Силовые структуры

«Мы держали оборону трое суток» Как телохранители защищали Горбачева от заговорщиков, воров в законе и террористов

Фото: Юрий Сомов / РИА Новости

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о том, как в разные годы в России и СССР охраняли первых лиц государства. Телохранители были рядом с царями, вождями и президентами в самые напряженные моменты истории, защищали их и знали многое о личной жизни объекта №1. В прошлый раз речь шла об охранниках Леонида Брежнева. Сегодня «Лента.ру» рассказывает, как была организована охрана последнего генсека ЦК КПСС и первого президента СССР Михаила Горбачева. Глава государства и его супруга не считались с мнением телохранителей и часто пренебрегали мерами безопасности. Однако охранники были готовы до конца защищать Горбачева от любых врагов, будь то заговорщики, затаившие обиду воры в законе или вооруженные террористы.

Став новым генсеком, Михаил Горбачев первым делом сменил охранников, служивших ему с 1978 года, на новую службу безопасности. Одним из требований главы СССР к составу личной охраны была «чистая биография» — Горбачев хотел, чтобы его новые телохранители не имели опыта службы у предыдущих советских вождей.

Однако руководитель «девятки» Юрий Плеханов принял решение поставить во главу группы охраны руководителя 18-го отделения Владимира Медведева, набравшегося опыта, работая с Брежневым. Медведев занялся организацией безопасности не только самого генсека, но и его супруги Раисы Максимовны, которая неизменно сопровождала Горбачева во всех поездках.

Была выделена охрана и для матери Горбачева Марии Пантелеевны — она жила на родине генсека, в ставропольском селе Привольное. После того как Горбачев стал первым человеком в СССР, всеобщий интерес к женщине резко вырос.

Личная охрана Горбачева состояла из четырех групп по шесть человек в каждой

Они работали либо посменно, либо с одним выходным в неделю. Формально служба безопасности генсека делилась на две части — выездную и внутреннюю. Последняя отвечала за охрану главы СССР во время его пребывания в квартире на улице Косыгина и на правительственных дачах. При этом особых привилегий, кроме спецнадбавок к зарплате, у телохранителей Горбачева не было.

Самое горячее время у выездной охраны наступало во время поездок Михаила Сергеевича как по стране, так и за рубеж

В это время за безопасность Горбачева отвечали 20 опытных офицеров крепкого телосложения, с навыками рукопашного боя и высоким интеллектом. Немногим позже к ним присоединились бойцы легендарного спецназа «Альфа».

Во время поездок главы СССР на автомобиле его безопасность, в зависимости от маршрута, обеспечивали чекисты на черных ЗИЛах, а позже — на Mercedes. Их руководитель Владимир Медведев при этом сопровождал Горбачева в его машине.

Михаил Горбачев и Владимир Медведев (справа)

Михаил Горбачев и Владимир Медведев (справа)

Фото: Юрий Сомов / РИА Новости

«Раздались крики и плач детей»

Во время каждой из поездок Горбачева дороги перекрывали ради его кортежа — от этой практики стали отходить лишь в последние годы правления генсека. При этом, как с предыдущими вождями, чекисты продолжали использовать практику фальшивых кортежей, чтобы потенциальные террористы не могли вычислить главу СССР. А во время движения автомобиля Михаила Сергеевича охрана в обязательном порядке вела видеосъемку окрестностей.

В одной из машин сопровождения обязательно сидел видеооператор, который снимал всех людей, попадающихся на пути следования кортежа. И так каждый день. Потом эти кадры проверялись на предмет появления в толпе одних и тех же лиц

из воспоминаний начальника штаба 9-го Управления КГБ СССР генерал-майора Валерия Величко

Первое испытание на прочность ждало охранников генсека в июне 1985 года в Ленинграде, куда Горбачев отправился на встречу с партийным активом. Безопасность мероприятия была организована на высшем уровне, но не обошлось без неожиданностей — в какой-то момент генсек решил пообщаться с собравшимися на месте людьми.

Хлынувшую к Горбачеву толпу с трудом сдержали дежурившие рядом с одним из памятников 200 милиционеров и чекистов.

Михаил Горбачев (в центре) во время визита в Ленинград. 1985 год

Михаил Горбачев (в центре) во время визита в Ленинград. 1985 год

Фото: Юрий Лизунов и Эдуард Песов / ТАСС

Но следующая попытка советского лидера «выйти в народ» около одной из станций ленинградского метро едва не привела к трагедии. Завидев выходящего из машины главу СССР и его жену, к кортежу бросились сотни людей. Чтобы обезопасить Горбачева, телохранители преградили путь толпе, но ленинградцев это не остановило.

