Новости партнеров
Прослушать статью

«Вау, на меня орет чувак из "Криминального чтива"». Крис Рок о возвращении «Пилы», фанатах хорроров и Сэмюэле Л. Джексоне

Кадр: фильм «Пила: Спираль»

В российский прокат выходит «Пила: Спираль» — первый за четыре года фильм одной из самых популярных хоррор-франшиз современности, который возвращает зрителя во вселенную изощренных садистских ловушек и невыносимых моральных дилемм, но при этом ухитряется высказаться на тему полицейского насилия. Впервые в истории «Пилы» «Спираль» привносит в хоррор-конструкцию элементы комедии. Впервые же во франшизе в главных ролях заняты настоящие звезды: протагониста-полицейского, расследующего серию очень похожих на деяния маньяка-моралиста Джона Крамера убийств, сыграл комик Крис Рок, а его отца — Сэмюэл Л. Джексон. «Лента.ру» поговорила о «Спирали» с Роком, без любви которого к франшизе этого ее перезапуска могло и не быть: именно суперзвезда стэндап-комедии, в кино известный в основном ролями в юморесках вроде «Одноклассников» и «Догмы» (но способный быть убедительным и в драмах вроде четвертого сезона «Фарго»), выступил локомотивом возвращения «Пилы».

«Лента.ру»: Так вы, оказывается, фанат «Пилы».

Крис Рок: О, еще какой.

Тогда признавайтесь, какая у вас самая любимая ловушка — из всех фильмов?

Моя любимая... Честно — медвежий капкан наоборот из самой первой «Пилы». Самая простая — и такая садистская. Яма со шприцами из «Пилы 2» тоже отличная. Ну, как отличная... Буэээ... (кривится от отвращения).

Что чувствует человек, оказывающийся на площадке рядом со всеми этими сумасшедшими конструкциями, жуткими ловушками, которыми славится «Пила»?

В первые секунды ты как фанат франшизы, конечно, воодушевляешься. Но вообще, ощущения странные. Потому что в этих ловушках, когда ты их видишь впервые, никто не томится. Человека внутри нет — и поэтому эффект более-менее нулевой. Ну и потом, это все-таки опасные устройства. Никто не умирает, конечно, но пораниться можно — так что действуют разнообразные протоколы безопасности. «Не прикасайся к этой штуке — а то руку прищемит капканом». «Эй, это настоящее лезвие — близко не подходи». Подобного очень, очень много. Так что тебе интересно, но ты очень осторожничаешь.

Помните свои чувства от первого просмотра «Пилы»?

На самом деле первым фильмом франшизы, который я посмотрел, была «Пила 2» — и только потом я бросился смотреть оригинал. Какие были чувства? Ох, бошку мне нормально снесло. Я не ожидал увидеть то, что увидел. И мне немедленно захотелось узнать, кто это придумал и снял. А это ведь максимальный комплимент фильму, не правда ли? Когда ты такой: «Так, кто это снял? Кто это написал?» Потому что давайте быть честными, когда мы обычно смотрим кино, то на титры внимания не обращаем. Особенно, если это фильм человека, чьи предыдущие работы ты не видел. А тут, после двоечки из «Пилы 2» и «Пилы», я немедленно бросился разведывать все, что можно, про их создателей.

Для вас «Спираль» — первый хоррор. Насколько сложно было попасть в подходящий для жанра тон актерской игры?

Да не могу сказать, что было прямо сложно. Тут вот какое дело: не то чтобы у меня до этого не было драматических ролей, но чаще всего мне приходилось играть в одном режиме. Либо я смешной, либо у меня драма. Но не одновременно. В каком-нибудь «Фарго» особенно не пошутишь. Понимаете? Так что «Спираль» пришлась ко двору — в ней была возможность все совместить. Отвлечь зрителя комедией — и потом шарахнуть по голове драмой.

Вы с самого начала хотели, чтобы это кино было встроено во франшизу «Пила», или же предполагали, что оно может стать самостоятельным, отдельным фильмом?

Смотрите, мне близко сравнение с «Кридом». Технически это «Рокки VII» — но по факту прекрасно работает и в отрыве от франшизы, отлично воспринимается, даже если вы не видели ни одного фильма о Рокки. Настолько, что они теперь уже третий фильм о Криде готовятся снимать. «Рокки IX», или «Крид 3», называйте это как хотите. Надеюсь, что для франшизы «Пила» я стану своим Майклом Б. Джорданом.

Насколько плотно вы были включены в работу над сюжетом и другими творческими элементами фильма? Ваш стиль юмора легко, например, узнать в шутках про «Нью-Джек-Сити» и «Форреста Гампа».

