагутенко.

Лента.ру: Нынешний концерт — это первый большой выход в люди после пандемии. Какие чувства?

Илья Лагутенко: Да, для нас это будет первый постпандемический концерт. Решили его сделать максимально «домашним», несмотря на то что площадка немаленькая.

Скажите, а по вашим личным ощущениям — мир уже действительно не будет таким, как прежде?

Как прежде точно уже не будет.

Мы все, отчасти незаметно для себя, переместились в новую реальность с совершенно новыми правилами игры — и сейчас постепенно учимся по ним «играть», то есть жить.

Чем вы занимались без концертов?

Режим дня, а также недели, месяца, да и всего года, претерпел в 2020-м кардинальные изменения… Это коснулось меня как гастролирующего артиста. Группа «Мумий Тролль» редко бывала дома подолгу, мы же такие закоренелые «музыкальные туристы» с 20-летним стажем. Вынужденно изменился и домашний режим.

Нет желания остаться в цифровом мире, хотя бы частично?

Есть желание почаще оттуда выходить на свежий воздух. Но...

Год не только заставил привыкать к новым условиям, но и позволил закончить многое из того, на что вечно не хватало времени. Мы выпустили два сингла — «Лира» и «Тот день когда», мини-альбом «Призраки завтра» в двух частях и альбом «После зла». Сняли два клипа. Мы научились репетировать онлайн и выступать на онлайн-фестивалях. Наш фестиваль V-ROX тоже стал цифровым: сделали и разместили в виртуальном пространстве программы с участием артистов со всего мира, которые принимали участие в фестивале в разные годы. 20-летие альбома «Точно Ртуть Алоэ» отметили 360 VR-концертом. Наконец запустили официальный онлайн-магазин. В общем, не скучали.

Расскажите об альбоме «После Зла»...

Песни альбома «После Зла» (декабрь 2020) мы писали, когда еще ни о каком глобальном локдауне и вирусе никто и не подозревал. Начали над ними работать в лос-анджелесской студии VOX Studios весной 2019-го года. Затем у нас случился перерыв на летние фестивали и зимние гастроли, после чего мы намеревались продолжить совместную работу в студии. Но этому не суждено было осуществиться. Из-за пандемии даже студия была вынуждена закрыться, мы оказались, кажется, последними, кто в ней записывался.

А «Призраки завтра»?

«Призраки завтра» — мини-альбом-сюрприз в двух частях. Песни для него писались тогда же весной в Лос-Анджелесе, что и «После Зла». Но поняли, что концептуально весь материал не укладывается в один релиз, в результате получилось даже три пластинки. «Призраки завтра» — это такая наша попытка заглянуть в собственное туманное будущее.

Вы еще пригласили поучаствовать в ней Скриптонита и T-Fest. Зачем?

Я слежу за российским хип-хопом, в нем много любопытного для меня как слушателя. У них, как мне кажется, получились интересные версии песен «Кутить» и «Не целуясь» — я не ставил им никаких задач, просто отдал треки.

«Призраки завтра, часть 2» — это японская версия песни «Космические силы» от дуэта Charan-Po-Rantan, мы недавно выпустили на нее цветную версию клипа, и англоязычная Ghosts of Tomorrow («Призраки завтра») от калифорнийского музыканта мультиинструменталиста Saint Mesa.

В одном из интервью вы сказали: «Год этот показал, что пора осваивать новые умения и знания — все они связаны с онлайн-деятельностью». Что освоили, чему научились? Насколько легко или трудно это вам дается?

Непросто, потому что человеческая натура не любит особо осваивать непонятности. Это еще ленью называется. Но и не сложно — особенно, если задумываешься о дне завтрашнем и не хочешь остаться за бортом. Осваиваю новые музыкальные технологии, не только записи, но и продвижения материала. В сотрудничестве с университетом Лос-Анжелеса (UCLA) и Голливудской гильдией композиторов основали даже онлайн-курсы для тех российских музыкантов, которые хотят научиться работать с музыкой для рекламы, кино и ТВ. В наше время это может стать неплохим заработком, особенно когда будущее индустрии живой музыки остается под вопросом.

Знаю, что вы тоже пишете картины. А персональная выставка будет?

Мне нужно еще пару глобальных локдаунов, чтоб заняться этим вопросом всерьез.

На сайте «Мумий Тролль» продаются билеты на концерты без даты в несколько городов, целый тур. Как пришла такая идея?

В ожидании встречи со зрителями мы придумали и запустили этот новый для нас формат — билеты на туровые концерты «без даты» в специальную зону «Призраки завтра» сразу в десяти городах. Все они будут действительны в 2021/2022 годах — когда проведение полномасштабных концертов станет возможным. Надеюсь, какие-то туровые даты сможем утвердить совсем скоро.

За новой музыкой следите? Что посоветуете, какие-то личные открытия?

Слежу. Нравится так называемый жанр «нового джаза», смесь электроники и импровизации: Aaron Parks, Tom Misch, GoGo Penguin. А в совсем молодежной музыке очень много переосмысления музыки 80-90-х, поэтому мне не очень интересно, я помню оригиналы.

Вы написали много музыки для кино, сейчас в каких-то кинопроектах заняты?

Да. Есть один очень амбициозный международный проект. Кино без слов, где есть только музыка, танец и общение или в интернете, или в параллельном мире, что, по сути, одно и то же. Это, конечно, больше художественное высказывание, чем кинофильм.

Все помнят вашу роль вампира в «Ночном дозоре», почему больше не снимались в художественном кино, предложения наверняка были?

Несколько лет назад у нас был свой собственный киноэксперимент — выпустили художественно-документальный фильм «SOS Матросу». Материал для него снимали во время кругосветки на барке «Седов», в которой принимали участие все музыканты «Мумий Тролля». Сняли. А потом процесс постпродакшн затянулся на целых пять лет. Я, честно говоря, не был готов к тому, что кино — такое долгое и затратное во всех смыслах дело.

Очень люблю спрашивать о книгах и кино. Что на вас в наибольшей степени повлияло? И что за последний год понравилось или произвело впечатление?

Люблю посмотреть вечером хороший сериал. Но больше для отдыха нежели для впечатлений. Хотя вот советую хороший документальный фильм Maiden про первую женскую команду, участвующую в регате Whitbread Round the World. Очень жизнеутверждающий и познавательный. Там, кстати, даже есть документальные кадры первой (и последней) советской парусной лодки, участвовавшей в таких соревнованиях. Я тайный обожатель и почитатель парусных гонок.

Вы достаточно плотно связаны с Китаем (и по образованию, и часто бываете там). Как, на ваш взгляд, будут развиваться российско-китайские отношения? Следует ли России опасаться Китая?

В рамках этого нашего интервью я бы не стал затрагивать столь обширную тему. Меня как китаиста по образованию до сих пор волнуют проблемы не только российской китаистики, но и более чем поверхностные мнения российской бюрократии и «глубинного народа» по поводу пресловутого «разворота на восток» и тому подобное. Было упущено очень много времени для того, чтоб выстраивать здоровые и взаимовыгодные отношения. Дальше будет еще труднее...

Последний вопрос: вы верите в бога, в рай, ад и жизнь после смерти.

Нет. Но песни жить могут и после своих авторов. Это факт.

Культура00:0126 марта

Настоящий детектив

Макконахи о себе, роман Яхиной и новая сексуальность: 15 главных книг весны на ярмарке Non/fiction
Культура00:0425 марта

Она вам не Деми

Героин, передозировки, изнасилования: о чем рассказала Деми Ловато в сериале «Танцы с дьяволом»