Необратимость

Про то, как хипстеры обрели свою "темную сторону"

Возможно, я путаюсь в датах, но вроде бы слово "хипстер" я впервые услышала года полтора назад. В очень характерном контексте: "Где увидишь хипстера - там его убей!" Мне было немножко неловко, когда оказалось, что многие мои друзья этим словом давно уже пользуются. Осторожно, чтобы не выдать собственное невежество, я стала вытягивать из них сведения о том, кто это такие. Ничего вразумительного таким образом выяснить не удалось. На мою голову обрушилась куча знакомых, полузнакомых и вовсе не знакомых названий: "Солянка", "Винзавод", "Республика", Look At Me...

Я полезла в "Гугл". Минуты через две я уже читала статью Юрия Сапрыкина в "Афише" под названием "На сложных щах", которая, я так понимаю, и зарегистрировала феномен. Потом попыталась почитать Look At Me, который считается (ну, тогда считался, по крайней мере) главным хипстерским печатным органом. Много не осилила, но суть вроде уловила. И обнаружила хипстера в себе. Инди-рок - люблю. Арт-хаус - тоже в основном люблю. Винтаж, фьюжн и другие модные иностранные слова - тоже иногда люблю. И молескин, и iPod - имею. И кеды - ношу.

Обнаружилось, что я не просто так слушаю Arctic Monkeys и Dresden Dolls, не просто так смотрю Чарли Кауфмана и Дэвида Линча и даже кеды не просто так ношу. Оказалось, что это тренд такой, и я его уловила сама собой, без подсказки со стороны.

Вскоре, однако, выяснилось, что признавать себя хипстером неприлично. То есть быть - можно, а признаваться - неприлично. Сразу все начнут смеяться, показывать пальцем и дразниться, как в детском саду: "Хииипстер! Хииипстер!" Причем дразнить и смеяться будут люди в коротких обтягивающих клетчатых штанах, в кедах, в ярких шарфиках, с айподом в ушах, с молескином и журналом Esquire (вариант: с книжкой какого-нибудь непроизносимого латиноамериканского или японского писателя, недавно изданной "Иностранкой") в сумке, по пути из галереи "Гараж" в клуб "Солянка". Тот самый главный хипстерский печатный орган Look At Me и вовсе объявил хипстеров "ненавистью года".

"Как все запутано..." - подумала я. Но голову ломать не стала. Плюнула, забросила подальше молескин, закачала в айпод The Strokes - и стала жить дальше, уже не слишком заботясь, в тренде я или не в тренде.

И вот недавно блогосфера вдруг заполнилась вопросами "А кто такие хипстеры?" Потом началась вся эта вакханалия с Meat Look, с перепиской Олега Кашина, Станислава Яковлева aka Ортега и встрявшего в разговор Мистера Паркера. (Если эта истерия в свое время прошла мимо вас - лучше не пытайтесь сейчас во все это вникнуть. Серьезно, не надо.)

Размышляя о хипстерах, я пришла к выводу, что им чего-то не хватает, чтобы стать настоящей субкультурой, вроде битников, хиппи, яппи, панков, эмо и прочих. Не сочтите за цинизм, но я была уверена, что хипстерство должно было исторгнуть из себя нечто ужасное и уродливое, обзавестись собственной "темной стороной". Ну, как Чарли Мэнсон у хиппи, или вскрытие вен у эмо, или, я не знаю, постаревший потный Игги Поп.

И - свершилось. Модный художник, молоденькая модель, алкоголь, много алкоголя (плюс, кажется, наркотики - но это уже только отдаленными намеками), изнасилование, побои... Один хипстер, леденея от ужаса, сидит, скорчившись, в ванне и закрывает голову руками, чтобы не слышать пьяного рева другого хипстера и отчаянных воплей жертвы. Потом он не может спать, эти вопли преследуют его, он мечется, пытается оправдаться в собственных глазах и в глазах окружающих, что-то исправить. А тот, другой, модный художник, только смеется над ним в один голос со следователем, у которого "и без того дел хватает". Он циничен и жесток, он бравирует своим пристрастием к "жесткому сексу", для него самое тяжкое оскорбление - "дрочила", а высшая похвала - "у него бы отсосала любая прямо в 'Солянке'"! Настоящий гламурный подонок в самом прямом и самом полном смысле.

Вся эта дичь и мерзость - как будто плод воспаленного воображения до извращения натуралистичного "проблемного" писателя или сценариста. Вот она, "темная сторона".

Модные тенденции, говорите? Актуальные тренды? Современная литература? Айподы-молескины, шмотки-аксессуары?

Фигушки, настоящая субкультура начинается с мерзости.

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня
Сьюзи Гудолл

Гонка безумцев

Они мечтали обогнуть Землю и разбогатеть. Один сошел с ума, другой пошел ко дну