Люди стали лезть через припаркованные машины, прижав к ним женщин и детей. Раздались крики и плач детей. Горбачев же продолжал разговор о перестройке и антиалкогольной кампании. Видя, что происходит, мы оттеснили Горбачева и сопровождавших его лиц к машинам, а сами еле выбрались из толпы. Отделались порванной одеждой и потерянными пуговицами

из воспоминаний замначальника 9-го отдела КГБ СССР Михаила Докучаева

«Это очень несерьезные игры»

В 1989 году произошел новый инцидент, заставивший охрану генсека изрядно поволноваться — во время своего визита в Киев Горбачев неожиданно для телохранителей приказал остановить машину, чтобы пообщаться с народом. Охрана успела взять Михаила Сергеевича в кольцо, но тут в его сторону из толпы полетел кейс.

Первым среагировал офицер Андрей Беликов: он схватил кейс прямо на лету и бросился с ним подальше от Горбачева

Телохранитель действовал столь стремительно, что сам Горбачев даже не понял, что произошло. К счастью, в кейсе была не бомба, а послание от очередного просителя.

Тем не менее поступок Беликова руководство КГБ оценило — он получил благодарность от руководства и ценный подарок. К слову, часто инициатором внезапных остановок генсека выступала его супруга Раиса Максимовна — к ее мнению Горбачев, как правило, прислушивался.

Раиса Максимовна Горбачева (в центре)

Раиса Максимовна Горбачева (в центре)

Фото: Борис Бабанов / РИА Новости

По воспоминаниям охранников, жена генсека всякий раз говорила: «Михаил Сергеевич, надо выйти к людям», — и тот командовал остановить машину. Своих привычек Горбачевы не оставляли и во время выездов за рубеж. Так, в 1985 году во время визита во Францию генсек с супругой решили остановиться на площади Бастилии, наводненной людьми.

С трудом отбив Горбачевых от толпы, охранники усадили чету в машину и продолжили было путь, как вдруг генсек вновь приказал остановить автомобиль и «вышел к народу».

Ситуация повторилась — охрана была вынуждена вновь противостоять шумной толпе

Впрочем, с рискованным поведением генсека сталкивались не только сотрудники «девятки», но и их зарубежные коллеги. Когда в 1987 году Горбачев посетил США, к нему приставили офицера для связи из американского Минфина. Дело в том, что в США секретная служба, обеспечивающая безопасность первых лиц, подчинялась именно этому ведомству.

Конечно же, генсек не упустил возможности пообщаться с простыми американцами — и тогда офицеру, не ожидавшему такого поворота, пришлось бить по рукам людей, тянувшихся к Михаилу Сергеевичу.

Когда мы вернулись в резиденцию, он [американский офицер — прим. «Ленты.ру»] показал мне, что весь мокрый, и через переводчика сказал: «Это очень несерьезные игры»

из воспоминаний начальника службы личной охраны Горбачева Владимира Медведева

Спецназ для генсека

Уже после возвращения из США Горбачев попытался было сменить костяк личной охраны — инициатором, как обычно, выступила Раиса Максимовна, впечатленная внушительными физическими данными одного из телохранителей Рональда Рейгана. По настоянию первой леди СССР телохранителями Горбачевых стали спецназовцы.

Пригласили ребят из спецподразделений КГБ, у которых рука была толщиной с две моих ноги

из воспоминаний начальника штаба 9-го Управления КГБ СССР генерал-майора Валерия Величко

Однако новые телохранители абсолютно не понимали специфики охраны Горбачевых: например, во время их совместных прогулок они шли вплотную к семейной паре, не обращая внимания на возмущение таким нарушением границ со стороны Раисы Максимовны. Терпеть такое она была не намерена.

Вот так мы и вернулись к традиционной охране. Охрана — есть охрана. Она знает, где нужно деликатно отойти, а где отходить нельзя. Это нарабатывается годами

из воспоминаний начальника штаба 9-го Управления КГБ СССР генерал-майора Валерия Величко

Все попытки вразумить Горбачева и заставить его отказаться от спонтанных «выходов в народ» наталкивались на резкий отпор — Горбачев (как годами ранее Хрущев) зачастую относился к охранникам пренебрежительно и к их мнению не прислушивался.

По воспоминаниям телохранителей, все их попытки донести что-то до Михаила Сергеевича пресекались фразами вроде: «Это что же, охрана будет учить генсека? Не бывать этому, не бывать!»

