Новости партнеров
Прослушать статью

Королева ботокса

Как экс-президент Аргентины обманывала национальный банк ради роскошных домов и нарядов

Фото: Presidency Handout / Reuters

Бывший президент Аргентины Кристина Киршнер унаследовала пост от своего супруга. У одних эта яркая женщина вызывает восхищение, другие яростно ее критикуют: о миллионах, потраченных лидером на наряды и пластические операции, местные СМИ писали чаще, чем о ее политическом курсе. Помимо этого, Киршнер обвиняют во взяточничестве и организации коррупционных схем. Она постоянно сражается с журналистами, называя их ослами и тупицами. Как Кристина Киршнер зарабатывает деньги на свою роскошную жизнь — в материале «Ленты.ру» из цикла о правителях разных стран.

«Неужели я буду хорошим лидером, если оденусь как бедная?»

«У меня две страсти — политика и шопинг», — сказала как-то бывший президент Аргентины Кристина Киршнер. По заказу Киршнер в Буэнос-Айрес из Парижа каждую неделю прилетал самолет, доверху набитый вещами от Dior: этот модный дом она любит больше остальных, хотя ей также нравятся Chanel, Louis Vuitton, Hermes и Christian Louboutin. Местные СМИ, тщательно освещавшие все действия президента, писали, что глава государства никогда дважды не появляется на публике в одном и том же наряде. Аргентинцы по этому поводу шутили: «Она так поступает, чтобы экономить на химчистке».

Местные газеты подсчитали, что на наряды Кристина ежегодно тратит не менее 350 тысяч долларов. Для хранения всех этих вещей в ее резиденции предусмотрена трехкомнатная гардеробная площадью 100 квадратных метров. Однако потом выяснилось, что главе государства этого оказалось мало, и для ее одежды пришлось оборудовать целый этаж.

Кристина признается, что ежедневно тратит много времени на выбор нарядов, укладку и макияж. Шопингу она успевала уделить время и во время зарубежных визитов. После встречи в Париже с бывшим президентом Франции Николя Саркози, она заскочила в магазин, где купила 20 пар туфель Christian Louboutin на сумму 110 тысяч долларов и некоторые аксессуары Louis Vuitton и Hermes.

Кристина стремится поддерживать спортивную форму, выбирает массивные украшения и носит исключительно дорогие дизайнерские вещи. Она любит кружево, подчеркивает талию, не скрывает стройных ног и пышной груди, стараясь выглядеть максимально женственно, обычно выбирает черный, белый, красный и розовый цвета.

Визитная карточка Киршнер — идеально уложенные волосы, яркий макияж, дорогие костюмы и высокие каблуки. Ее внешность привлекает аргентинцев больше, чем проводимый ею политический курс.

Киршнер дважды была президентом Аргентины, а до этого еще и первой леди. Муж Кристины — бывший президент Нестор Киршнер — был полной противоположностью жены. Он мог появляться на публике с растрепанными волосами, в старом костюме, который к тому же был ему велик.

Страсть к моде и шопингу иногда играла с Киршнер злую шутку. Стремясь выглядеть лучше всех, Киршнер не раз опаздывала на мероприятия. Например, когда в Вашингтоне проходил саммит G20, президент Аргентины опоздала на официальную фотосъемку с участием лидеров 20 стран. В итоге фотосессию пришлось повторить, что не понравилось многим участникам, пришедшим вовремя. Кроме того, на саммите стран Латинской Америки и Евросоюза протокольной службе пришлось извиняться за аргентинского лидера, которая опоздала из-за долгих переодеваний.

«Незаменимая для Аргентины»

Многие сравнивают Киршнер с легендарной первой леди Аргентины Эвой Перон. Обе женщины оказывали огромное влияние на мужей, пользовались поддержкой аргентинских рабочих, и, как писали журналисты, «их главным оружием были очарование и сексуальность». Однако Кристина такие параллели не любит. «Я не хочу ничего наследовать ни от Эвы, ни от моего мужа Нестора. Все, что есть у меня, — результат моих собственных достижений и недостатков», — возмущается она.

В окружении Кристины говорили, что стать президентом она мечтала с детства. Впоследствии журналистка Ольга Ворна, составлявшая биографию политика, охарактеризовала главную героиню так: «Она сильная образованная женщина, иногда великодушная, иногда заносчивая, зачастую эмоционально неуравновешенная, но при этом незаменимая для Аргентины».

