О. не негр, а П. не афророссиянин

Для "афроамериканца" в русском языке издавна существует политкорректный перевод

Один и тот же человек может называться по-разному. Все зависит от того, где он в данный момент находится. Выходец с Кавказа, например, некоторыми в России будет описан как "черный". А попади он в Африку или в Америку, и его назовут "белым". Дальше – больше. В каждой стране есть люди, и возможно их даже большинство, которые пользуются при описании других людей грубыми традиционными прозвищами. СМИ стараются эти прозвища не употреблять и как бы воспитывают в этом духе людей. Но далеко не все согласны видеть в СМИ коллективного воспитателя. Нужна просто ясная картина происходящего. Например, того, что происходит в политическом языке. А тут бывают очень трудные случаи, с которыми наука и политика справляются из рук вон плохо. С "негром" это как раз такой случай.

В США несколько десятилетий не утихает борьба с языковой дискриминацией. В чем смысл борьбы за – сейчас будет труднопроизносимое! - недискриминационное словоупотребление? В том, чтобы носитель языка научился не узнавать в называемом человеке его пол, цвет кожи, разрез глаз, увечье. Человека нельзя назвать "инвалидом" или "слепым", потому что это морально его припечатывает. Нельзя назвать "черным", потому что "черное" в западной культуре хуже "белого". Вообще упоминать цвет кожи собеседника или третьего лица означает для носителя языка непроизвольную дискриминацию. И тогда придумали слово "афроамериканец". Тут не обошлось без логической несуразицы: это понятие припечатывает человека как раз не как американца, а как выходца из Африки, хотя конкретные негры могут и не хотеть, чтобы их вдруг начали ассоциировать с Африкой, откуда их прародителей привезли в Америку иногда на несколько поколений раньше, чем каких-нибудь "евроамериканцев", которых, кстати, пришлось придумывать для симметрии. Значит, вместо традиционного "черного", или "негра", американцы придумали политкорректное, не жалящее, не оскорбительное слово. Мы поняли, почему они его придумали. Но вот зачем его употреблять и после того, как население отучилось видеть в человеке с темным цветом кожи "чернокожего", "негра", "черного"?

Как поступить с политкорректным словом по миновании надобности в нем? Этот вопрос не проще, чем вопрос о хранении отработавшего ядерного топлива. Политкорректное с точки зрения сегодняшнего нейтрального указания на происхождение человека, оно этим актом прописки "американца" в Африке вместо метки "цвет кожи" просто подсовывает другую метку: "историческая родина", "культурная идентичность". Пометив бывших белых как "евроамериканцев", а бывших черных как "афроамериканцев", борцы и борчихи с дискриминацией сегодня уравнивают эти группы населения на общей географической шкале. Но они не могут предвидеть, какие словесные последствия вызовет укоренение такого метода образования новых политкорректных слов завтра.

Мой неполиткорректный попутчик по электричке на прямой вопрос, как он относится к тому, что в США президентом избран афроамериканец, ответил так:

"Ну какой он, н... х.., негр?! Он же по-любому белый, просто смуглый, отец там, то-се. У нас ваще непонятно, кто отец. Не по жене же считать. А у Обамы, говорят, и акцента негритянского нету. Белая кость!"

Поскольку я воспитан в духе уважения к так называемому простому человеку, то и к его политологическому анализу, пусть произведенному средствами простого языка, предлагаю отнестись со всей серьезностью. Обратим внимание на то, что слово "афроамериканец" мой собеседник перевел на политкорректное русское слово "негр".

Завезенное в 17 веке в Россию из Франции, это слово до настоящего времени широко ходит в разговорном языке в трех основных значениях. Первое – переносное: у нас "негром" называют преимущественно человека, выполняющего за кого-то трудоемкую и плохо вознаграждаемую работу. Второе значение – человек с очень темным цветом кожи, возможно, выходец из Африки. За годы холодной войны окрепло и третье значение – "чернокожий житель США, которому отказано в гражданских и политических правах". В последние несколько десятилетий, когда до России стали докатываться западные дебаты о политической корректности, негров, живущих в России, некоторые стали называть "афророссиянами". Там, где каждый – сам немножко "негр", которому и хочется зажить, "как белый человек", но вечно что-то мешает, эта политкорректность воспринимается не как американское, а как советское идеологическое изобретение. Вроде "лица кавказской национальности".

В Америке из одной вежливости надо говорить так. Судя по дискуссиям в Рунете, многие иммигранты из бывшего СССР там страдают от невозможности выплеснуть на своих соседей все свои расистские представления. А говорящим по-русски у себя дома, в метрополии, преодолевать приходится свои, а не чужие комплексы. А тут "негр" как раз политкорректнее "афроамериканца" и уж тем более "афророссиянина". Даже и говорить не буду о единственном нашем как бы настоящем афророссиянине – Пушкине, который назвал себя ни много ни мало "безобразным потомком негров". А если в России негр – это часть самосознания солнца русской поэзии, большого труженика, кстати, то и ясно, что политолог из электрички поступил совершенно правильно, переводя заморского "афроамериканца" политкорректным русским "негром". Американскому же автору вполне законно будет нашего "негра" переводить на свой язык как "African American". Именно этот социально-исторический подтекст русского слова и имеется в виду по-русски, когда слово "негр" употребляется не в значении "пашущий задарма как Папа Карло".

Да, расизм присутствует в русском речевом обиходе. Просто выражается он не словами "негр", "монгол" или "чеченец". Перевод "негра" в "афророссиянина" лицемерно перерубает другую связку – с тем расистским речевым подпольем, где обитают "элкаэны" и "чурки", "черножопые" и "чичи", "жиды" и "узкопленочные", не допущенные в СМИ, но вполне живые в устном обиходе. Черноволосого кавказца афророссиянином не назовешь. Стало быть, тем, кто желает непременно следовать правилам политической корректности, надо не обезьянничать перед старшим братом по разуму, а искать что-то свое.

Исторический смысл политкорректности состоит в постоянном отыскивании более правильных на данный момент слов взамен менее правильных. О том, что бывает, когда торопятся, напоминает старый анекдот: вместо пословицы "незваный гость хуже татарина" решили внедрить пословицу "незваный гость лучше татарина". Ясное дело, политически некорректным остается объявить само слово "татарин". Но если человек – татарин, то ему такое обращение с этим словом вряд ли понравится, а смысл неполиткорректной исторически укорененной пословицы ему объяснят в школе, она как раз для этого и существует.

Итак, переводя на современный русский язык высказывание моего попутчика, делаем вывод. Говоря о президенте США Бараке Обаме, мы не называем его "негром" не потому, что тот там у себя, за океаном - "афроамериканец", а потому, что он не "негр". Для нас, внешних наблюдателей, Обама как раз просто "а-ме-ри-ка-нец". Как американское ухо не слышит в его речи "негритянского акцента", так русскому глазу не должен быть виден цвет его кожи. Вы же не напоминаете Жириновскому, что он – "сын юриста"? Значит, можете, когда захотите!

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня
Сьюзи Гудолл

Гонка безумцев

Они мечтали обогнуть Землю и разбогатеть. Один сошел с ума, другой пошел ко дну