Подобная реакция была и у Раисы Максимовны

Между тем в 1988 году во время визита Горбачевых в Австрию телохранители были вынуждены заложить окна и перекрыть доступ на балкон квартиры, где расположилась чета, — меры предосторожности были связаны с камерами, размещенными на стенах дома напротив. Но охранники не учли одного: характера Раисы Максимовны.

Приехала Раиса Максимовна, я стал показывать дом, и она захотела выйти на балкон. И тут я сказал: туда, мол, нельзя. Ну и в ответ, конечно, услышал: «Кому нельзя?! Мне везде можно!»

из воспоминаний главы группы охраны Раисы Горбачевой Вячеслава Семкина

Воровской заговор

Охранникам Горбачева за годы его правления приходилось сталкиваться и с вполне реальными угрозами для жизни генсека. Так, в 1987 году к чекистам поступила информация, что главу СССР планируют устранить недовольные его политикой воры в законе — якобы своим «перестроечным движением» генсек затронул их интересы.

В частности, воров не устраивало создание хозрасчетных организаций: их сотрудники вели учет ресурсов советских предприятий, лишая криминальных авторитетов пространства для хищений.

Организаторами покушения на Горбачева, по данным спецслужб, стали грузинские воры в законе из кутаисского клана

Исполнителем преступления они назначили одного из своих подручных, Теймураза Абаидзе. Планировалось, что тот застрелит Горбачева на майской демонстрации 1987 года. Однако Абаидзе оперативно задержали чекисты, а дальнейшая его судьба неизвестна. По некоторым данным, он скончался в тюремной больнице, где мог быть отравлен.

Михаил Горбачев (справа)

Михаил Горбачев (справа)

Фото: Лизунов Юрий, Малышев Николай / ТАСС

А вот 38-летний слесарь из Ленинграда Александр Шмонов в 1990 году сумел совершить покушение на Горбачева. Причем за полгода до этого Шмонов стал слать в Политбюро ЦК КПСС письма с угрозами. В них отправитель требовал проведения всенародных выборов, разрешения частной собственности и изменения структуры власти с учетом многопартийности.

Если же власти проигнорируют его требования, предупреждал социал-демократ Шмонов, он перейдет к решительным действиям. При этом генсека ленинградец ненавидел люто — он винил главу СССР в гибели жителей Тбилиси, убитых при проведении антикоммунистического митинга в 1989 году, а также 134 бакинцев, погибших при штурме города в ходе карабахского конфликта.

Осенью 1990 года Шмонов понял, что его требования никто выполнять не собирается, — и приступил к подготовке покушения

Слесарь получил охотничий билет, на этом основании приобрел немецкое ружье и переделал его в обрез. 7 ноября Шмонов примотал обрез бинтами к телу. Это была хитрость на случай досмотра: в случае интереса со стороны правоохранительных органов слесарь планировал сообщить о якобы недавно перенесенной операции.

Ему оставалось лишь внедриться в одну из колонн демонстрантов, которые формировались из жителей Бауманского района столицы. Дважды бдительные москвичи, не признав в Шмонове соседа, изгоняли его из числа демонстрантов. Но в конце концов ему удалось влиться в колонну, которая в общем потоке оказалась восьмой.

«Будут непредвиденные жертвы»

Около 11:10 стрелок оказался в 150 метрах от Мавзолея, на трибуне которого находился Горбачев и другие партийные лидеры. Отступив от толпы демонстрантов на три метра, Шмонов, находясь у здания ГУМа, вскинул обрез и начал целиться в генсека — полагая, что тело политика защищает бронежилет, террорист рассчитывал попасть ему в голову.

Однако происходящее вовремя заметил сержант 1-го полка патрульно-постовой службы Мосгорисполкома Андрей Мыльников, сопровождавший колонну.

У меня такая мысль мелькнула — если я сейчас попытаюсь его сбить с ног, этого человека, который с ружьем, то, возможно, он сделает несколько выстрелов, и будут непредвиденные жертвы. Была только одна мысль — прыгнуть на него и схватиться двумя руками за стволы ружья

Андрей Мыльниковсержант 1-го полка патрульно-постовой службы Мосгорисполкома

Подбежав к террористу, Мыльников схватился за стволы обреза и направил их вверх — спустя мгновение грянул выстрел. Стоявший рядом с Горбачевым Медведев тут же прикрыл политика своей спиной, а Шмонов и Мыльников вступили в схватку, в ходе которой террористу удалось выстрелить еще раз — пуля попала в здание ГУМа.