Журналист Хосе Анхель Ди Мауро описывал ее следующим образом: «Одержимая и импульсивная женщина, которой нравится, чтобы все было только так, как она хочет. Если вы во время разговора с ней возьмете книгу с журнального столика, она непременно вернет ее туда, где она была»

Кристина родилась в феврале 1953 года в городе Ла-Плата, столице провинции Буэнос-Айрес. Окончив школу, поступила на юридический факультет местного университета. Там она познакомилась с Нестором Киршнером, за которого вышла замуж в 1975 году. Вместе с мужем они создали собственную юридическую фирму, а потом решили заняться политикой.

Впоследствии Нестор рассказывал, что жена активнее, чем он сам, занималась его будущей карьерой. Примкнув к левому крылу перонизма, пара стала довольно быстро продвигаться по партийной линии. Но если муж обычно «говорил по бумажке», то Кристина прослыла блестящим оратором. Этот брак считался счастливым. У пары родились двое детей: сын Максимо и дочь Флоренсия.

В 2003 году Киршнеры переехали в президентский дворец. Там они и остались после того, как Нестор передумал баллотироваться на второй срок, уступив место жене. Об игре, которую затеяла эта пара, ходили разные слухи. Потом выяснилось, что политик был серьезно болен и решил отойти от дел. В октябре 2010 года Нестор умер от сердечного приступа в возрасте 60 лет. Проститься с ним пришли десятки тысяч аргентинцев, очередь растянулась на несколько километров. Похоронили Нестора в семейном склепе на кладбище его родного города Рио-Гальегос в провинции Санта-Крус.

После смерти мужа Кристина Киршнер три года носила траур — дизайнерские вещи исключительно черного цвета.

«Да, я была высокомерной сукой»

С журналистами Киршнер общается неохотно и крайне редко дает интервью. Особенно напряженные отношения у нее с местными СМИ. Оппозиционные издания зачастую пишут нелестные вещи о Киршнер, критикуя ее за то, что она тратит много денег на дорогие наряды и пластические операции. За это недоброжелатели прозвали ее Королева ботокса и Ботоксная Эвита. Киршнер судилась с журналистами и добивалась опровержений. Они в долгу не оставались: не щадили президента даже тогда, когда в 2012 году у нее обнаружили рак щитовидной железы. После операции выяснилось, что опухоль была доброкачественной.

В 2016 году Кристину обвинили в получении взяток на десятки миллионов долларов, суд потребовал лишить ее депутатского иммунитета и арестовать. Считается, что в годы правления Нестора Киршнера в правительстве была разработана система незаконного получения денег. Супругов подозревали в том, что именно они и организовали эти коррупционные схемы.

Скандал разразился после того, как аргентинская газета La Nacion опубликовала «коррупционные тетрадки». Выяснилось, что водитель Хулио Мигеля де Видо, бывшего министра планирования в кабинете Киршнер, в течение десяти лет записывал, когда, куда и кому доставлял мешки с деньгами. Чаще всего это были правительственные здания и дома четы Киршнер. Шофер к тому же указывал сумму, а иногда и вес денег. Потом водитель передал изданию восемь тетрадей в клетку по 96 листов. Журналисты признались, что писали статью несколько месяцев: они насчитали взяток на 56 миллионов долларов.

Следствие уверено, что эта сумма еще больше — около 160 миллионов долларов, а деньги давали строительные компании, чтобы заполучить государственные заказы

Это не единственное коррупционное дело, в котором обвиняют бывшего президента. Следствие уверено, что вместе с мужем Киршнер помогала близкому другу семьи бизнесмену Ласаро Баесу получать госзаказы на строительство инфраструктурных проектов. За пять лет контрактов набралось на 900 миллионов долларов. Кристину подозревают в отмывании денег, причастности к махинациям в Центральном банке Аргентины, растрате государственных средств и незаконном обогащении.

Следствие было уверено, что действия Кристины нанесли Аргентине ущерб как минимум на 17,1 миллиарда долларов. Обыски прошли в роскошной квартире бывшего президента в Буэнос-Айресе, в резиденции в Рио-Гальегос, на вилле в Эль-Калафате. В сейфе у Киршнер нашли 2,25 миллиона долларов, а у ее дочери — более 65 миллионов долларов на разных счетах.

Киршнер себя виновной не признает, заявляя, что махинации затеяли ее политические противники. Политик отчаянно отбивается от судебных исков. «Да, я была высокомерной сукой, авторитарным популистом», — обычно говорит она, добавляя, что такой образ создают ее оппоненты, «устроившие охоту на ведьм». Многие сенаторы поддерживают Кристину, поэтому даже если суд признает ее виновной, она, скорее всего, останется на свободе.