У нас вообще было такое негласное соглашение. Все комедийные элементы — на мне, а Даррен Линн Боусман со сценаристами и продюсерами отвечают за хоррор и расчлененку. Так что, да, монолог о Форресте Гампе и другие похожие сцены — это плоды моего труда и моих чудачеств. (после паузы) Эта тема с «Форрестом Гампом» — вообще-то оммаж «Бешеным псам». Помните сцену, где они сидят и обсуждают Like A Virgin Мадонны, при этом готовя оружие, собираясь идти и убивать.

А идея с тем, чтобы обыграть в сюжете злободневную тему полицейского насилия и коррупции в органах правопорядка, принадлежит вам?

Эта идея как таковая — нет. Но я могу похвастать тем, что придумал саму интонацию «Спирали», ее настроение. Если быть точным: это я предложил ориентир на «48 часов». Хорошо помните «48 часов»? Это вообще-то было довольно брутальное кино — в котором Эдди Мерфи еще и ухитрился быть очень смешным, при этом не нарушая ритм экшена и не мешая ему. Мне хотелось добиться того же эффекта, но в жанре хоррора. Ракурс полицейской коррупции придумали сценаристы «Спирали», и не сказать ведь, что это первое кино на эту тему. Так что когда мы снимали фильм, то особенно значения не придавали. А потом выяснилось, что попали в нерв времени — к сожалению. К сожалению, потому что я бы предпочел, чтобы тема полицейской коррупции не была актуальна и осталась в прошлом. Но мы не задумывали политического высказывания — пусть на каком-то уровне фильм им и оказался.

Желания снять «Спираль» самому у вас не было?

Вообще-то план был именно таким — чтобы я выступил еще и режиссером. Но реальность вмешалась. Когда я получил сценарии и съемочный план «Фарго», то понял, что совместить работу на обоих проектах в таком качестве будет нереально. Мне бы тогда пришлось вечерами после съемок в «Фарго» садиться за монтаж «Спирали» — часа на четыре каждый день. Это бы неизбежно сказалось на моей игре и концентрации. Я принял решение, что «Фарго» заслуживает моего всецелого внимания, и мы позвали снимать «Спираль» Даррена Линна Боусмана. Он отлично справился, как мне кажется.

Важная часть «Спирали» — линия отношений вашего героя с отцом, которого сыграл Сэмюэл Л. Джексон. Вы с ним раньше не работали, но знакомы ведь наверняка уже давно?

Мы знали друг друга. Но шапочно, мимолетно. И к слову, мимо Сэма особенно и не пролетишь — в том плане, что его только на площадке и можно встретить, а работает он буквально все свое время. Но несколько раз встречались. Каково было с ним работать? Ну, формально мы должны быть друг другу ровней. Другое дело, что я настолько уважительно к Сэму отношусь, что в итоге нервничал рядом с ним все время. Так что у меня ушла пара дней на то, чтобы наконец расслабиться. Честно говоря, я даже предпочел бы материал этих двух первых дней переснять — потому что лицо у меня было все время обалдевшее. «Вау, на меня орет чувак из "Криминального чтива"»! Полный сюр.

Ваше участие в этом проекте — как актера, сценариста, продюсера — может помочь ему выйти за пределы жанрового гетто, обрести аудиторию не только среди фанатов фильмов ужасов?

Наверное! Вообще, когда я выбираю для себя тот или иной проект, то первое, о чем задумываюсь, — как я в него вписываюсь, есть ли для меня в нем место. Второй вопрос — буду ли я в плюсе по итогам? И в случае «Спирали» ход моих мыслей был таким. Хоррор? Окей, в фильмы ужасов не так уж часто встроена качественная комедия. Вот, пожалуй, место для меня. Идем дальше. Достанется ли мне главная роль? Похоже на то. А значит, и я в плюсе. Что до жанрового гетто, то мне кажется, в «Спирали» хватает того, что любят фанаты франшизы «Пила» — то есть, хватает ужасов. Но также в ней хватает и того, что направлено на людей, которые никогда не смотрят хорроры. Так что, да, мы открываем двери для более широкой аудитории. С помощью комедии. С помощью проработанных отношений между героями. С помощью актерского состава, кстати. На кастингах фильмов ужасов ведь редко обращают внимание на актерскую индивидуальность — главное, насколько ты вписываешься в типаж. У нас не так.

Герой вашего последнего фильма как режиссера «Топ-5» транслировал свое мировоззрение с помощью рейтингов всего и вся: топ-5 рэперов, топ-5 маминых блюд и так далее. А каков ваш топ-5 фильмов ужасов всех времен?

Ох, бог мой. Я, конечно же, люблю классику: «Изгоняющий дьявола», «Омен», «Ребенок Розмари». Неспроста они стали классикой. Что еще? «Впусти меня» — невероятное кино, причем обе версии. «Другие» отличное кино, по-моему. Вот мой топ-5. А, да, я люблю все фильмы про вампиров. Вот мой новый бзик — снять кино про вампиров. Может быть, у вас есть идея? Дайте знать!

Фильм «Пила: Спираль» (Spiral: From the Book of the Saw) выходит в российский прокат 13 мая