Задержание Александра Шмонова после попытки покушения на Горбачева. 7 ноября 1990 года

Задержание Александра Шмонова после попытки покушения на Горбачева. 7 ноября 1990 года

Фото: Сергей Субботин / РИА Новости

На помощь сержанту бросились курсанты Московской высшей школы милиции — общими усилиями стрелка наконец удалось скрутить и затащить внутрь универмага. Дальнейшая участь слесаря была такой же, как и у Виктора Ильина, который планировал убить Брежнева, — Шмонова признали психически больным и отправили в лечебницу, где стрелок провел три с половиной года.

«Грязные ругательства в адрес Горбачева»

Опасности неизменно подстерегали Горбачева и во время его зарубежных турне. Так, в апреле 1991 года в ходе визита президента СССР в Японию охранники были жестко скованы рамками негласного договора с местными спецслужбами — им разрешалось иметь при себе всего три пистолета.

Главным оружием телохранителей генсека оказалась лишь собственная бдительность — во время традиционно внезапной прогулки Горбачева по Токио его охрана находилась в максимальной близости к советскому лидеру, постоянно ожидая возможного нападения.

Как оказалось — не зря: в тот день японские полицейские задержали около сорока местных жителей с холодным оружием

В ходе допросов выяснилось, что все задержанные действительно собирались напасть на Михаила Сергеевича.

Загадочный инцидент случился летом того же года в Швеции на церемонии в честь присуждения Горбачеву Нобелевской премии мира. Во время выступления генсека одна из присутствующих в зале женщин (уроженка Афганистана) с букетом в руках внезапно устремилась в сторону трибуны.

Михаил Горбачев на вручении Нобелевской премии

Михаил Горбачев на вручении Нобелевской премии

Фото: Alexander Zemlianichenko / AP

Она успешно миновала кордоны шведской охраны, но на последнем рубеже была остановлена бдительными телохранителями Горбачева. На просьбу пропустить ее для вручения цветов лауреату охранники ответили категорическим отказом.

Поняв, что к трибуне пройти не удастся, женщина вдруг стала громко кричать грязные ругательства и проклятия в адрес Горбачева. В другом конце зала ее так же громко поддержал мужской голос...Только теперь спохватилась шведская охрана, женщину и мужчину вывели из зала

из воспоминаний начальника службы личной охраны генсека Владимира Медведева

Оружия при задержанных не оказалось, однако не исключено, что букет мог быть каким-либо образом отравлен. Впрочем, итоги следствия по этому инциденту так и не стали достоянием общественности.

Морские стражи

В дни августовского путча Горбачев находился на своей государственной даче №11 (объект «Заря») в крымском поселке Форос. Охрана этого объекта, как и других загородных резиденций генсека, была организована на высшем уровне.

Так, резиденция генсека «Барвиха-4», расположенная вблизи подмосковной деревни Раздоры, по всему периметру была оборудована электросигнализацией, а на ее территории размещалось сразу несколько сторожевых постов — когда на объекте находилась чета Горбачевых, посты перемещались ближе к границам участка.

Особое внимание уделялось кухне — чтобы Горбачевых не отравили, все этапы приготовления пищи и подачи блюд тщательно контролировали чекисты

Такой же контроль за питанием генсека был организован и в крымской «Заре». К слову, строительство дачи обошлось госбюджету в 15 миллионов рублей, а безопасность объекта обеспечивали около 500 человек.

Михаил Горбачев (в центре)

Михаил Горбачев (в центре)

Фото: Мусаэльян Владимир, Песов Эдуард / ТАСС

У «Зари» было три рубежа охраны, состоящих из 11 постов. При этом безопасность резиденции Горбачева, помимо сотрудников «девятки», обеспечивали бойцы спецназа «Альфа». А за периметром президентской дачи службу несли 34 наряда Форосской заставы Крымского погранотряда (200 офицеров и матросов).

Морское пространство рядом с «Зарей» охраняли пограничные корабли, подводная сверхчувствительная сигнализация, а ближе к берегу — боевые аквалангисты.

В случае, если семья Горбачевых отправлялась на морскую прогулку, с воздуха их сопровождал вертолет «Ми-8»

Перед пешими прогулками главы СССР весь маршрут обследовался служебными собаками, а охранники располагались в кустах, чтобы не нарушать покой генсека. Безопасность крымских поездок Горбачева обеспечивали около 70 сотрудников местных управлений ГАИ и УВД, не считая чекистов и пограничников.

Дачный арест

К 1991 году в 9-м управлении КГБ СССР произошли перемены — от него отделилась структура, занимающаяся техническо-эксплуатационными вопросами.

Сама же «девятка» отныне была нацелена лишь на охранные функции. К слову, некоторые сотрудники службы личной безопасности Горбачева выступили за более радикальные перемены — а именно вывод управления из подчинения КГБ и его передачу под прямое руководство самого Михаила Сергеевича.

Разговоры о том, чтобы вывести охрану президента СССР из-под крыши КГБ, велись давно... Во всех цивилизованных странах охрана подчинена президенту. Мы, охрана, и я в том числе — были за. А Плеханов (начальник 9-го Управления) — против.

из воспоминаний начальника службы личной охраны генсека Владимира Медведева

Сам Горбачев не поддержал эту идею, но события августа 1991 года показали, как сильно он ошибался. 18 августа из хозяина ситуации Горбачев фактически превратился в пленника: в Форос из Москвы прибыла делегация вместе с главой 9-го управления Юрием Плехановым. Визитеры потребовали ввести в стране режим ЧП.

Дача в Форосе, на которой во время августовского путча находился Михаил Горбачев. 1991 год

Дача в Форосе, на которой во время августовского путча находился Михаил Горбачев. 1991 год

Фото: Сергей Чистяков / ТАСС

Плеханов отозвал в Москву главу президентской охраны Медведева, поставив на его место Юрия Климова. Около генсека остались порядка 30 человек из состава личной охраны, которых дезориентировал отъезд руководителя.

Мы остались одни. Что делать? Охранники собрались, посовещались и заняли круговую оборону. И когда Плеханов попытался пройти, ему пригрозили, что откроют огонь. Так мы держали оборону трое суток — вокруг территории и дома

из воспоминаний одного из охранников Михаила Горбачева

Тем не менее охранников обязали не выпускать президента за пределы дачи, а внешняя связь в «Заре» была отключена, что фактически означало: Горбачев попал под домашний арест. Вместе с парламентерами из Москвы прибыли 15 вооруженных чекистов, которые заняли позиции на КПП выездных ворот, дежурной части и гаража.

Приказ был — никого не выпускать. Я попытался уточнить — но мне дали понять, что речь идет в том числе и о Горбачеве. Мы продолжали функционировать в прежнем режиме — техническом и охранном, — усилив лишь посты. В остальном от выполнения своих обязанностей мы не отходили. Лично моей задачей было — не допустить ни единого выстрела

из воспоминаний генерал-майора КГБ Льва Толстого

Сам Горбачев ожидал своей участи сравнительно спокойно — по воспоминаниям телохранителей, он лишь просил их обеспечить связь с Москвой и привезти на дачу врача, лечившего его застарелый радикулит. Но, услышав, что ему придется остаться в «Заре» на неопределенный срок, доктор от поездки отказался.

Финал «девятки»

После того как попытка госпереворота потерпела крах, и Горбачев оказался в Москве, он вплотную занялся реформой своей службы безопасности. Пришел конец многолетнему существованию знаменитого 9-го управления КГБ СССР: оно было преобразовано в Управление охраны при аппарате президента СССР.

Его возглавил сначала пользовавшийся доверием президента Вадим Бакатин, а затем — полковник Владимир Редкобородый

При этом само Управление находилось в прямом подчинении Горбачева. В его состав вошел и выведенный из-под контроля КГБ спецназ «Альфа».

Юрий Плеханов был уволен со службы и стал обвиняемым по «делу ГКЧП». Попал в опалу и Владимир Медведев: его отъезд из Фороса Горбачев счел предательством, которое не простил.

В Москве, помню, нас встречал в том числе и Медведев. Он попытался сесть, как обычно, в машину Горбачева. Но тот ему не разрешил

из воспоминаний одного из охранников Михаила Горбачева

Медведева в качестве руководителя личной охраны Горбачева сменил майор Валерий Пестов. Но все эти меры, направленные на усиление безопасности, не помогли Михаилу Сергеевичу удержать власть — его влияние, ослабленное августовскими событиями, начало стремительно падать.

После того как руководство страной окончательно перешло к первому президенту России Борису Ельцину, тот сократил службу охраны Горбачева всего до 20 человек. В основном это были те люди, которые находились вместе с первым (и последним) президентом СССР в Форосе. Остальные телохранители Горбачева ушли на «вольные хлеба».

В какой-то момент после Беловежской Пущи нас собрали и сказали приблизительно так: «Свободны, ребята. Куда хотите, туда и идите». Осталась, конечно, какая-то обида. Дело было не в трудоустройстве — нас брали нарасхват. Просто жаль, что мы разбежались

из воспоминаний одного из охранников Михаила Горбачева

Продолжение следует.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru